Переписка материалистов
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
moderator


Сообщение: 13
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.08 12:27. Заголовок: Мысли по поводу рецензии Петра Авена на роман Захара Прилепина «Санькя» в журнале «Русский пионер»


Мне кажется симптоматичным, что именно сегодня на перекрестке исторических дорог началась какая-никакая дискуссия об идеологии в нашей стране. Буржуазное мировоззрение, хотим мы этого или не хотим, должно пробить себе дорогу, как более прогрессивная идеология. Но старые путы не желают отпускать, кажутся многим моим согражданам «правильными», «справедливыми», а новое миропонимание - «хищнической», «грабительской». И всё же в нашем обществе потихоньку, помаленьку происходит смена мировоззрения граждан, а это многих пугает. Страх же плохой советчик, он заставляет защищаться. В том числе и написанием, и изданием книг подобных роману Захара Прилепина «Санькя» (http://www.zaharprilepin.ru/ru/pressa/aven-protiv-prilepina.html/). Много их сейчас развелось. Могу в качестве примера привести ещё и книгу Евгения Зубарева «2012. Хроника смутного времени» (М:, «АСТ», Санкт-Петербург, «Астрель-СПб», 2008). Это типичный образец командно-административного мышления, где речь вовсе не идёт ни о производстве, ни о любви, ни о вообще нормальной жизни. Только культ силы, война «своих» против «чужих». Конечно, бывают и такие времена. Но уж больно автор смакует данное патологическое состояние. Возникает впечатление, что он даже ждёт (а может не прочь и создать) смутное время. И вот тогда в условиях настоящей войны новые чиновники из низов покажут, какие «слабаки» и «слюнтяи» все вокруг. Именно они, преподносится нам, окажутся истинными спасителями России. Солдат выходит на первый план, и общество строится по-армейски: строго иерархично, командно-администртивно, безжалостно и по ранжиру. Со всеми атрибутами поклонения новому вождю. Но это я отвлёкся.

Если же обратиться не к самим произведениям, а к рецензии, то во многом и даже почти во всём соглашаясь с мнением Петра Авена, я несколько глубже посмотрел бы на причины такого «странного», извращённого, на взгляд автора рецензии, мировоззрения россиян. По его мнению, всему виной лишь зависть, лень и страх отдельных личностей. Видимо, и оптимизм самого Петра Авена происходит из надежды, что российские бабы нарожают независтливых, трудолюбивых и бесстрашных ребятишек и вот уж тогда … Сомневаюсь я, однако, как говаривал один киношный персонаж. Мировоззрение человека достаётся ему не в наследство от родителей, оно воспитанием прививается. «Бытиё определяет сознание» - как-то заметил один классик. Что же за бытиё такое у нас стране, что вбивает в головы своих подопечных такое, мягко говоря, удивительное сознание. А ничего удивительного в этом, в общем-то, и нет. Если вспомнить, что всё наше многонациональное советское население жило и воспитывалось при феодальных порядках, то все типичные черты этой отсталости и убогости сразу бросятся в глаза. Это прошлое (да во многом и настоящее) выплескивается из речей и поведения россиян. Именно чиновники (феодалы, бюрократы), будучи у власти, формировали общественное сознание моих сограждан. И формировали, естественно, по образу своему и подобию. А что характерно для феодального (чиновничьего, бюрократического), опирающегося на иерархическую силовую структуру власти, мировоззрения?

1. Культ силы

Именно в тех обществах, где правила и правит бал феодальная (чиновническая, бюрократическая, командно-администартивная) власть – как бы она себя не обзывала: египетское фараонство, китайское мандаринство, средневековая европейская монархия, российское самодержавие или путинскаая демократия, - только в этих социумах сила перевешивает всё остальное. Это буржуа интересуются потребностями людей и нацелены на выгоду (справедливости ради надо сказать не всегда справедливую и законную), а чиновник, облачённый властью (назовите его хоть феодал, хоть бюрократ, хоть отцом родным), думает лишь о самой этой власти. А власть – это и есть сила, сила же порождает власть. Как сказал один мой знакомый: бюрократ счастлив не с женой, а только с властью. Соответственно, и обществу навязывается такая идеология, что именно сила решает всё. Даже свои памятники и надгробия бюрократы всегда возводили так, чтобы они впечатляли своей мощью и силой: повыше и помонументальней. Так каким же ещё могли быть простые смертные? Только лабыми и униженными, но лелеющими мечту, что если бы они были посильней, то уж тогда бы они бы ….

Из той же навозной кучи растёт и любовь нашего народа к военным парадам, военной технике, милитаристская риторика. Везде мы ведём борьбу: хоть за урожай, хоть за господство в мире. Везде у нас фронты и бойцы. Буржуа в противовес этому, урожай обычно убирает, а господство предпочитает экономическое. Только чиновничество – будь то американское, будь то китайское, будь то российское – понимает только одно доминирование – с помощью автомата.

2. Ориентация на идеалы

В стародавние времена, когда власть чиновников была наследуемой, требовалось как-то оправдать в глазах всего общества такое положение дел. Вот и вбивалось в головы простодушных подданных, что власть – это не просто некая функция управления (как в буржуазных странах), а нечто сакральное, и достаётся она лишь избранным. Избирателем только тут объявлялись либо предки, - отцы и деды нам наказ такой оставили, либо сам верховный иерарх – Господин Бог. Соответственно, и служить все были обязаны именно этому идеалу: либо предками определённому, либо Богом избранному. Позже, когда народец стал пограмотней, то и легитимность этих процедур стала вызывать у него сомнения. Ввели некие процедуры избрания, которые на самом деле являются лишь декорациями, а на место нового идеала возвели национальную идею, или служение отечеству. И все строго должны опять же служить (заметьте, не работать, а служить; нам даже терминология привычнее именно бюрократическая) на некое благо какого-то народа. Что это такое никто не представляет. Но это именно то, что доктор (точнее, бюрократ) прописал. Всю дорогу ищется некая национальная идея, чтобы каждый россиянин (китаец, монгол, зулусец и т.д.), не щадя живота своего надрывался бы на претворение в жизнь грандиозных планов Великого вождя стаи, ибо именно он и является олицетворением этого самого мистического «Блага». А подданные этого Вожака должны быть, конечно же: трудолюбивыми, самоотверженными, но при этом ещё и покорными, смиренными, терпеливыми, почтительными, и желательно, чтоб всегда были сыты политинформациями. А то ещё есть попросят. (См. «Кодекс строителя коммунизма»).

Так воспитывались мы, так до сих пор воспитываются и наши дети. «Смысл жизни в борьбе» - твердили нам, октябрятам. «За жабры её пионерия, за хвост её – комсомол» - висел плакат в моей родной школе, пугая меня своим акульим образом. А героем того нашего времени был Павка Корчагин, который в одном сапоге и разодранных штанах строил эту чёртову узкоколейку во благо всего трудового народа. И умер героем. Вот это силища! Зачем думать, искать выгоду, пытаться всё делать эффективнее - когда такие парни «в стране советской есть». Стахановцы, передовики! «Гвозди бы делать из этих людей, не было б крепче на свете гвоздей». Сила есть ума не надо. Именно такие герои и нужны были стране Советов, стране, где власть принадлежала далеко не трудовому народу, а всего лишь красным бюрократам. В отечестве, где эти самые отцы народа ни в грош не ставили человеческую жизнь. Если при капитализме общество вынуждено ориентироваться на личность, так как без уважения к моим потребностям (и не только материальным) мне товар не продашь, то при феодализме ориентируются на мистику, на туманные идеалы, так требуется скрыть истинный источник власти – грубую физическую (но не безоружную) силу. Такие знания, в точки зрения власти, опасны, пусть лучше подданные в облаках абстракции витают. Потому россияне так любят рассуждать о духовности, благородстве, идеалах и прочих далёких от реальности категориях.

3. Патернализм

Чиновник - он по сути своей винтик управленческого аппарата, а отсюда и вся его идеология. Раз он привык жить в иерархичной системе, то и общество должно выстраиваться по ранжиру. На самой головокружительной верхотуре пирамиды - главнокомандующие чиновники, внизу подданные, а буржуа так как-то сбоку и по серединке жмутся – равноудалено (кроме, близкоприближённых). Всем, естественно, командует старший иерарх, а подчинённые ему лишь верноподданнически обязаны эти команды выполнять. А не то к ним доктора пришлют. Ну, соответственно, и общество, то есть подданные, выстраиваются на плацу и вышагивают строем. Раз Отец народов приказал, умрём, но выполним. Богомазаник не может ошибаться и не нам, смертным, обсуждать команды его. Отсюда же и постоянный культ личности главного иерарха. Чиновническое (бюрократическое, феодальное) общество и в данном разрезе постоянно в своей среде воспроизводит те порядки, которые царят на Олимпе. Даже семья у нас всё ещё патриархальная. И так мы к этому привыкли и впитали с молоком матери, что ни у кого не возникает даже желания покрасить стены своего изгаженного подъезда, или отремонтировать покосившуюся входную дверь. Мы привыкли, что чиновник должен об этом позаботиться. Без команды с верху ничего делать нельзя. Субботник в собственном дворе, который нужен нам, живущим в этом дворе, организуется не по «велению сердца», а под окриком чиновника. Так и будем на мотоциклах биться, пока все не погибнем, но хотя бы даже поднять вопрос о дорогах на ум не придёт. Нас приучили, что дети должны безропотно ждать решения и действий Отца. Также как низовой чиновник никогда не проявит инициативы без директивы сверху, так и мы все будем ходить по лужам в свои дома, попадать под упавшие с крыши сосульки, будем натыкаться на хамство в государственных поликлиниках, но будем молчать и терпеть. Мы же хорошие «дети». Нас очень здорово воспитали эти чиновники от власти. (Разве что очень уж мы обидчивые, ну прямо, как малые дети).

4. Барство и холопство

Статус любого чиновника определяется его местом во властной структуре, а само занимаемое им место зависит не от таланта или трудолюбия, а от благосклонности начальства. Отсюда подхалимаж, угодничество и прочие приятные для начальника презенты. Другой своей стороной, чиновник и сам начальник над другими, менее удачливыми, а посему в отношении к ним сквозит хамство, спесь, пренебрежение человеческими качествами и прочие мазохистски принимаемые низами «достоинства» верхов. «Кто повелевает – тот сам готов подчиняться, кто унижает – готов унижаться». В основе своей чиновники – это смесь барства и холопства, кроме, конечно, самых верховных иерархов, у которых нет начальника выше, окромя Бога. Понятно, что, по мнению, чиновника, простые граждане барами быть не могут, они лишь холопы. Ну, и вести должны себя соответственно: перед чинушей следует «шапку ломать», кланяться, просить и взятки давать. А он уж решит - достоин ли ты его внимания. И этот урок мы освоили крепко.

5. Самоутверждение за счёт других

Вверх по иерархической лестнице любой чиновник взбирается в основном за счёт своих же собратьев, чиновников. В их среде идёт постоянная борьба за своё место под солнцем. И если кто смог спихнуть своего «соседа» со ступеньки на этой лестнице, тот и молодец. А спихнуть его можно не столько, ублажив своё начальство, этим можно только своё место сохранить, сколько подложив свинью своему «сотоварищу» по властному цеху. Вся жизнь чиновника – это цепь всевозможных интриг и подсиживаний. Отсюда в их среде рождаются: зависть, подозрительность, доносительство и прочие обычные для тех мест качества. Вот и население от них набирается ума разума. Зависть к соседу не пресекается, а поощряется, ибо привычно. Доносительство приветствуется, так как эти действия производятся по обычным чиновничьим правилам. Кто к чему привык, тот то нормой и считает. И даже такая присущая нашему населению, казалось бы, странная черта, что мы получаем удовлетворение от того, что соседу хуже, чем мне самому, объясняется обычной чиновничьей нормой. Ведь у них как – победа в схватке определяется не столько подъёмом вверх, сколько падением вниз соседа. Пусть даже чиновник и опустился на ступень вниз, но соперник то вообще вылетел из обоймы. Это приятно. Это даёт ощущение своей значимости. Хоть кого-то сбросил в пирамиды интриг. Ну, а яблоко, как известно, недалеко от яблони падает.

6. Отношение к труду

Чиновник – это командир. Ему по статусу не положено заниматься физическим трудом. Все вокруг командуют, распоряжения отдают, контроль осуществляют, а этот дурак землю копает. Если точно известно, что команды копать не было, то точно – дурак. То есть по своей сути чиновник относится с пренебрежением к физическому труду, но не по лени или глупости, а по тому, что это не по его чину занятие. Чиновник, занимающийся самовольно физическим трудом не у себя на грядке, заслуживает обструкции, ибо роняет в глазах народа высокое звание бюрократа. Соответственно, и в обществе, основанном на власти чиновника, не может быть престижным простой производительный труд. Только благородное занятие управлением страной, народным хозяйством, руководство регионом и т.д. может придать любому высокий социальный статус. Так в одной известной кинокартине чиновник при знакомстве представлялся: «Зам.начальника главка». Этого ему казалось достаточным, чтобы вызвать у остальных уважение к себе. А трудятся пусть неудачники. Работа, как известно, дураков любит. (Протестантизм никоим образом не мог свить себе гнездо в мировоззрении чиновника).

7. Страх перед будущим

Чиновник в своей постоянной борьбе за своё место в пирамиде власти постоянно испытывает страх перед своим будущим. Вдруг начальник не с той ноги встал, или конкуренты ему что-то наплели? Что со мной будет, если я вылечу из «номенклатуры»? Статус упадёт, жизнь закончится. Нельзя же быть каким-то жалким обывателем. Отсюда у чиновников постоянная подозрительность, неврозы, сомнения и прочие фобии. А подданные, как прилежные ученики, воспринимают все эти фобии – «дети» всегда успешнее учатся у «родителей». Те, кто не попал в избранный круг чиновничества, всю жизнь чувствуют себя неудачниками, они угрюмы, вспыльчивы, злобны. В то же время, как дети, доверчивы и инфантильны. А тут вдруг ещё и «отцы народа», всегда заботившиеся о своих подданных, обеспечивая их работой, жильём, образованием и медициной, отказались от этой трогательной заботы. Тут уж инфантилизм россиян и вылез наружу. Маленьких, беспомощных детишек выбросили на необитаемый остров, вот они и растерялись. Кругом рыночные джунгли, шорохи больших денег, завывания бомжей и нищих. Страшно, конечно. Кто-то приспособился, кто-то в страхе спрятался, кто-то водкой укрепляет свою храбрость, кто-то пытается всё повернуть вспять. «Как было здорово при Советской власти» - ностальгируют они, - «все работали и были равны». А сейчас вдруг никто тебе ничего не гарантирует. «Нет, мне все должны» - восклицает перезрелый «ребёнок».

8. «Чёрно-белое» мышление

Мышление чиновника вращается в круге его иерархического бытия. А там присутствует борьба за власть различных кланов. Каждый чиновник силён своей «командой», то есть группой преданных ему вассалов (естественно, выстроенных в пирамиду подчинения) и «вхождением» в более сильный клан. Соответственно и мышление чиновника чётко разграничивает: все кто внутри клана, к которому он принадлежит – «свои», а все конкурирующие кланы - «чужие». Именно такая привычная система жизни – я «свой» в одном клане и «чужой» в ином клане, и формирует дипольное, двоичное, «чёрно-белое» мышление чиновника. Весь мир представляется ему этакой шахматной доской, где только чёрные и белые клетки. Белые – это «свои», черные – «чужие». И везде где только можно он ищет принадлежность любого человека в «своим» или «чужим». Ему неведомы нюансы и краски жизни. Он их просто не воспринимает. Такой вот дальтонизм чиновничий. Как в авиации – на каждом самолёте должен стоять определитель принадлежности. Подал условный сигнал – «свой», можешь приземляться, нет сигнала – «чужой», сбить немедленно. И это своё солдафонское видение мира чиновник распространяет и на общество – где всюду ищет «нормальных» подданных и врагов. Более того, чиновник и на весь мир распространяет свою точку зрения. Только теперь уже есть страны дружественные и враждебные. Иных просто не может быть.

Соответственно и общество, воспитанное ущербноглазыми чиновниками, воспринимает эту их дихотомию, деля людей на «своих» и «чужих». Самоидентификация идёт по любому первому бросающемуся признаку: «мы украинцы, а не москали», «мы «кони», а не «мясо»», «мы панки, а не эмо» и т.д. и т.п. А потому - есть «русские» и есть «чужие», враги. Мышление напуганного ребёнка с зауженным взглядом вопит: «Русским все должны». Узость мышления находит «своих» и врагов, привычка к подчинению и стадности, порождает объединение «своих» в стаю, страх вызывает агрессию, стадность снимает личную ответственность. И вот уже марширует пока ещё безобидный «Русский марш». Вот уже пишутся книги, где ведётся «справедливая» борьба за «наше правое дело». Мне сразу же вспоминается «романтик» Ф.Э.Дзержинский. Этот мечтатель о светлом и чистом будущем, искренне верящий в победу Добра над Злом, добросовестно и усердно очищал землю от всякого мусора человеческого. Во благо человечества он уничтожал людей, чтобы завтра взошла светлая заря будущего Рая на Земле. А под Раем и светлым будущим он, как и все проповедующие феодальную идеологию, понимал банальный чиновничий строй по типу армейского. На верху мудрые и добрые правители усердно заботятся о «детях» своих, о подданных, правя ими «справедливо» не жалея живота своего. А подданные – кроткие и трудолюбивые, смиренно и благодарно платят свому иерарху дань, и не только деньгами, а, прежде всего, любовью. А кто не вписывается в эту идиллию (то есть большинство), тех либо уничтожить, либо пересажать. Так потихоньку и превращается эта утопическое армейское социальное устройство в тюремное.

И где же просвет в этом монолите бюрократического мировоззрения? Изменение сознания возможно лишь изменением бытия. А потому и с расширением и усилением в нашей жизни рыночных, буржуазных отношений и само сознание моих сограждан будет меняться. Оно уже меняется. Но выдавливание из себя раба, а особенно по каплям, занятие очень болезненное и длительное. Надежду вселяет только то, что иного пути просто нет. Командно-административная (феодальная, бюрократическая, чиновничья) система общественного устройства в нормальной жизни (не во времена кризисов, смут и войн) проигрывает буржуазно-капиталистической, и Россия тут не исключение. А посему и рецепты могут быть только уже всем известные и приевшиеся. Надо развивать малый бизнес и вовлекать массы в частнособственнические отношения – приватизацией, фондовыми рынками и т.д. и т.п. Должна быть создана социальная база капитализма. На государство тут надежда не большая. А потому придётся самим бизнесмена и предпринимателям этим делом заняться. Фонд помощи малому бизнесу создать, юридическую помощь организовать и что-то иное придумать. Конечно, придётся встать на горло собственной песне – создавать конкуренцию вместо того, чтобы побеждать в ней. Но иного пути нет. И нас здесь ждёт ещё много интересного.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 31
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет