Переписка материалистов
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
moderator


Сообщение: 444
Откуда: Россия, Казань
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.15 14:07. Заголовок: Вот случайно наткнулся на рассказ вроде бы объективного свидетеля


http://www.proza.ru/2013/11/21/1177

Как я с Чубайсом бодался
Сергей Полозков

Да, уважаемые читатели, было дело, действительно бодался. Правда, очень давно более 20 лет назад. К сожалению, многие о событиях тех лет имеют самые смутные представления.
И в этом нет ничего удивительного, потому что, как сказал в своих воспоминаниях: Илья Эренбург:

«Когда очевидцы молчат, рождаются легенды»

И поэтому я решил не молчать. Потому что я очевидец. Очевидец и участник тех самых событий.

РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ

Я Полозков Сергей Алексеевич. Год рождения 1959. Место рождения город Горький, рабочий район Сормово, то самое где разворачивались события романа Максима Горького “Мать”, изучавшегося в школе всеми гражданами СССР, окончившими школу до 1992 года.

Я ее окончил в 1976 году, а в 1990 году был избран народным депутатом РСФСР по 357 Сормовскому избирательному округу.

Избирался на альтернативной основе, победил 5-х конкурентов, среди них первого секретаря горкома партии, по тем временам шишки немалой.

Последняя должность в Верховном Совете - заместитель председателя Комиссии по экономической реформе.

Во время выборов секретарём комитета комсомола завода «Красное Сормово» был небезызвестный Сергей Кириенко, ставший впоследствии премьер министром страны, и мы с ним активно общались. С будущим нижегородским губернатором Борей Немцовым, а ныне «вечным оппозиционером», я также познакомились еще в 1990 году на предвыборном митинге.

За все эти бурные годы жизнь свела меня с огромным количеством известных людей: Александр Руцкой, Ельцин, Хасбулатов, Зюганов, Анатолий Собчак, Аркадий Вольский, кинорежиссеры Меньшов и Говорухин, академик Прохоров, Председатель Конституционного суда Зорькин, Николай Травкин, ельцинский министр иностранных дел Козырев, люди разных политических взглядов, оказавшихся впоследствии по разные стороны баррикад в прямом смысле этого слова.

Так получилось, что я оказался на самом острие борьбы с всесильным Председателем Госкомимущества А.Б. Чубайсом. Я был одним из 6 членов Верховного Совета, кто проголосовал против Беловежских соглашений, означавших развал СССР, одним из немногих, кто выступил против предоставления Ельцину дополнительных полномочий для проведения радикальных реформ.

Об этом и о многих других событиях, я написал книгу:

«Приватизация по Чубайсу. Ваучерная афера. Расстрел парламента», которая была опубликована издательством «Книжный Мир»

http://www.kmbook.ru/catalogue/books/233

Думаю, что для всех, кому интересна история России, кто хочет разобраться в истинных причинах происшедших за последние четверть века глобальных перемен в жизни нашей страны она будет интересна

Здесь я размещаю отдельные фрагменты книги, а полностью ее можно приобрести в интернет -магазине OZON

http://www.ozon.ru/context/detail/id/24036859/

СЕРГЕЙ КИРИЕНКО: ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

...Однако гораздо сильнее он удивил меня много позже.

Случилось это в 1992 году, когда я, будучи членом Верховного Совета, привез в Нижний Новгород группу американцев, которые по нашему замыслу должны были учить нижегородских предпринимателей бизнесу. (На практике все свелось к многочасовым рассуждениям на общие темы, от которых наши люди ничего не получили.)

Удивило меня выступление Сергея на званом ужине в честь высоких гостей. Они тогда были чуть ли не первые американцы в городе. Не надо забывать, что в советские времена Горький был закрытым, и иностранцы были еще в диковинку. Поэтому встреча проводилась на самом высоком уровне.

Кириенко на тот момент был уже предпринимателем. В 90-м его избрали депутатом областного совета, а параллельно 2-м секретарем Обкома ВЛКСМ. Когда же после путча 91 года вся партийно-комсомольская система рухнула, он подался в бизнес. Если вспомнить, что, например, Ходорковский – бывший заместитель секретаря студенческой молодежной организации МХТИ, ничего в этом удивительного нет. Я по старой памяти пригласил Кириенко на эту встречу.

Встреча происходила в Доме архитектора, собралась вся властная верхушка области. Был недавно назначенный губернатором Немцов, а также недавно избранный Председатель областного Совета Крестьянинов. Прошло всего лишь несколько месяцев после ГКЧП и состав областных руководителей, как и во всей стране, сильно поменялся.

Было много тостов, речей, Кириенко пытался продать американцам хохломские игрушки, что выглядело, мягко говоря, не солидно и странновато, но еще более странной была его застольная речь.

Он объявил о том, что реформы в России напоминают реформы в Германии после второй мировой войны, но есть одна особенность. «К сожалению,- сказал он, - в России нет американских оккупационных войск!»

Так прямо и сказал! Поэтому меня не удивляет, что он впоследствии возглавлял список «Правого дела» на выборах в Государственную Думу, был своим для Чубайса и его компании. Потому что, по моему глубокому убеждению, наши российские либералы объединены вовсе не по идейным соображениям, а каким-то патологическим холуйством перед западными хозяевами. Прямо, то самое «племя бенц», о котором я говорил выше.

Впрочем, может быть, это была с его стороны лишь дань времени. А времена меняются, например, несколько лет назад, я читал его очень толковое интервью в газете «Завтра».

БОРИС НЕМЦОВ КАК ЗЕРКАЛО РОССИЙСКИХ РЕФОРМ

.....................................................................

Его истинное отношение к привилегиям отражает, например, следующий факт. Чуть позже, когда нам депутатам было предложено купить без очереди «Волгу» (то же самое, что сделал в свое время перед выборами мой соперник Марченков), я отказался, но Борис начал уговаривать меня сделать следующее: «Давай купим их, потом организуем аукцион по их продаже (Тогда автомобили были большим дефицитом, за ними была огромная очередь и на аукционе они были бы проданы раза в 2 дороже их государственной цены!) , а разницу направим в какой-нибудь детский дом». Я нехотя согласился, и вскоре благополучно об этом забыл.

Каково же было мое изумление, когда один мой старый приятель, ставший предпринимателем, начал уговаривать меня купить эту самую «Волгу» для него, причем, когда я не согласился, сослался на то, что даже борец с привилегиями Немцов давно уже ее купил и на ней ездит. При первой же после этого разговора встрече с Борисом, я его спросил:

- Боря, как же так, ты, оказывается, Волгу то купил! Как же детский дом?

А он, потупив глаза, ответил:

- Да, купил!

Тем не менее, слава борца с привилегиями за ним закрепилась. Однажды в поезде из Нижнего в Москву, а мотаться приходилось часто, я случайно услышал восторженные заявления одного из пассажиров о том, что Борис отказался от квартиры в Москве, от высокой зарплаты и прочее, прочее.

И вот совпадение, в этот же день, в обеденный перерыв ко мне подошел наш коллега, который входил в комиссию по решению бытовых вопросов депутатов и посетовал: «Хоть ты на земляка повлияй. Губернатор, но квартиру в Москве не сдал, а, главное, еще и не платит за коммунальные услуги».

Так что бессребреником он никогда не был и о своем «кровном» всегда заботился.
В связи с этим хочу вспомнить один забавный эпизод. В одну из наших первых поездок в Москву так получилось, что я позаботился о билете раньше и мне достался вагон СВ, а Борису только купейный. Минут через 10 после того, как поезд отправился, ко мне пришел встревоженный Немцов и попросил спрятать его кошелек у меня. Я удивился:

- А, зачем?

- Да ты, понимаешь, со мной какие - то подозрительные личности едут, типа цыган

- Да ладно тебе, выдумывать,- беспечно отвечал я.

- А что ты смеешься! У меня один раз зимой ботинки в поезде украли, так что пришлось мне, потом в одних носках по вокзалу мотаться.

После таких аргументов я кошелек взял. Собственно говоря, в этом - то эпизоде ничего зазорного нет, такое со всяким может случиться.

Однако в иных случаях в смешные ситуации Немцов попадал исключительно из-за своей любви к пусканию пыли в глаза.

Так, например, когда Борис в ноябре 1991 года стал губернатором, он просил нас привозить специалистов в Нижний. Я привез к нему Олега Григорьева - молодого, подающего надежды экономиста (Он впоследствии, вместе с Михаилом Хазиным стал одним из авторов книги, написанной в 2000 году, которая предрекала финансовый кризис, связанный с чрезмерной эмиссией долларов, что в 2008 году блестяще подтвердилось) . Тогда Олег специализировался на выстраивании внутри региональных балансов.

Когда я представил Григорьева Немцову и предложил Борису его услуги, Ефимович пренебрежительно ответил: «А нам этого не надо. Мы это уже сделали, вот смотри!»

После этих слов он дал мне посмотреть хорошо оформленную в твердом переплете книгу, которую явно подготовили еще до его восшествия на губернаторский престол. (Судите сами: шел февраль 1992 года, в должность он вступил в ноябре 91-го, а книга датирована декабрем 1991 года, не за месяц же они ее сварганили?)

Я, чтобы сгладить бестактность хозяина кабинета, попросил у него эту книгу мне подарить. У него не нашлось лишнего экземпляра, и поэтому он позвонил Евгению Крестьянинову, председателю областного совета который сидел в другом здании, по громкоговорящей связи:

- Жень, а у тебя нет лишнего экземпляра книги?

- Какой?

- Ну, этой про Нижегородскую экономику

А зачем тебе, это же х…я!!

Мы с Олегом напряглись, еле сдерживая хохот, а Боря, отключив не в меру откровенного Крестьянинова, продолжил, как ни в чем не бывало нашу беседу, переключив разговор на другую тему.

19-21 АВГУСТА 1991 ГОДА

..............................................................................

Как-то так получилось, что во время митинга выступала масса демократов с самыми смелыми речами. Однако когда митинг стал завершаться, и люди потребовали похода на телевидение для того, чтобы потребовать зачитывание Указов Президента России, в толпе митингующих из организаторов митинга остались только я и Николай Ашин.

Звание народного депутата России обязывало меня принимать решение. Я колебался, так как милицейский газик стоял в 30 метрах от памятника Чкалову, среди демонстрантов были люди, настроенные слишком решительно, и все это могло кончиться не лучшим образом.

Однако после того, как Сергей Шимволос, молодой парень, депутат Ленинского райсовета, притащил откуда - то трехцветное знамя (я, кстати, не был особым поклонником этого штандарта), остановился рядом со мной, решение было принято окончательно: "Пошли!"- скомандовал я.

............................................................................

На следующий день было еще одно заседание Верховного Совета России, на котором присутствовал Михаил Горбачев. Я не являюсь его поклонником, но надо отдать ему должное, он держался на этом заседании достаточно мужественно. Михаил Сергеевич рассказал о своих приключениях в Форосе, поблагодарил Верховный Совет за поддержку, в то время как зал вел себя по отношению к Генсеку вызывающе. Кто - то выкрикивал обидные вопросы, некоторые громко разговаривали во время его выступления. Впрочем, это было совершенно понятно, как же не покуражится над телом мертвого льва?

Такое настроение зала поддерживал и Ельцин, который, не скрывая своего злорадства, постоянно перебивал Президента СССР, вставляя различные комментарии в его выступление, всячески подчеркивая свою большую осведомленность в некоторых вопросах. Под занавес выступления Горбачева, как раз тогда, когда он отвечал на вопросы, Ельцин заявил о том, что он приостанавливает своим указом деятельность КПСС. Зал рукоплескал.

Кроме меня и еще нескольких моих товарищей сменовцев никто не протестовал, несмотря на явную незаконность принятого решения. Эту незаконность, спустя почти год, фактически признал и Конституционный Суд.

..........................................................................

Становилось ясно, что путч будет использован для сведения счетов с прежней властью, и энергия будет в основном направлена не на созидание, а на дележ портфелей.

Были введены должности представителей Президента - "оков государевых", как их тогда называли, начались снятия глав администраций регионов сверху под предлогом поддержки ими ГКЧП, причем делалось это в лучших традициях, путем доносов и без всяких разбирательств.

Назначались «свои» губернаторы, порой по очень сомнительным поводам. Например, в Калугу назначили губернатором депутата, который на 1-ом съезде первый предложил Ельцина в качестве кандидатуры на пост Председателя Верховного Совета.

Тульским губернатором стал председатель колхоза (впоследствии, против него было возбуждено уголовное дело по поводу многочисленных хищений), который очень понравился Ельцину во время предвыборной поездки и т.д. Были предоставлены неограниченные, неконтролируемые права мэру Москвы Попову.

Эти и многие другие перегибы показывали, что разрушительные процессы в действиях новой власти начинают преобладать над созидательными.

Это было очень опасно, так как закладывало в общественное сознание криминальный принцип: «Если я власть или у меня много денег, то я могу плевать на закон, на мораль, на все!»

Тогда мы, группа народных депутатов из фракции "Смена- Новая политика" ( Я, Андрей Головин, Игорь Муравьев, Олег Плотников, Валерий Шуйков) написали открытое письмо Президенту Ельцину о нетерпимости ситуации с призывом соблюдать законность и прекратить незаконную практику запрета политических партий, так как ничего хорошего она принести не могла.

БЕЛОВЕЖСКИЙ СГОВОР ИЛИ РАЗВАЛ СССР

Ельцину нужна была полная свобода действий во всем и поэтому он снова, ни с кем не посоветовавшись, собрал лидеров Белоруссии и Украины и организовал подписание Беловежских соглашений. Формальным поводом стал факт проведения Украиной референдума по поводу провозглашения ею независимости.

Ситуация была достаточно сложной. Результаты референдума на Украине заставляли задуматься. Шокировал сам механизм подписания, все было сделано втайне от широких кругов общественности, для многих неожиданно, в том числе даже для Назарбаева, руководителя Казахстана.

Хотя, конечно же, это было все продумано заранее, например, Галина Старовойтова накануне голосования, выясняя наше отношение к соглашению, и, узнав, что фракция "Смена - Новая политика", мягко говоря, не в восторге от таких импровизаций, заявила нам о том, что такое решение было предусмотрено еще год назад и все идет по плану.

При голосовании все было рассчитано на внезапность. Дискуссию проводили в достаточно сжатые сроки. Слово дали лишь некоторым штатным ораторам. Николай Ильич Травкин, как это, к сожалению, бывало с ним почти всегда, заявивший накануне о том, что его партия против и даже организовавший митинг по этому поводу, на заседании сказал, что он в целом «за» чем даже вызвал смех у части депутатов.

Конечно же, выступил вечно колеблющийся с генеральной линией партии военный историк Волкогонов, который поведал о том, что весь мир идет к интеграции, а нам нужно сначала разъединиться, чтобы потом снова объединиться.

Какое-то наваждение нашло на людей. Некоторые уважаемые мною депутаты заявляли о том, что Президент принял самое мудрое из своих решений. Голосовали постановление за основу, а затем сразу без обсуждения приняли его в целом.

Как впоследствии говорил Хасбулатов- бес попутал.

То, что произошло потом, меня просто потрясло. Наши демократы устроили данному решению буквально овацию. Со мной рядом стоял Собчак, который, будучи мэром Санкт Петербурга, ради этого события приехал из Питера и хлопал в ладоши, предъявляя видеокамерам свою белозубую улыбку. Все это было похоже на безумие.

Ведь даже многие из тех, кто голосовал "за" делали это из соображений жестокой необходимости, смиряясь перед неразумностью сделанных шагов и непоправимостью содеянного. Это было проявление политического безволия, но хотя бы объяснимо.

Радоваться же развалу Родины - это что-то непостижимое! И я до сих пор не могу понять, чему же так радовались некоторые мои коллеги. Так что воспоминания об этом дне у меня не из приятных.

Единственной фракцией, которая не проголосовала “за” большинством голосов была фракция "Смена" - 50% голосов из нее было "за", остальные либо воздержались, либо не голосовали и 2 из 6 голосовавших "против", были сменовцы, я и Павел Лысов. Даже фракция "Родина", кроме ее лидеров Сергея Бабурина и Николая Павлова, большинством голосов одобрила документ.
Коммунисты тоже проголосовали «за». Пятым и шестым голосовавшими против ратификации Беловежских соглашений были Илья Константинов и Владимир Борисович Исаков. А Виктор Балала проголосовал против следующего вопроса повестки дня, связанного с ратификацией. Я же из зала после высвечивания результатов голосования просто ушел.

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ ЕЛЬЦИН

Чуть позднее вышеописанных событий на встрече с нашей фракцией Б.Н. Ельцин на мой вопрос о том, зачем надо было разваливать союз, широко разведя руками, откровенно ответил:

«А что? Буш одобрил!»

Как объяснить столь уникальный случай политического унижения и мазохизма? Ведь это говорилось в открытую, то есть он даже не стеснялся, считая само собой разумеющимся, что после такого авторитетного одобрения никаких сомнений в правильности принятого решения быть не может.

Как уживались в Ельцине такое раболепство и страстное властолюбие? Трудно сказать.

................................................................................

В дела он не вникал, да, видимо, в период самого взлета своей карьеры уже и не мог этого делать, в силу и возраста, и излишнего злоупотребления алкоголем. Его умело вели, постоянно подставляя.

Например, на одной из встреч, где я присутствовал, когда противоречие между Парламентом и Президентом были уже достаточно велики, он заявил о том, что депутаты приняли закон о создании фонда поддержки недр, деньгами которого сами собираются распоряжаться. На самом деле фонд ВМСБ (восстановления минерально- сырьевой базы) создавался для того, чтобы нефтедобывающие компании выделяли в обязательном порядке средства для геологоразведки и этими деньгами, в соответствии с при нятым законом, конечно же, должно было распоряжаться Правительство. Но ведь кто- то подсунул ему эту дезинформацию!

Вспоминаю еще один подобный случай, произошедший на моих глазах во время выступления Ельцина на съезде РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей). В зале красные директора, опытные руководители, ошарашенные реформами и масштабами начинающегося развала.

Ельцин, выступая, заявляет: «И теперь мы докатились до того, что страны Прибалтики стали первыми в мире по вывозу цветных металлов. Это вы сделали!»

В зале директора, обозленные дикими реформами, разрушающими экономику, возмущенно кричат:

- Нет, вы!

- Нет, вы!

- Да нет, вы, Борис Николаевич!

- Ну, не будем спорить с Президентом,- державным тоном заканчивает перепалку Президент.

Опять же тот, кто готовил ему речь, не мог не предвидеть такую реакцию директоров и сознательно пытался поссорить Ельцина с ними.

..............................................................................

Ко всему этому постоянная склонность к эксцентрике. То подпись указа на борту самолета, то приказ членам Правительства пересаживаться: «Не так сели». То доведение Билла Клинтона до коликов от смеха, не Президент, а клоун.

А вот еще байка (но сильно похоже на правду). Однажды где то в регионе после бурной попойки Ельцин садится завтракать. Белый стол, официантка с подносом подает еду, все как положено. Первое лицо области, видя физически мучения Президента, предлагает:

- Борис Николаевич, может быть коньячку?

- А, есть?

ГАЙДАР

А в начале марта 1992 года Гайдар на заседании Верховного Совета бодро сообщал нам о том, что цены уже начинают стабилизироваться, например, на сметану они уже не растут!

Из этого заявления о сметане и представленных данных воочию видно, насколько не понимал то, что делал, Егор Тимурович.

Например, на одном из совещаний с аграриями участник совещания, какой - то председатель колхоза, пытался объяснить вице-премьеру, что цена, заломленная за комбайн, просто немыслима, и он не может его купить.

- Что же делать, как мне урожай собирать?

А Гайдар на голубом глазу отвечал ему:

- Вы подождите, когда цены снизятся и тогда можно будет его купить!

- Етит.. твою мать! - в сердцах отвечал председатель, - пока я буду ждать, урожай - то сгниет.

На одной из телепередач, проводимой в форме вопросов телезрителей Гайдару задали безобидный вопрос: «Когда будет нормальная цена на колбасу?», а он истерично закричал в ответ: «Никогда! Цену устанавливает рынок!»

Ох уж, этот рынок. В то время ему поклонялись наши реформаторы, как древние евреи и финикийцы грозному богу Молоху.

КАК Я С ЧУБАЙСОМ БОДАЛСЯ

Разделение собственности по уровням власти должен был утвердить Верховный Совет своим постановлением.

И тут вдруг новый министр, только что назначенный, почти сразу же после назначения предлагает это самое долгожданное Постановление.

Сели обсуждать. Ну, думаю, посмотрим, «что это за Сухов такой». Гайдар - то мне накануне не понравился, толстый, чмокает, на вопросы плохо отвечает, а этот ничего вроде бы, бумагу толковую написал, рыжий, краснеет.

- Один вопрос, - говорю, - непонятный, почему неравенство между субъектами Федерации такое? Почему республикам в составе России собственности больше, чем областям и краям отдаете?

- А это, - говорит, - так Президент велел.

- Ну, мало ли, что, Президент велел, по уму - то это неправильно, зачем такую дискриминацию создавать?

- Да, но он же избран народом, - отвечает мне Чубайс и краснеет.

- Ну, я тоже народом избран и весь Верховный Совет тоже.

Короче говоря, пособачились немного, но с тех самых пор я заметил. Как Чубайс начинает демагогией заниматься, так физиономию каменной делает и сразу же краснеет.

И когда про «Волги» потом говорил, и про то, что страну в 91 году Гайдар от голодной смерти спас и что без залоговых аукционов никак нельзя было, краснел.

Правда сейчас, когда рассказывает о том, что в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС не виноват, или про достижения Роснано он не краснеет, заматерел, а может быть просто по телевизору не видно.

И так как - то случилось, что в дальнейшем противостояние его напору в Верховном Совете у нас с ним превращалось в какую - то личную дуэль.

.............................................................................

Пользуясь правом дополнительных полномочий (вот оно где аукнулось!) данных Президенту, они внесли в Президиум Верховного Совета проект указа, содержащий следующую норму:
В целях ускорения передачи государственного имущества гражданам России и привлечения к процессу приватизации широких слоев населения, во исполнение требований Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год постановляю:

1. С 1 октября 1992 г. ввести в действие в Российской Федерации систему приватизационных чеков (приватизационных счетов).

2. Каждый гражданин Российской Федерации имеет право получить по одному приватизационному чеку равной номинальной стоимости каждого выпуска.

То есть они, просто переставили счета и чеки местами, теперь в скобках были счета, а во второй части, где сказано о выдаче чеков, про счета ни слова! И на этом основании ввели систему ваучеров.

Был август, сессии Верховного Совета не было. По схеме дополнительных полномочий в этом случае Указ должен был рассматривать Президиум Верховного Совета.

Пользуясь тем, что, на хозяйстве в то время был С.А. Филатов, (ныне Президент фонда Бориса Ельцина) в Комиссии по экономической политике Красавченко, они положили его под сукно и он, не рассмотренный, через две недели стал законом.

Согласитесь, жульничество высшей пробы. Впоследствии Чубайс, делая обиженное лицо, не раз демагогично заявлял: «Но депутаты сами, проголосовали за ваучеры».

Итак, ваучеры заменили счета. Их можно было продавать чуть ли не на улице. Таким образом, чубайсовцы фактически свели на нет, попытки распределить собственность более справедливо и равномерно. Ваучеры скупали буквально за копейки, хотя все помнят знаменитого высказывания Чубайса о том, что стоимость 1 ваучера равняется примерно стоимости 2-х автомобилей «Волга». Именно этого реформаторы и добивались.

Тем временем, Верховный Совет открыл свою осеннюю сессию 1992 года. Депутаты были бодрые, отдохнувшие, возмущению авантюре Чубайса не было предела.

Кроме ваучерного указа, тем же путем, без нашего участия, был принят указ, в соответствии с которым все предприятия России должны были стать акционерными обществами до конца 1992 года, в течение 5 месяцев! Для этого надо было провести инвентаризацию имущества и массу других дел.

Ясно, что это было просто невозможно. (реально акционирование шло потом несколько лет) И ясно, что все это входило в авантюрный план создания класса капиталистов в кратчайшие сроки.

От фракции с докладом на эту тему выступал я.

Разложив все по полочкам, логично, я рассказал о неразумных действиях реформаторов, но логики было маловато, надо было их как-то пронять, поэтому в конце выступления я заявил:
«И вообще деятельность нашего министерства госимущества напоминает мне один известный анекдот. Он, правда, несколько фривольный, но, я думаю, дамы меня простят:

Прилетели на Землю инопланетяне. Стали им показывать, как что у нас делается.

- А как вы размножаетесь? - спрашивают. Им показали.

- А дальше?

- А потом через 9 месяцев родится ребенок.

- Позвольте, если только через 9 месяцев, то зачем же в конце нужно было так торопиться?
И я так же, как эти инопланетяне, хочу Вас спросить Анатолий Борисович! Куда вы так торопитесь?»

Хохоту было много, некоторые демократические дамы - депутатши пытались возмутиться пошлостью анекдота, но не получилось.

Чубайс признал, что анекдот хороший, но от политики своей не отказался.

ЭПОХА КРУГЛЫХ СТОЛОВ

На самом деле достигнутый компромисс был гнилым. Получилось, что Президент по- прежнему имел право на беззаконие (Съезд в ноябре 1991 года дал Ельцину дополнительные полномочия на год, они закончились, но исполнительная власть один раз подсев на этот наркотик уже не могла слезть с этой иглы добровольно. Принятые поправки в Конституцию были тем самым лекарством, которое могло бы вывести больного из этого состояния. А их приостановка эту болезнь усугубляла), да и право на референдум получил. И все это только в обмен на замену одной фигуры другой, которая оказалась впоследствии послушной игрушкой в руках Ельцина. Получилось, как в известном анекдоте. Ельцин заявил: «Пить я буду, но курить не брошу!» и депутаты с ним согласились.

Поэтому я особых иллюзий не питал и уже в своем интервью газете Нижегородский рабочий от 26 декабря 1992 года заявил о том, что, если не удастся договориться- лучший выход : Принятие новой Конституции и досрочные перевыборы обеих ветвей власти.
................................................................................

(окончание ниже)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 1 [только новые]


moderator


Сообщение: 445
Откуда: Россия, Казань
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.15 14:07. Заголовок: Текст, который предл..


Текст, который предложила Конституционная комиссия, фактически не содержал никаких альтернатив, и для простых людей представлял собой набор фраз: За все хорошее против всего плохого. Президиум Верховного Совета направил этот текст и Президенту, и в субъекты РФ, но выносить его на референдум было бессмысленно. Президент этот вариант отверг, его сатрапы предложили набор вопросов, главным из которых был такой: Вы за Президентскую Республику или против?

Но, что понимать под Президентской Республикой? Специалисты знают: есть американский вариант. Есть французский, да мало ли какие есть, но избиратели не были обязаны все это знать и предлагать им голосовать вслепую, было просто авантюрой. Да демократы сами толком в этом не разбирались.

Помню, как я вместе с Львом Пономаревым - отъявленным демократом, который и сейчас в 70 с лишним лет бегает на митинги и В.Л. Шейнисом – членом Конституционной комиссии дискутировали по этому поводу в прямом эфире первого канала телевидения. Я впрямую задал этот самый вопрос Пономареву. Он мне отвечал:

- Президентская республика это как в США.

- Позвольте, следовательно, вы за то, чтобы каждого министра утверждали 2/3 голосов Верхней Палаты?

- Нет.

- А в США-то - так!

После передачи, когда мы шли по коридорам телецентра Пономарев спросил Виктора Леонидовича:

-А что в США действительно министры так утверждаются?

- Да, отвечал Шейнис, а я, не выдержав, обматерил Пономарева:

«Как же ты можешь говорить миллионам людей о том, о чем сам не имеешь ни малейшего представления. Ты же доктор наук, ты же должен понимать, как это дико и преступно?»

Впрочем, все они понимали. Просто не нужна им была никакая Конституция. Под этим предлогом им просто было необходимо сломать последнее препятствие в виде Вер- ховного Совета на пути построения дикого компрадорского капитализма в стране.

.................................................................................

РЕФЕРЕНДУМ (ДА, ДА, НЕТ, ДА)

Впервые использовалась политическая реклама в виде роликов, которая буквально вбивала в мозги: Да, Да. Нет, Да. Наверняка применялось и кое -что похлеще, типа методики 25 кадра, так как эта речевка звучала по всем каналам телевидения, радио. Это буквально вбивалось в мозги обывателя.

Ну и, конечно, использовались далеко не самые лучшие качества людей при взаимодействии с властью: склонность к холуйству, продажность.

Особенно удручало поведение творческой интеллигенции.

Запомнилось, как на какой то теле тусовке, никак не связанной с референдумом звезды кино в конце передачи начали дружно скандировать ДА, ДА, НЕТ, ДА.

Любимые актеры играли не самую лучшую роль, но что было, то было. Среди звезд затесались, какие -то незнакомые бородатые дядьки, они кричали громче всех, а один из них с вытаращенными глазами пояснял телезрителям: «Мы за Президента, мы братья Вайнеры, авторы сценария к фильму «Место встречи изменить нельзя»». Печальное зрелище.
Кстати, сам режиссер фильма Говорухин был как раз один из немногих, кто был против.

Помню, как возмущался Владимир Меньшов по поводу своего коллеги, который прямо после спектакля Бомарше, в буклях, принимая аплодисменты, бросал в зал реплику: Да, да. Нет. Да! «Представляешь?- говорил он мне,- и знаешь, зачем позорился? Просто заплатили и немало»

……………………………………………………………………………………….

Но даже в этих условиях, когда игра во время агитации шла в одни ворота, за досрочные выборы Президента проголосовало большее количество избирателей, чем против!
Об этом старались всячески умалчивать, но это было именно так.

ЗАБУДЬТЕ ПРО ПЛЮРАЛИЗМ (ИЛИ БОТИНОК СЛОБОДКИНА)

А выкрутасы продолжались. Президент решил созывать Конституционное совещание, сам определив, кто на него должен прийти. Причем кроме представителей от субъектов федерации были представлены лица от каких - то никому не известных общественных организаций, все из которых были проельцинской ориентации.

Изначально вообще было заявлено, что депутаты на это совещание допущены не будут. Затем все-таки у ельцинских холуев хватило ума отменить столь позорное решение, и этот запрет был снят. Однако то, что там творилось, выходит за все рамки приличия.

Депутата Слободкина, который был правоверным коммунистом и очень порядочным и честным человеком под улюлюканье участников вынесли с трибуны. Он человек невысокого роста, худой и громилам из ельцинского окружения ничего не стоило сделать это. Когда Слободкина несли, он потерял ботинок. Под общий гогот толпы (а как еще назвать такое сообщество после этого?) ботинок тоже торжественно вынесли с трибуны.

Именно в этот момент пришедшие на совещание депутаты демонстративно покинули заседание. Владимир Мазаев уходя, спросил у Гайдара: «И это вы называете демократией?» А он потом, как позже стало известно, сообщил своему соседу, что таких, как Мазаев надо расстреливать в первую очередь. Ни больше, ни меньше.

Все - таки, у нас какие -то проблемы с русским языком. Как всю эту шпану можно называть демократами?

А на первом съезде вся эта шушера ходила с важным и умным видом и вещала: «Демократия - это процедура!» А когда в полном соответствии с этой процедурой мы прокатили Гайдара, самодур рыкнул, и они все его поддержали.

А как красиво они заявляли: «Сократ не прав, но я готов отдать свою жизнь за то, чтобы он имел возможность высказать свое мнение!» А теперь они ржали над ботинком Слободкина, затыкая рот всем, кто имел иное, чем у них мнение, забыв, что буквально недавно обвиняли в этом прежнюю власть.

ЧАСТЬ 6-Я РАССТРЕЛ ПАРЛАМЕНТА

ПЕРВЫЙ "ШТУРМ" ОСТАНКИНО

.................................................................................

Реакция у милиционеров – охранников, как у быка на красную тряпку. Плевать им на Союз офицеров и наши удостоверения. Нас пытаются не пускать, выражаясь официальным языком, применяя физическое насилие, а попросту говоря, завязывается драка. Но не все так безнадежно, Володя Маханов и Виктор Яковлев ребята крепкие, бывшие шахтеры и кулаки у них не хуже милицейских. У меня же физиономия интеллигентная и видимо поэтому, получается так, что на меня никто не набросился, и я продолжаю идти вперед, вижу только перед собой тоже очкастого, как и я, молоденького сержанта с автоматом, который пятится от меня задом, держа в руках автомат. В его глазах ужас. Начальник, майор милиции, кричит: «Стойте, отдаю команду стрелять на поражение!» Сержант щелкает затвором, патроны выскакивают из автомата и падают на пол. Он кричит истошным голосом, как заведенная машинка: «Стой, стрелять буду! Стой, стрелять буду!»

Я приостанавливаюсь и во всю силу легких кричу: «Кто отдает команду стрелять по депутатам? Мы народные избранники! Ваша фамилия?» - обращаюсь я к майору и достаю свою записную книжку и ручку, чтобы записать фамилию нарушителя. Не знаю, как это мне пришло в голову под дулом автомата, но сработало неплохо.

Майор весь как то обмяк и умоляющим голосом стал просить: «Не надо фамилию, не надо. Давайте разберемся по-хорошему, у нас приказ».

ПОЕЗДКА В ПИТЕР

Электричество в Белом Доме, для того, чтобы нас выкурить, в этот день как раз отключили. В нем была предусмотрена система автономного питания от генераторов. Солярку закупали и привозили сочувствующие Верховному Совету предприниматели, но ее, ясное дело, надо было экономить и поэтому ночью и вечером (Был уже конец сентября, и темнело достаточно рано) сидели при свечах. В связи с этим шли к Руцкому в потемках, по темным коридорам, освещая дорогу фонариками.

Александр Владимирович выслушал Липицкого, нас и все больше распаляясь, начал спрашивать Василия тоном, не предвещавшим ничего хорошего:

- И ты согласился с этим?

- Да, - тихо отвечал Липицкий

- Вон отсюда! Мужики выгоните его и больше не пускайте (Вспыльчивость, всегда предполагает отходчивость, буквально через день Руцкой общался с Липицким, как нив чем не бывало) - крикнул он охранникам и начал в ярости ходить по кабинету.

Мы всячески его пытались остановить, так как он в гневе мог наломать дров.

Ясно было, что на совещании в Питере надо настаивать на принципиальной позиции: истинно нулевой вариант. Отход на позиции 20-00 21.09. Все формально восстанавливаются в правах, готовится закон о выборах, предполагающий равное освещение в СМИ всех позиций и т.д. Пошли с этим к Хасбулатову.

КРАСРНОПРЕСНЕНСКИЙ РАЙСОВЕТ

Все входы были перекрыты. Мы подошли к оцеплению, надеясь прорваться внутрь, вместе с депутатами Моссовета, которые в свое время сформировали группу Смена в Моссовете. Один из них был с мегафоном и громко призывал ОМОНовцев подчинится законной власти. Цепь и окружающие ее возмущенные люди на это реагировали достаточно активно, и поэтому ОМОНовцы, чтобы пресечь бунт, профессионально отделили его от толпы, завели внутрь оцепления и, как потом выяснилось, сильно избили.

Я вступил в полемику с ОМОНовским офицером, опять же мне попался достаточно совестливый, он оправдывался и говорил о том, что никаких превышений власти с их стороны не было, но в его голосе была неуверенность. А в это время в толпе началось новое движение.

………………………………………………………..

Я был по уши занят сочинением бюллетеней и листовок, по существу став своеобразным пресс - центром «филиала», и в эти 2-3 дня и в основном находился в здании. А вокруг шли нешуточные баталии. Виктор Анпилов со своей «Трудовой Россией» повсюду организовывал демонстрации и пикеты, которые разгонялись с особой жестокостью.

Помню, как принесли с пробитой головой бывшего союзного депутата В. Алксниса, Он пытался распропагандировать ОМОНовцев и его за это угостили резиновой дубинкой.

Добровольные медики оказывали ему медицинскую помощь. Люди, собравшиеся в райсовете, были порой очень разных политических взглядов: от демократов, которые не могли простить узурпаторские подвиги Президента, до юных коммунистов идеалистов из общества БКНЛ (Братство Кандидатов в Настоящие Люди)

З-Е ОКТЯБРЯ И 3-ИЙ «ШТУРМ» ОСТАНКИНО

.............................................................................

На мосту стоит очень хилое заграждение из солдатиков дивизии Дзержинского. Человек сто, не больше, с дубинками и щитами. Для такой громады народа – это не помеха.

Было ли это провокацией? Не знаю, может быть, просто никто не ожидал, что демонстранты повернут в эту сторону и цепь из солдат- срочников была выставлена самым бестолковым образом. Судите сами. Заграждение было поставлено на мосту так, что по боковым лестницам запросто можно было войти в тыл этим ребятам.

Вместе с вездесущими пацанами (тогда я воочию понял, что Гаврош это не досужая выдумка) мы это и сделали. Колонна столкнулась с оцеплением, замелькали дубинки, задние ряды начали напирать, и вот цепь прорвана.

Капитан, командующий солдатами, размахивая пистолетом и матюгаясь, кричит дурным голосом, что всех перестреляет, кто тронет его пацанов. На него недуром прет окровавленный гражданин, я его останавливаю, машу депутатским удостоверением..

..............................................................................

Подходим с Игорем к одному из говорящих в мегафон, предъявляем депутатские удостоверения, объясняем про воззвание Руцкого, про необходимость мирного и спокойного тона. Он недоверчиво их рассматривает, потом говорит: "Давайте воззвание". Я отхожу к Головину, который стоит ближе к зданию и у которого бумага с текстом обращения. В этот момент раздается взрыв, как потом говорили, из гранатомета, который был в руках одного из демонстрантов . Тотчас же по толпе, по невооруженным людям. (С автоматом я сам видел только несколько человек) открывается ураганный огонь.

Уже темно, трассирующие пули хорошо видны и всем ясно, что это не холостые выстрелы. Отчетливо помню истошный крик женщин, бегущих вдоль здания людей, как в замедленной кинопленке. Нас с Андреем выручает то, что мы оказались в мертвой зоне достаточно близко от здания, и я начинаю медленно ретироваться вдоль него в сторону. В этот момент открывается огонь из соседнего здания. Я бегом выскакиваю из опасной зоны.

Игорю Муравьеву, как потом он нам рассказал, пришлось гораздо хуже. Он, оставшись рядом с человеком с мегафоном, оказался в самом эпицентре стрельбы. Армейская привычка сработала ( Он отслужил 2 года офицером в ГДР), и он тотчас же упал на землю. Ему прострелили сапог и пробили куртку на животе. Как его не задело, остается только догадываться.

ЧЕТВЕРТОЕ ОКТЯБРЯ

..............................................................................

По дороге на углу дома нам повстречался Александр Косопкин - наш челябинский демократ, в отличие о Анохина к порядочным отнести его было трудно. Он криво усмехнулся и начал нас чуть ли не отечески укорять: «Ну что допрыгались?» И я, потеряв самообладание, попер на него драться. Выглядело это, наверное, комично, так как внешность у меня классического интеллигента - очкарика, а Саша здоровый, красавец блондин. Игорь с Виктором меня удержали, и в результате мы обменялись с Косопкиным лишь ругательствами, но моя попытка дать ему в морду произвела на него большое впечатление и он, до конца своей жизни, при встречах демонстративно отворачивался, впрочем, и мне не хотелось видеть его физиономию.

Потом ему честно заплатили его серебряники. Он длительное время был ответственным работником Администрации Президента. А затем заменил Александра Котенкова на посту представителя Президента в Государственной Думе и был бы им до сих пор, если бы не его тяга к охоте.

Помните историю с разбившимся вертолетом при охоте на внесенных в Красную книгу горных козлов? Что ж, повторюсь – каждому свое.

.................................................................................

Если бы не Альфа, говорили ребята, нас бы не было. Действительно, Альфовцы, несмотря на то, что был убит их товарищ ( А возможно, как раз благодаря этому убийству, потому что оно было совершено подло, явно из снайперского оружия, пуля попала в зазор бронежилета, когда он нагнулся, и, стало быть, он был убит все теми же снайперами, а не защитниками Белого Дома.) , решили не выполнять приказа, а обеспечить вывод людей из Белого Дома и применяли оружие только тогда, когда им пытались в этом противодействовать. В конце концов, они договорились с руководством штурмующих о вывозе на автобусах депутатов, выводе женщин и детей, но в результате на автобусе увезли лишь Хасбулатова, Руцкого и силовых министров. Остальных оставили на растерзание ОМОНа и отморозков из охранных предпринимательских структур, вооруженных формований экстремистского толка и т.д.

По аналогии с чилийскими событиями 73 года был у Ельцина, как у Пиночета, свой стадион, расположенный недалеко от Белого Дома. Там многих их защитников расстреливали и увозили трупы в автобусах, накладывая их штабелями. Также увозили и живых по подразделениям милиции (Чибисова и Уткина били именно в милиции).

Названная официально цифра погибших 146 человек абсолютно не соответствует действительности. Погибло не менее 2000 человек.

Косвенным образом это подтверждается тем, что в 1993 году данные по неопознанным трупам превышают соседние 92 и 94-ий годы на 2000 человек. Но есть информация и о том, что трупы просто сжигали, никому не показывая.

Абсолютно бессмысленная и кровавая бойня, затеянная дерьмократами (здесь именно так!), навсегда погубила слабые ростки этой самой демократии, позволявшие наладить хотя бы какой - нибудь контроль за действиями власти со стороны народа.

МАРОДЕР, ПРИШЛО ТВОЕ ВРЕМЯ

В последующие дни в средствах массовой информации творилась вакханалия. Если бы у тех, кто выпускал печатные издания, был бы стыд, то сейчас их страницы были бы не пожелтевшими, а красными.

Появляется письмо 42-х, в котором сторонники демократии призывают к закрытию Конституционного суда и оппозиционных газет!

По форме и тону письма, да, собственно говоря, и по срокам, оно было подписано 5 октября, ясно, что оно написано в Кремле и наших славных литераторов попросили его подмахнуть, а они по холуйски, как в старые времена, быстро откликнулись.

Вот Лия Ахиджакова кричит о том, что нужно расстрелять эту долбанную Конституцию!
Асфальтовый фермер Черниченко, потрясая указательным пальцем, вопит: «Нужно раздавить гадину!»

Не многим лучше заявление Булата Окуджавы о том, что он наслаждался зрелищем расстрела Белого Дома.

Но всех переплюнула наша городская сумасшедшая Валерия Новодворская.

..............................................................................

Действительно, более подлых фальсификаций трудно себе представить.

У защитников Белого Дома была техническая возможность слышать радио сообщения ОМНОвцев и вести с ними диалог. Перехватывается сообщение.

Милицейский начальник Имярек отдает команду:

Не давайте им (демонстрантам) прорвать цепь, Стреляйте на поражение, боевыми!

Руцкой в бешенстве вклинивается в разговор: «Отставить стрельбу по людям! Если хоть кого -то убьете, сволочи, ОБЕЩАЮ, ВСЕХ ПЕРЕВУШАЮ НА СТОЛБАХ!»

В репортаже, выдаваемом в эфир официальными СМИ, транслируется только то, что выделено крупными буквами. И на основании столь «объективных фактов» делается вывод: «После таких заявлений этих ублюдков надо было только расстреливать».

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 22
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет