Переписка материалистов
 
On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.09 12:44. Заголовок: критика трудовой стоимости


. КРИТИКА ТРУДОВОЙ СТОИМОСТИ
Задача, которую я ставлю перед собой не еще раз пнуть мертвого тигра, каким является учение Маркса. Дело в том, что тигр не умер, потому что все выводы марксизма о построении нового коммунистического завтра не опровергнуты, а значит, все изменения в обществе происходят в направлении указанным Марксом, поскольку другой теории реформации в обществе нет. Все альтернативы сводятся к тому, что надо чего-то строить, а строить можно только коммунизм или перетопчемся и в капитализме. Неудача же в его реализации на практике объясняется чем угодно от того что «народ не дозрел», до того, что какие-то теоретические установки недостаточно последовательно воплощались в жизнь. Наша цивилизованность и наше будущее зависит от того, как мы воспринимаем наше прошлое. Было ли оно хорошей задумкой, но недостаточно последовательно воплощённой идеей или это было тупиковой ветвью истории. Разобраться с тем, что было годами строительства социализма не просто объявить их зародышем новых социальных отношений, в силу каких-то условий неосуществлённых на практике, или крушение социализма произошло по вполне объективным экономическим законам. Что представляет собой не то, как воспринимать прошлое - злобно или с умилением. От этого зависит наше движение вперёд. Это движение зависит от восприятия, понимания того, чем был неудавшийся социализм. Россия воспрянет ото сна тогда и только тогда когда каждая домохозяйка «на пальцах» объяснит, почему и отчего произошёл кризис социализма.
Наше будущее в этом и только в этом, а не в нанотехнологиях, представляющих и показывающих развитие. Весь мир и всё развитие заключено не в технологиях, а в человеке. Человек движет всем развитием мира, потому что развивается, прежде всего, человек. Развитие человека определяет развитие мира, а не наоборот построение нового совершенного общества, в котором человеку будет комфортно и безопасно. Разрушение такого общества, которым было общество пролетариата, безболезненно трансформировался в капитализм, который К.Маркс показывал тюрьмой для этого самого пролетариата. Если бы это фактически было народное общество, то народ бы защищал его до последней капли крови, как защищают свою Родину.
Неудача социализма, недостроенная перестройка и современный кризис это звенья одной цепи, хотя представляют разные даже социальные системы. Которые зависят от незадействования самого главного фактора движения – человека, социального человека, невозможностью оплачивать его труд полностью.
В этом убедил всех марксизм что распределение по труду это распределение только средств необходимых для поддержания труда(еда, одежда), а остальное должно быть общественным. Полное распределение по труду невозможно, это невозможно и должно создавать общественные фонды потребления, которыми гордились и которые были главным признаком социализма.
Распределение по труду обеспечивается самой структурой общества.
Задумываться сколько денег уплатить человеку произведшему утюг или вырастившего бычка не надо, тому чему учит марксиская теория представляя стоимость сумма расходов на их производство, в том числе и труда. Стоимость товара не выражается производством W=C+V+m, стоимость не образуется из стоимости производства товара. Стоимость есть выражение в другом общественном труде и справедлива эта формула будет только в том случае если товар W уже обменён на C, V и m, тогда когда обмен уже произошёл. Обмен делает возможным и показывает распределение другого общественного труда на оплату средств производства, оплату рабочей силы и «прибавочную стоимость», которая по смыслу распределения общественного труда никак не может быть прибавочной, потому что никуда не прибавляется.
Для определения стоимости товара служит обмен или рынок, который превращает труд, заключённый в утюге или бычке в другой общественный труд, в этом цель, смысл и сущность общества. А не в том, как это показывает марксизм измерить производством труд в бычке и утюге и на основании социальной справедливости организовать обмен данных товаров. Организовать обмен и построить тем самым общество социальной справедливости.
В обмене, а не в справедливом его устройстве обнаруживается сущность человека и образующего его общества. Если капитализм это общество капиталистов, это значит, они образуют эту сущность называемую обществом, обмениваясь трудом и товаром которые для них произвели наёмные работники-пролетарии. В том и находится гордиев узел современности – собственность, которую П.Леру французский социалист, которому принадлежит приоритетное право на слово социализм. Он писал что собственность это право на продукт своего труда и право на продукт чужого труда, что создаёт равновеликость труда обменом и через обмен и придаёт законченность обществу. Потому и нельзя устроить общество пролетариата, потому что они просто производят и не образовывают общество посредством обмена.
Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров» , а отдельный товар — как элементарная форма этого богатства.
Анализ общества, которым пользуется Маркс, происходит на основании способа, которым производится данные товары. Способ организации общества для производства товаров, называемая общественно-экономической формацией. Движение, развитие общества каждый раз согласно этой череде общественно-экономических формаций, каждый раз представляют новое общество, более совершенное, посредством нового способа производства материальных благ.
Каждый раз это другое производство и другое общество, производство, устроенное по - другому, по - другому производимые вещи для общественного пользования.
В развитии общества согласно утопическим представлениям важно открыть новый способ посткапиталистического производства общественного продукта, угадать его основные черты как черты этого производства.
Исходя из решения этой поставленной задачи новое общество будет определятся таким способом производства, что будет всё производится для себя, для самих производителей.
Что это будет утопия, подсказывает не только наш грустный опыт строительства социализма, но и то, что общества, где всё производится для себя не может существовать в природе, потому что общество потому и общество что в нём всё производится для других.
Отличительным признаком общества от общины состоит в том что общество имеет структуру, показывающую как, каким образом оно организовано определённым количеством людей. Для общины такой организации не существует поскольку она представляет определённое количество людей. Организация в ней должна быть установлена, устроена посредством законов и установлением социальной справедливости, труд сапожника должен быть оплачиваем меньше, чем труд например шахтёра.
Структура общества отлична от структуры общества что она выделяет из себя государство – политический и законотворческий орган, заменив социальную справедливость при распределении общего продукта на обмен между индивидами.
Развитие общины привело к образованию общества и развитие общества не приведёт обратно к установлению общины потому что развивается общество на основании развития человека, увеличению его общению с другими.
Социализм это не социальное общество, общество социальной справедливости, а социальный человек. Человек взаимодействующий с другими посредством труда
Общественное производство в себе и для себя имеет абстрактную, а потому утопическую форму, потому что производство должно себя выражать себя социально, а не просто быть им, через построение нового общества сразу социальным для себя производством. Общего социального производства людей попросту не существует, а если и существует, то существует только в общине, но есть производство для других.
Труд является средством взаимодействия в обществе, средством образования его самого.
Общее организованное производство по общему плану является утопией. Общее организованное производство в обществе не может существовать, потому что общество потому и общество и потому оно живое имеющее свойство развиваться, что оно не имеет общего производства, потому что имеет внутри себя механизм его образующий, производство для других.
Анализируя общественное производство таким образом, что огромное скопление произведённых товаров особым образом, согласно социально-экономической формации, распределением, отражённым в отдельном товаре.
Маркс, объяснял обмен двух вещей, товаров тем, что в них содержится то что-то одинаковое которое им и позволяет им обмениваться. Обмен он объясняет одинаковой, равной стоимостью. Это одинаковое он представляет одинаковой стоимостью товаров, которая им позволяет быть равновеликими. Другими словами, согласно теории Маркса товары, вступающие в обмен, уже имеют стоимость, которая обмен и образовывает. Происходит некоторое отделение стоимости товара от рыночной цены посредством, например спроса и предложения, но в целом и общем товары должны обмениваться по их стоимости.
Из этого исходит вся марксиская наука. Что ей и придаёт утопию на основании меркантилизма по отношению к понятиям, то что эти понятия труда товара и стоимости Маркс относит к до обменным понятиям.
Товар, труд и стоимость это величины, говорит Маркс, существуют до обмена и позволяют его образовывать.
Из понятий труда товара и стоимости организуется обмен.
Все произведённые товары общества представляют собой всю стоимость общества как общественно-полезные вещи, вещи, удовлетворяющие общественную потребность.
Товар показывается вещью для непосредственного удовлетворения общественных потребностей в общей системе общественного производства. Распределение созданных, произведённых товаров показывает сущность общества. Как в отдельном товаре так и в общественном производстве в целом оказывается неоплаченная часть . Она и образует прибыль капиталиста и общественные фонды потребления при социализме.
"Товар, прежде всего внешний предмет, вещь, которая благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, — порождаются ли они, например, желудком или фантазией, — ничего не изменяет в деле . Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления или окольным путем, как средство производства.
Это определение товара Марксом, отражает полезность, полезность вообще, но не отражают его социальную полезность, полезность для других, а следовательно их взаимодействие через взаимодействие людей.
Труд делает из людей общество, объединяет их посредством труда, но не просто труда простого общества для создания общественного продукта, а он обеспечивает социальное взаимодействие, общение для образования общества, через труд для других.
Потому товар это не полезная вещь, а полезная для других, через это и происходит социальное общение, образование общества. Потому для Маркса происходит анализ полезной вещи с двух точек зрения с качественной и количественной. Товар, для того чтобы быть товаром должен быть не просто полезной вещью, а полезной для других и потому её можно рассматривать только с этой одной точки зрения. Обмен показывает полезность вещи, а не полезность вещи её обмениваемость. Эта полезность не простая полезность вещи а социальная, полезность для других. Эта полезность и придаёт и образует стоимость товара.
Потому для Маркса нет большой разницы между полезной вещью и товаром.
«Полезность данной вещи то её свойство, что она может удовлетворять человеческие потребности того или иного рода делает её потребительной стоимостью.»
Свойство вещи удовлетворять потребности других и само это свойство, способность, возможность делать это не делают вещи товарами, какими является, например содержимое бабушкиного сундука, представляющие каждая в отдельности и все вместе с сундуком полезными вещами.
Возможность и свойство для вещи быть полезной не значит что перед нами товар.
Полезная вещь и товарное тело не являются товарами, потому что их полезность «в себе». Товар это полезная вещь для других, полезность, открываемая и реализуемая обменом. Обменом потому, что только он может показать их полезность для других.
Потому и не существует стоимости вещи, потребительной стоимости на основании её полезности, потому что полезность является не внутренней сущностью вещи, сущностью вещи «в себе», а вещь должна обладать социальной, общественной полезностью. А эта полезность определяется обменом, обменом на общественный продукт.
Меновая стоимость и определяет стоимость товара. Она определяется обменом на общественный продукт, определяется общественным продуктом, даваемый взамен товара.
Стоимость есть отношение, а не качество вещи, имеющее социальный смысл обмена товара на общественный труд.
Меновая стоимость это не пропорции обмена потребительных стоимостей, обмен полезными вещами.
«Меновая стоимость, прежде всего представляется в виде количественного соотношения в виде пропорции в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода».
Маркс представлял бытие общественного продукта в виде потребительных стоимостей и меновую стоимость показывает как отношение потребительных стоимостей. Если бы товары представляли собой отношение потребительных стоимостей, то никакого общественного избытка не существовало.
К.Маркс пишет: «Раз существует такое общество, в котором некоторые лица живут, не работая (не участвуя непосредственно в производстве потребительных стоимостей), то ясно, что условием существования всей надстройки этого общества является прибавочный труд рабочих», т.47 с.211, предполагая большую стоимость товара, чем потребительная.
Объясняя обменные пропорции, когда 1кватер пшеницы в самых разных пропорциях обменивается на другие товары, пишет что он выражаясь в самых разных пропорциях, его меновая стоимость остаётся неизменной.
В том и состоит утопия, что он заключает стоимость в сам товар, представляет как его внутреннюю сущность. Происходит определение стоимости произведённого товара на основании обмена, того что он обменивается на другие товары.
Стоимость это отношение, показывающее выражение товара в другом общественном труде. Допустим, что товар 1кватер пшеницы обменивается на 20 фунтов сапожной ваксы, то не внутренняя стоимость пшеницы позволяет образовывать эти пропорции, а эти пропорции и есть стоимость пшеницы или ваксы. Стоимость пшеницы измеряется ваксой, а стоимость ваксы пшеницей, сами же вакса и пшеница как полезные вещи стоимости, внутренней стоимости не имеют, их стоимость им придаёт и образовывает обмен. Обмен есть то действительное, что придаёт стоимость товару.
Потому и стоимости до обмена, потребительной стоимости не существует.
Не существует, потому что стоимость товара есть выражение его в другом общественном труде. Выражаясь в другом труде товар, приобретает стоимость.
Потому он не может определятся количеством рабочего времени, потому что это будет «внутренняя стоимость» товара. Стоимость товаров это не застывшее рабочее время и не есть отношение одного рабочего времени к другому рабочему времени.
Чем больше рабочее время, необходимое для изготовления товара, тем больше его стоимость относится к вне научным открытиям.
Стоимость есть выражение товара в общественном труде, диктуемое обменом. Потому обмен, показываемый А.Смитом сапог на сукно, при простом товарном производстве показывает равенство труда, равенство затраченного труда. При капиталистическом, же производитель сапог должен ещё произвести стоимость для капиталиста. Показывается неравноправность и неравнозначность обмена.
Понятие стоимости не относится и не выражает капиталистических отношений в её производстве, стоимость данных сапог не производится, а диктуется обменом. Капиталистические отношения наступают не при производстве сапог, а при распределении общественного продукта каким в данном случае является сукно. В этом случае и только в том случае можно показать распределение стоимости.
Производство стоимости и распределение её в производстве не может существовать.
Сущность капиталистической эксплуатации не в том, что рабочий произвел продукции на восемь рублей, а капиталист заплатил ему только пять. Трудясь в течении рабочего дня он произвёл стоимость своего труда стоимость своего воспроизводства количеством пяти рублей и произвёл прибавочную стоимость для капиталиста в три рубля.
Это рассмотрение возможно только с меркантилистских, а значит с ненаучных позиций. Произвести стоимость нельзя, потому что выражение стоимости состоит в другом, общественном труде. Потому стоимость товара в восемь рублей означает располаганием его этим количеством общественного труда, показываемого обменом.
Капиталист право на общественный труд приобрёл через обмен и посредством обмена, но никак и не предварительно, до обмена. Распределение денег показывает и обоснуется распределением общественного труда.
Неоплаченная стоимость не прибавочна, её не производит наёмный рабочий, сверх своего содержания, потому что он не производит своё содержание и не производит стоимости. Стоимость это общественный продукт, а «прибавочная стоимость» всего лишь недоданный общественный продукт, не полученная стоимость.
Потому не происходит того, что К.Маркс назвал самовозрастанием стоимости, тем что труд производит стоимости больше чем он стоит сам или затрачено на его воспроизводство.
Утопические устои марксизма коренятся в отношении к понятиям.
Капиталист взаимодействует не с трудом пролетария, а с его рабочей силой.
Общение капиталиста и наёмного рабочего не являются социальными, обществоопределяющими и обществообразующими отношениями.
Это вторичные, трансцендентдальные отношения, находящиеся за пределами социальных отношений образуемых трудом.
Гельвеций писал, что новые идеи появляются в результате сравнения двух вещей, которые раньше не сравнивались.
Сравнивая две социальные системы прошлого «социализма» и нынешнего рынка для наёмных рабочих никаких перемен не произошло. Как при одной так и при другой социальной системе они из общественного продукта заработанного ими получают лишь V, убеждённые Марксом, что это и есть стоимость их труда. Что обеспечивает присвоение общественного труда в виде C и m, другими. Эти значения образовывали общественные средства производства и общественный запас, при одной системе и которые при другой стали объектом приватизации.











Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 7 [только новые]





Сообщение: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.09 09:02. Заголовок: Я не в..


Я не верю в прибавочную стоимость
Ещё древние видели то что для изучения общества необходимо изучать человека – этот микрокосм его образующий.
Что общество для человека и человек для общества?. Рассматривая это с точки зрения марксизма приняв исходным пунктом: «Индивидуумов, производящих в обществе, - а следовательно общественно –определённое производство индивидов» -неизбежно придётся придти к продукту произведённого в обществе, в котором индивид имеет справедливую или несправедливую долю в его и при его распределении.
Эксплуататорская сущность общества согласно этому положению и состоит в несправедливом распределении общественного продукта и существовании лишнего класса, каким является капиталист - никак не участвующий в общественном производстве. Анализируя общество, К.Маркс пишет: «Раз существует такое общество, в котором некоторые лица живут, не работая (не участвуя непосредственно в производстве потребительных стоимостей), то ясно, что условием существования всей надстройки этого общества является прибавочный труд рабочих», т.47 с.211.
Бытие общественного продукта К.Маркс видит в виде потребительных стоимостей, полезных продуктов. То, что составляет «огромное скопление» произведённых товаров.
Тем самым Маркс поставил трудную и практически невыполнимую задачу отделить из этой огромной массы товаров их прибавочную часть.
Если необходимость продукта измеряется необходимыми средствами для восстановления труда, то прибавочная часть продукта является сверхтрудовой и надтрудовой. Она определяется из того сколько продуктов пошло на восстановление труда.
С этих позиций кажутся верными слова Маркса о том, что люди сначала должны обеспечить себя одеждой едой, прежде чем заниматься политикой.
Но фундаментализм этих понятий не имеет под собой почвы, потому что общество это не производящее для себя общество. Общество не производит для себя, во-первых пищу, а во вторую очередь ракеты.
Общество организовано так, что производится всё для других, чем и как оно организуется, проще говоря, самоорганизуется.
Элементарную модель общества, показывающего устройство общества и взаимодействие человека в нём, является обмен. Обмен показывает взаимодействие человека с другими, каковым в данной модели является другой человек. Для него труд выражается в труде другого человека, который для первого и является выражением его труда. Труд стоит тогда когда выражен в труде других, общественном труде. Человек не производит стоимость для себя и ещё и прибавочную стоимость. Человек производит для других.
Классический пример А.Смита в обмене сапог на сукно приносящий и показывающий равенство труда при простом товарном производстве.
При капиталистическом за свой труд сапожник производя сапоги, получает меньше, потому что он производит прибавочную стоимость для капиталиста.
Рабочий день, согласно этому, делится на необходимый производящий необходимую стоимость и прибавочный, создающую прибавочную.
Необходимый необходим для восстановления сил потраченных на труд, прибавочный сверх того. Это объясняется например посадкой картофеля. Год одного человека может прокормить 10 мешков картофеля, для этого достаточно 10 дней труда и 1мешок семенного материала.
Фантазий, вариаций и утопий на эту тему рассматривая эту ситуацию можно создать много.
Если начать с того, что 10 рабочих дней равны стоимость 10мешков картошки, значит 10 мешков воплощают стоимость 10 рабочих дней.
Если картошка воплощает только стоимость воспроизводства, то это стоимость не труда, её взрастившего, а стоимость рабочей силы.
Выходит стоимость труда равна стоимости рабочей силы?
Но если рассмотреть её с капиталистического способа то капиталист покупая труд или рабочую силу за десять мешков картошки заставит, принудит производителя картошки производить не 10, а допустим 15 мешков для получения прибыли, прибавочной стоимости, то стоимость произведённой картошки будет больше стоимости труда или стоимости рабочей силы?.
Вариации на эту тему можно продолжать сколько угодно но они не имеют под собой никакой понятийной основы, потому что в выращенной картошке ни в 10 ни в 15 мешках не содержится понятий объясняющих теорию.
Понятия труда товара и стоимости можно показать и объяснить только имея ввиду социальную сущность труда, труд в картошке содержится только тогда и только тогда когда эта картошка произведена для других, а не для своего непосредственного потребления. Этим отрицается производственный, затратный характер труда. Взращивания её хоть на камнях, хоть на чернозёме, хоть обрабатывая пашню детской лопаткой хоть трактором «Кировец» - при этом труд будет одинаковый, одинаково-абстрактный.
Абстрактный потому что, сколько бы не пошло рабочего времени на взращивание картошки его измерить нельзя, потому что труд как понятие в производстве не обнаруживается, конкретность труда показывается и образуется обменом. Обменом, потому что он не просто производится, и не просто труд, а производится для других. В этом его сущность и конкретно, что он конкретно нужен обществу, другим.
Конкретный труд не в его производстве, а в картошке, которая предназначается для других, только в ней и только в ней содержится труд.
Он содержится в ней не как в произведённом продукте выданным на гора в закрома Родины, а в товаре, обменивающимся продукте.
Данный обмен и показывает стоимость своим отношением. Отношением к другому труду, труду других. Чего и сколько стоят смитовские сапоги? Смитовские сапоги стоят смитовского же сукна, а не стоимости их производства. Стоимость сапог выражает сукно или может выражать другой продукт, но не сами сапоги. Если современный телевизор 10тысяч рублей он стоит денег реально обеспеченных общественным продуктом.
Все товары стоят одного и того же, стоят другого общественного труда. Сапоги стоят сукна и сукно стоит сапог. Телевизор стоит не своего производства с зарплатами накрутками и прибылями, это есть утопия меркантилизма которая показывает образование стоимости товара из затрат стоимости, а стоит другого труда.
Стоимость есть отношение телевизора к другому труду выраженному в 10т. рублях и представленному например в 100 металлических листах.
Стоимость это отношение и не может содержаться в произведённой вещи, потому и произведённая вещь, «потребительная стоимость» это не товар.
«Потребительная стоимость» это не стоимость товара, и не стоимость вообще потому что стоимость есть и выражается и образует пропорцию обмена.
Обмен не реализует имеющие стоимость товары, а обмен товаров образует организует и является стоимостью товара. Стоимость выражается другим общественным трудом, обмен есть механизм конкретизации труда, способом его существования. Стоимость выражается общественным трудом, другим а не выраженным, предоставленным производством товара, для его производства.
Рынок и есть способ существования труда и общества.
Марксиский пример существования общества без обмена трудом в общине и на современной фабрике не определяют сущности общества. Община это не общество.
Принципиальное отличие общества от общины в образовании гражданского общества посредством обмена и отделение от него – государства.
На современной фабрике также не происходит обмена трудом, потому что производство каждого рабочего не имеет социальной полезности.
Утопия марксизма заключена в теоретическом наличии сверх общественного производства- производства для общих, общественных расходов, содержания того же государства, теорией «прибавочной стоимости»..
Пока существует эта иллюзия, порождённая справедливой оценкой труда, средствами его восстановления, государству ни каким образом не справиться с коррупцией которая является следствием организации, опеки общества со стороны государства.
Взаимодействие государства и общества должно осуществляться только через налоги.
Также как нельзя было справиться со спекуляцией в советское время, которая являлась следствием «трудовой» стоимости, т.е. созданной из затрат труда.
Труд образует общество и надтрудовой надстройки, надстройки над трудом не может существовать ни в коем случае. Не дожно и не может быть фонда «прибавочного» труда. Он может только с точки зрения марксизма, который показывает и объясняет его нетрудовую сущность.
Потому сущность общества он объясняет не обменом, а распределением по труду с оставшимся остатком.
Распределение по труду это распределение только средств его восстановления, остальное это «прибавочный труд».
Понятие «прибавочного труда» основано на том что: «труд- такой же товар как и всякий другой и цена его определяется теми же законами как и цена всякого другого товара,……цена труда тоже равна издержкам производства труда, а издержки производства труда состоят из того количества жизненных средств, которые необходимы чтобы рабочий был в состоянии сохранять свою трудоспособность», Ф.Энгельс т.4 с324.
Цена товара это не цена, стоимость произведённой вещи, а она определяется из обмена с другим товаром, стоит его. Стоимость товара не производится, а заключена в другом товаре.
Лишнего труда в товаре нет потому что их стоимость, товара и заключённого в нём труда, измеряется другим трудом.
Общество есть механизм, способ и сущность распределения общественного труда.
Социализм как посткапиталистическая система находится не в прошлом и не за дальней кромкой горизонта, подёрнутой туманом, а в головах людей.
В головах потому что капитализм будет существовать до той поры пока человек не почувствует себя человеком в социальном значении этого слова.
А не в физиологическом, которому достаточно по-труду только средств восстановления. Эта непреложная марксиская истина и устанавливает капитализм, тем, как писал и сам К.Маркс: «Буржуазная политическая экономия видит в рабочем лишь рабочее животное, скотину, потребности которой сведены к самым необходимым физическим потребностям», т.42 с.54.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.05.09 10:07. Заголовок: Что такое ..


Что такое коммунизм
3000 год. Бабушка, укладывая спать внука говорит ему: « раньше жили тёмные люди, которые не знали что такое телепортатор и верили в прибавочную стоимость».
В теории прибавочной стоимости заключена краеугольная черта теории коммунизма. Это понятие объясняет всё или почти всё, в теории Маркса. Если бы не было теории прибавочной стоимости то и не было теории, утверждающей высшей стадией развития общества – коммунизм. Коммунизм это общественный строй, в котором происходит в достаточной мере распределение по-труду и остаётся после этого распределения, общественный остаток, фонд прибавочной стоимости, общественный, общественный фонд. Распределение по труду составляет, по теории марксизма, часть созданного обществом, произведённого общественного продукта и предполагается что его по труду можно распределять справедливо. Если в трудные, тяжёлые годы по труду можно распределять только хлеб, то в более оптимальные можно к хлебу добавить масло.
В этом заключена главная утопическая установка любой теории утверждающей справедливое распределение созданного «годового общественного продукта». Мерой может служить например затраченное рабочее время на создание, производство этого продукта, каждого в отдельности и общего. Но для этого нужно изменить общество, чтобы оно было социально однородным, однородным потому что все должны участвовать в производстве и соответственно в распределении этого общественного продукта. Решение этой стратегической задачи общества и предполагает коммунизм.
Коммунизм основывается на некоторой производительности труда на той которую вкладывает в это понятие Маркс, через понятие прибавочной стоимости. Сталевару, сделавшему плавку марксизм научно объясняет, что его труд по выплавке стали нетрудно вычислить, высчитать по количеству пролитого пота, затраченной энергии или учёт может быть произведён рабочим временем. Это есть стоимость труда сталевара, смысл её заключён в понятии простого труда для производства простой вещи, какой является сталь.
Стоимость его труда, количеством рабочего времени, даёт ему право на получение общественного труда, определяемого восстановлением потраченных на производство стали сил. Стоимость его труда не связана со стоимостью стали, а связаны с распределением общественного продукта, того что должно восстановить силы, воспроизводство сталевара.
Тем самым теория делает разрыв между стоимостью труда и стоимостью продукта труда, заполняя его «прибавочной стоимостью», между тем, что труд производит и тем, что требуется для восстановления труда.
Стоимость произведённой стали, говорит марксизм, можно высчитать из труда о формуле W+C+m, к стоимости потреблённых средств производства приплюсовать стоимость труда или стоимость рабочей силы, в марксизме одинаковые понятия, определяемая средствами восстановления.
Полученная « новая» стоимость будет больше затрат стоимости для производства на величину прибавочной стоимости.
Последняя определяется естественной прибылью предприятия, тем что производится больше чем потребляется для производства товара.
Объясняя таким образом образование стоимости товара из наличия (первоначальная стоимость)стоимости для производства товара.
Стоимость товара получается произведённой. Это и есть меркантилизм в чистом виде, объясняющий общественные процессы с помощью денег.
Меркантилисский взгляд на мир показывает очевидным кризис в обществе недостатком денег, ведь для того чтобы произвести полезные вещи для обеспечения общества необходимы средства для этого производства.
Сегодняшний и вчерашний кризис основан не на деньгах(стоимости) и даже не на производстве, а на отношении к понятию стоимости.
Стоимость, её понятие ни в коей мере не связано с деньгами, ровно на столько, на сколько деньги обслуживают выражении самой стоимости.
Стоимость выражает то чего стоит товар и связывается не с производственной, а с обменной его сущностью. Что товар стоит, показывается и доказывается обменом, а не расходами на его производство. Товар стоит тогда и только тогда когда стоит другого товара, определяемого обменом. Пропорции обмена и есть действительная стоимость товара, показывающего выражение товара в другом товаре, который и есть его стоимость.
Марксизм же показывает стоимость внутренней сущностью товара позволяющей товарам обмениваться.
Товары обмениваются по труду, по содержащемуся в них труду, а не по стоимости, « тому третьему, которое само по себе не является ни первой, ни второй из них».
Сущность стоимости заключена не самом производимом или произведённом товаре и не в этом «третьем», а в другом труде и товаре.
Товар может «стоить» только другого товара, а не его производством.
Стоимость труда по производству стали, связывается с самой стоимостью стали через «прибавочную стоимость». Тем самым отделяется стоимость труда от продукта труда. При абстрактности «прибавочной стоимости» и стоимости самой стали фундаментальность стоимости связывается со стоимостью труда её изготовляющего. Она есть стоимость восстановления труда к которой прибавляется прибавочная стоимость. Стоимость труда в марксизме есть стоимость восстановления которая не связана со стоимостью продукта. Теоретическую правдоподобность придаёт этому положение меркантилизма, то, что труд производит больше, чем необходимо для восстановления этого труда. Если рабочего накормить, напоить одеть и обуть, то он произведёт гораздо больше, чем на него потрачено вначале, он произведет стоимости больше чем пошло на расходы для труда. Эта разница и является прибавочной стоимостью, прибавочной потому что она прибавляется к стоимости труда. Что является теоретической предпосылкой представлять некоторую стоимость больше чем стоимость труда. Потому распределение по труду возможно частью произведённого общественного продукта. Утопия марксизма связана с тем что труд не является средством взаимодействия, общения людей.
В справедливом распределении общественного продукта заключена по теории Маркса однородность, бесклассовость общества. На этом основана популярность в стране коммунизма, несмотря на негативный опыт его внедрения и связана с тем, что он теоретически оформляет и доказывает возможность установления бесскласовости, равноправия людей. Тут дело в российском обострённом чувстве социальной справедливости. Если их Робин Гуды стремились отнять у богатых и отдать бедным, т. е. преобладал имущественный, материальный интерес, то российской идеей всех бунтов, восстаний и революций была идея воли и равенства. И в ХIХ веке, когда становится понятным что революция, восстание только тогда будет успешным если оно опирается на какую либо теоретическую базу, в России показывающей не передовые позиции в экономическом развитии, показывала громадное количество социальных теорий по изменению общества.
Уважение к коммунизму вызвано тем, что он научно доказан, что он теоретическими установками показывает и доказывает возможность установление социального равенства. Это равенство образуется из справедливого распределения произведённого общественного продукта. А для этого общество рассматривается единым конгломератом сотрудничающих людей для общей пользы. Принцип социализма выражается и обосновывается исходя из убеждения справедливого распределения созданного общим трудом.
Произведённый общественный продукт справедливо распределяется по труду. Что представляет собой утопический момент уже представлением того, что таковой существует, как продукт общей, совместной деятельности. Распределение общественного продукта по труду непосредственно, образует частную, личную собственность, блага, которые необходимы для восстановления труда. Остаток от распределения, произведённы

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.05.09 10:08. Заголовок: продукта только част..


продукта только часть, той его частью которая обеспечивает восстановление труда, другая его часть, часть «прибавочного» труда остаётся общественной.
Значит в производстве нет стоимости, нет потому что производство стоимости отдельным человеком, производство им «необходимой» и «прибавочной» стоимости, остаётся абстрактной, не фактической, пока не обеспечено наполнение стоимости из распределения общего продукта.
Производство стоимости сапожником при котором он производит необходимый и прибавочный труд не вполне научно, потому что конкретность труда необходимой или прибавочной его части, должна подтверждаться распределением общественного труда. Исходя из этого, в необходимом и прибавочном труде нет собственно труда самого сапожника – это труд других, общественный труд.
Потому, общественный труд вначале, первоначальная стоимость, может объяснять производство стоимости товара выраженную в деньгах, но не может объяснить общество, общественное распределение на основе стоимости.
Предположение Ф.Энгельса о том, что будет покончено с прославленной стоимостью не сбудутся никогда, потому что она показывает распределение в обществе. Труд и товар имеют стоимость потому что они покупают, обмениваются на определённое количество общественного труда, замещаются общественным продуктом. А потому они не являются элементарной частью произведённого, созданного продукта, созданной стоимости.
Труд не создаёт общественный труд, а на него обменивается, потому что общественный труд это не общий труд, общее производство, а труд других. Это законченная теоретическая система, провозглашающая победу пролетариата над эксплуататорами – капиталистами. По существу новая социальная система, государство пролетариата, государство труда. В котором по выкладкам Маркса самому государству не будет места, оно попросту растворится « заснёт».
Аристотель в «Политике» пишет что государство слагается из семей, что предполагает в очень малой мере наличие общества, общества как такового. То где же проходит грань между обществом и государством, мы в большей мере живём в обществе или государстве?
Если мы живём в обществе то общественные отношения, пускай они будут даже производственные, должны образовывать общество и государству, общественной же структуре, останется мало места для его функциональной деятельности.
Если же живём в государстве, то главнейшим становится создание справедливых

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.09 08:09. Заголовок: Критика политической..


Критика политической экономии.

Люди во все времена считали, что живут в несовершенном мире. Что общество генерирует пороки и проецирует их на личность. Отсюда стремление изменить общество. Если изменить общество, то изменится и сам человек, потому что он, находясь в системе социальных отношений, вынужден приспосабливаться к правилам и законам общества. Стремление к идеальному обществу выразилось в форме утопий, которые показывали пример общественного устройства, как должны жить и общаться между собой люди.
Их утопичность предполагалась заранее тем, что они представлялись отдельно от самого общества. Существовали ли они в проектах, как остров Утопии Томаса Мора или города Солнца Кампанеллы или реально в социальных экспериментах английского социалиста-утописта Роберта Оуэна, они показывали лишь пример идеального функционирования общества на основе устранения явных недостатков, пороков общества неравенства и эксплуатации.
Им утопию, невыполнимость, придавало то, что они не претендовали на изменение устоев общества. Бытие и развитие общества происходило по своим законам, а утопические социальные проекты существовали отдельно и возникали на основе исправления дефектов развития общества.
Иное дело, когда был открыт закон применительно к самому обществу. Было замечено, что оно развивается, становясь более производительным через совершенствование социальных отношений.
Этот важный момент, когда к устройству и функционированию общества был применен научный метод – средство по которому можно объяснить само общество, его действительное состояние, наличие и взаимодействие социальных отношений между людьми, их предысторию и можно предсказать будущее общества.
Главный закон применительно к обществу – это закон развития, по которому общество как социальный организм имеет свойство развиваться. Наряду с экономическим развитием происходит развитие социальных отношений. Это взаимосвязано и совершенствование общества происходит через развитие человеческих отношений, которые переходят на новый уровень, когда становятся тормозом на пути промышленного развития, когда производство не может больше развиваться при существующих социальных отношениях.
Сами эти отношения рассматриваются через призму классовости. Производительный класс, класс производящий общественные блага и противостоящий ему эксплуатирующий класс, присваивающий львиную долю произведенного, какие бы формы эта классовость не принимала. Рабовладение – где противостояние происходило между рабом и рабовладельцами или через пример классовой борьбы и завоевание более больших прав эксплуатируемых. Они переходят в новые отношения феодала и крепостного или капитализма, где капиталист и наемный рабочий экономически неравноправные, но юридически свободные граждане.
Согласно этой теории – теории классового противостояния, после его высшей фазы – капитализма, при котором обостряются все противоречия двухступенчатой, классовой структуры общества, произойдет, наконец, наступление бесклассового общества. Общества, где произойдет освобождение труда, производящего все блага от эксплуатирующий надстройки.
Возникшее новое общество будет обществом трудящихся, в котором отсутствует класс эксплуататоров.
Эта теория воплотилась в марксизме законченной теоретической системе провозглашающей победу в высшей борьбе с эксплуататорами производящего класса – пролетариата.
Карл Маркс теоретизировал торжество трудящегося класса через создание нового общества – социализма.
Стихийно сложившееся общество, в котором руководящую роль играют не трудящиеся, а небольшое количество капиталистов, эксплуатирующих труд в частных интересах будет преобразовано в производящее для себя общество, в котором производство подчинено плановой организации, что и должно придать ему новый импульс. За счет плановой экономики увеличивающей само производство.
Это показывалось на примере капитализма, который завоевал весь мир организацией планового труда на отдельной капиталистической фабрике. Организовать общество на этом примере – вот основная идея марксизма.
Общество, где все производится на продажу и даже труд выступает в роли товара будет преобразовано в такое где все производится для себя, для тех кто производит все блага.
Новое общество будет братством производящих для себя людей.
Реальное воплощение в жизнь этой теории показало свою несостоятельность, утопию, потому как заметил английский социалист-утопист Джон Грей в «Трактате о принципах обмена»: «Истина, однако, в том, что правильное в теории никогда не может быть неправильным на практике».
Поскольку марксистская теория является основной общественной наукой о социальном устройстве общества, то должна показать и объяснить, почему произошел кризис социализма, почему воплощение передовых научных методов ведения хозяйства – планового, привели к печальным последствиям.
Но в том и заключен парадокс сегодняшнего дня, что наука не может объяснить провал ей же рекомендованного пути развития общества, т.е. наука не может объяснить самою себя.
Если все выводы и положения науки правильные, то в чем состоит диалектально противоположное направление движения общества к рынку, в чем состоит его теоретическая основа, кроме той, которую демонстрирует сегодня наука, что «он лучше».
Можно ли объяснить почему буксуют рыночные реформы если рынок не вписывается ни в какие каноны современной науки об обществе. Потому говоря словами В.И. Ленина, немного перефразируя можно сказать «рынка не может быть у людей, которые не усвоили и не добились объяснения того, что такое коммунизм и что такое товарное производство» т. 38 стр.179.
Потому без анализа научных принципов которые привели к такому социализму, который пытались построить, невозможно определить их научность, объяснить современное состояние общества, процессы, протекающие и протекавшие в нем, почему произошел кризис социализма и почему нельзя его было построить исходя из положения науки.
На искусственность социализма указывают две вещи:
- во первых, социализм в том смысле, который в нем предполагался – новая посткапиталистическая система должна была дать такой рост промышленного производства, что сомневаться в его превосходстве над предыдущей социальной системой не позволила бы даже скептиков.
А тот социализм, который был в «основном построен», давая небольшое превосходство в отдельных областях производства и то на пике своего развития, а в основном показывая регресс промышленного роста.
- во вторых новая социальная система давала новое, другое взаимоотношение между людьми, что и делает его новым, согласно основному закону общества – развития.
Этот закон говорит о том, что уже сформированные социальные отношения нельзя возвратить назад. Нельзя капитализм обратить в рабовладение и такой тенденции далее не наблюдается.
Конец же строительства социализма ознаменовался тем, что одним декретом социальные отношения были возвращены назад.
Это указывает на утопические корни социализма, что это был не социализм, а некий социальный эксперимент по внедрению неспособной теории в практику.
Чтобы разобраться в этом необходимо обратиться к теории. Основа всякой теории это понятия.
Таким основанием теории является понятие труда. Это понятие марксизм объясняет воздействием человека на природу для преобразования ее в продукт необходимый для обеспечения жизнедеятельности.
Общество, его социально-экономическая фаза развития рассм

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.09 09:10. Заголовок: Когда з..


Когда закончится кризис
Кризис, на сегодняшний день это то, что как будто-бы заслоняет счастливую, по крайней мере, нормальную жизнь. Того, что в определённые моменты истории мешали классовые враги, происки империализма, вредители и т.д. На сегодняшний день за всем этим пытаются найти козни Америки.
Вскрыть реальные черты этого кризиса призвана наука. Наука должна сложные вещи, происходящие в обществе объяснить просто, как, например электротехника объясняет удар током простым и естественным движением электронов.
Пока ещё все процессы в обществе мы объясняем политическими причинами. Не политика экономическими причинами, а экономику пытаются объяснить политическими. В неудаче строительства социализма и развале СССР виноваты или западные спецслужбы или внутренняя контрреволюция в виде мафии или заинтересованных чиновников, но никак не структура экономики.
Это представляет собой общинный менталитет, менталитет представляющий общество, единым конгломератом образованный общим трудом, производством.
Видеть в бедах внешнего и внутреннего врага определяется мышлением восприятия общества просто обществом, нашим родовым гнездом.
Определяя общество соединением людей при котором «природа является для человека звеном, связующим человека с человеком» и само оно «есть законченное сущностное единство человека с природой». Цитаты К.Маркса объясняют общество не через непосредственное взаимодействие людей, а через необходимое в общении людей звено – природу. Посредством воздействия людей на природу они организуются особым способом, согласно социально-экономической формации. Общественный труд, воздействуя на природу, производит продукт, который является результатом этого воздействия. Общество организуется производством, воздействием на природу посредством труда, где, исходя из условий производства, происходит распределение произведённого.
Наёмный труд, вступая в производство, заранее рассчитывает только на средства своего восстановления, тем, что в процессе найма происходит взаимодействие труда и капитала. Общество образуется не производственными отношениями и через рассмотрение распределения общего производства показывать его справедливость или несправедливость. Производство не образует социальные связи в обществе. Потому создаёт видимость того что цветочный горшок, стоящий на окне, само окно и телеграфный столб видимый из него всё это банально произведённые товары в обществе и посредством общества.
Общество и возникло, согласно Марксу тогда когда вместо человеческого стада собирающего коренья, оно стало производить.
Каждый воспринимающий элементарную часть общественного производства- товар просто произведённой вещью, подвержен коммунистическому мировоззрению, в силу восприятия понятий.
Во-первых, восприятия общей произведённой стоимости. Стоимость определяется не производством, а отношением двух товаров. Маркс видит в этом отношении не стоимость, а отношения двух товаров образованные их стоимостями.
Другими словами, товары, вступающие в отношения обмена уже имеют стоимость, которая и образует пропорции обмена.
Понятие стоимости по Марксу должно объяснить чудесное превращение 100 рублей, затраченных на производство товара в 110 рублей. Что было для него увеличением стоимости, того из чего состоит, образован капитал.
Капиталист затратив на и для производства товара, купив необходимые средства для производства W и рабочую силу С, допустим за 100 рублей. В результате производства соединении средств производства с рабочей силой производится стоимость, которая не только возмещает затраченные 100 рублей, но и приносит прибыль, прибавочную стоимость в виде 10 рублей.
Маркс видит за этим увеличение капитала, увеличение стоимости после производства, по сути, рассматривая процесс производства процессом увеличения стоимости. Капитал в теории Маркса показывается и выступает в виде излишне произведённой стоимости, результат излишнего производства.
Марксизм показывает меркантилизм теории, т.е. объясняет все процессы с помощью и исходя из денег, стоимости, что и выражает его основные постулаты: например то что труд производит больше чем стоит сам. Производит он конечно стоимость, согласно этой теории. Даже не проводя анализа данного положения можно увидеть за этим утопию теории, потому что она предполагает стоимость больше стоимости труда. Больше, достигается производством больше чем стоимость труда. Все стоимости этого мира созданы и произведены трудом и больше этой стоимости, той, которая произведена трудом, быть не может.
Потому теория образования стоимости происходит из наличия, существования, стоимости, первоначальной стоимости. Как, например, если дождь объяснять не из конденсации пара в верхних слоях атмосферы, а из того что вода, дождь, льётся с неба. Дождь объяснять из дождя, а стоимость из стоимости.
Стоимость начинается и образуется из обмена, а не из производства, как показывает это Маркс. Если взять средство производства, которое имеет стоимость умело соединить его объектом производства, также имеющего стоимость посредством рабочей силы, то в результате получится стоимость товара.
Это и есть и этим выражается меркантилизм теории, который просто заключён в наличии, существовании стоимости до обмена, заключающийся в её абсолютной, а не относительной сущности..
Стоимость образована обменом, пропорции обмена и есть стоимость товара.
В этом реализуется не простое приравнивание стоимостей товаров, труда и капитала, затраченного на их производство. Обмен имеет социальный смысл.
Обмен произведённого труда на общественный. Товар, в этом случае, стоит не произведённого труда, того труда, который заключён в нём, который его произвёл, а другого, общественного, того который его «стоит».
Товар стоит тогда и только тогда когда он стоит другого общественного труда и в нём выражается. 3 горшка стоят одного барана, потому стоят, что они стоят друг друга. Стоимость каждого в отдельности и горшка и барана стоят только в обмене, а не до него, в производстве. Маркс же пытался научно объяснить пропорции товаров в обмене, смело предполагая место науки в производстве. Что и является утопией теории, предполагающей научно установить стоимость из производства, что является теорией справедливого обмена. На практике мы видим то чем заканчивается то, когда наука обгоняет, показывает как ей действовать, а не объясняет практику. Производство стоимости товара за 100 рублей, к которой в производстве прибавляется ещё 10, не может быть научным потому что 110 рублей, который стоит товар, она объясняет производством стоимости и образованием «новой стоимости». Стоимость это не качество товара образованное произведённым трудом, а стоимостью для него является другой общественный товар, тот которого он стоит в обмене.
Свойство товара отражают не человеческую полезность, полезность вещи для человека, а общественную полезность, полезность вещи для общества. Быт Робинзона Крузо не был окружён товарами хотя все они представляли полезные и даже необходимые для него вещи. В связи с этим уместно привести цитату:«Что такое товары? – писал Ф.Энгельс, это продукты произведенные в обществе более или менее обособленных производителей, т.е. прежде всего это частные продукты. Но эти частные продукты только тогда становятся товарами, когда они производятся не для собственного потребления, а для потребления другими людьми, стало быть общественного потребления. Они вступают в общественное потребление путем обмена. Частные производители находятся в общественной связи между собой, образуя общество». Т. 20 стр. 318.
Потому и не может быть общественного производства полезных вещей, которые являются товарами, потому что полезны. Из этого общество и нельзя представить держателем огромного скопления товаров, которые, в свою очередь, являются результатом обычного производства.
Общество представлено и образуется производством товаров.
Несокрушимость этого определения заставляет задуматься над тем, что в таком случае товарное производство? Есть ли разница между общественным производством полезных вещей-товаров и товарным производством?
Разница и существенная состоит в том, что в одном случае производятся предметы как полезные вещи, предназначенные изначально для непосредственного потребления, в другом для продажи, обмена.
Обществу, всеми силами верящими в справедливое общество распределения по труду и строящему рынок необходимо знать, что никакого «цивилизованного»или «не цивилизованного» рынка не бывает. Бывает общественные отношения, образованные отношениями обмена.
Производственные отношения в обществе обосновываются тем, что товары производится «для себя» и свой конкретный труд человек реализует в его производство.
Для Маркса это и был конкретный труд выраженный в затратах рабочего времени и сил, на и для производства данного конкретного товара. Конкретность труда и товара согласно этому должна исходить из производства, определяться им.
Принимая это за данность необходимо сразу предположить наличие «прибавочной стоимости», у столяра, изготавливающего грабли, разницу между потраченной силой на производство, определяемую стоимость её восстановления и стоимостью граблей.
Стоимость могут иметь только грабли, а не их производство, изготовление, которая в марксизме представлена стоимостью труда, к которой прибавляется «прибавочная стоимость». Стоимость труда заключена в граблях, а не в их производстве, потому что только грабли могут выразить общественную полезность заключённого в них труда. Их общей суммы стоимости необходимого труда и прибавочного, как стоимость граблей нет, потому что стоимость граблей покупает, располагает стоимостью общественного продукта, из которого и происходит восстановление рабочей силы. Разницу между стоимостью труда, определяемая стоимость граблей и стоимостью рабочей силы и определяет и оформляет капиталистические отношения, потому что показывает распределение общественного труда. Отношением к труду, выраженному в граблях. Разница между стоимостью труда и стоимостью рабочей силы, которые в марксизме тождественны, не в «прибавочной стоимости».
В том то и дело что стоимости больше стоимости труда нет и не может быть, что предполагал К.Маркс наличием «прибавочной стоимости». Что она прибавляется к стоимости труда. К стоимости труда ничего не может прибавятся уже потому что стоимость её понятие выражает и выражено в другом труде. Труд стоит и только тогда стоит когда он стоит другого, общественного труда.
В результате производства граблей не произведён товар с готовой стоимостью, определяемую его полезностью как полезной вещи. Попытка связать полезность со стоимостью тем, что стоимостью обладает полезная вещь. Маркс без сомнений пишет, что полезная вещь обладает стоимостью изначально (потребительная стоимость), то теория как-то неконкретно выражает осуществляемый обмен по «потребительным» или по меновым стоимостям.
«Товар должен представлять потребительную стоимость для других и быть передан посредством обмена в руки тех кому он служит в качестве потребительной стоимости», где «потребительные стоимости одного рода обменивается на потребительную стоимость другого» или по меновым потому что должна реализоваться «прибавочная стоимость» стоимость больше потребительной.
Неудавшийся социализм был основан на отношении к товару как к полезной и общественно-производимой вещи, вещи производимой для общества. Производство не нуждалось в обмене, а служило и должно было служить для непосредственного удовлетворения общественных потребностей. Общественное производство со справедливым распределением были основные черты «нового общества», неудавшегося, а потому утопического социализма.
Нынешнее с1991 года общество основано на другом отношении к понятию товара в первую очередь, тому что товар непременно должен обмениваться продаваться.
Выходит что основную стоимость товара образуют расходы на производство, при котором капитал взаимодействует с трудом для производства стоимости товара.
Социальные отношения в обществе согласно теории Маркса безнадёжно антагонистичны изначально тем, что они представляют собой общение, взаимодействие труда и капитала. Что социальные отношения, образующие общество, предполагают продажу труда одними и покупку его другими людьми.
При этом их отношения находятся в производстве, в производстве стоимости.
Наёмный рабочий в продолжении времени производства производит стоимость больше чем стоимость его труда.
Эта фундаментальная и утопическая мысль Маркса состоит в отношении к понятиям – стоимости, труда и товара.
Во – первых стоимость не производиться, нет и не может существовать стоимости произведённых товаров, иначе это будет стоимость производства, величина расходов на производство.
Стоимость не стоимость произведённого картофеля. В произведённой, выращенной картошке, и любом другом продукте, нет и не может быть никакой стоимости.
Капиталистическое распределение выращенной картошки между капиталистом, фермером и нанявшим его наёмным работником, который произвёл все работы по её возделыванию, как 1к10, не отражает и не выражает никакой стоимости. Это всего лишь несправедливое распределение.
Стоимость это другое понятие, которое не содержится в произведённой картошке, но зато она есть в другом товаре, в другом труде.
Если бы картошка была обменена на другой товар, распределённый в той же пропорции, то это уже есть распределение стоимости, определяемое отношением капитала( выраженного в другом, отличном от картошки, труде) к рабочей силе, но не к труду, как это представляет Маркс.
Почему так?, потому что стоимость есть отношение к другому труду и выражается другим, общественным трудом.
Марксизм в обмене видит не стоимость, ее образование и выражение, а приравнивание стоимости. Некоторое отделение стоимости (до обмена) и цены (в обмене), товара.
В том заключена меркантилизм теории, которая показывает стоимость не только до обмена, но и до производства (первоначальная стоимость).
Другими словами всю стоимость Маркс объясняет на основании имеющийся стоимости и из стоимости.
Социальные отношения в обществе образуются трудом, взаимодействием труда.
Обменивается труд на труд, а не труд на капитал. Причина этих, таких социальных отношений труд для других, труд для общества. В результате обмена трансформируется труд, заключённый в товаре в другой общественный труд, но главное что при этом и из этого образуется общество.
Потому и в силу этого общего производимого всеми людьми в обществе продукта не может быть.
Анализ общего производства, «общественного производства индивидов», неминуемо приведёт к понятиям, выражающим и утверждающим марксискую теорию. К понятиям общенародной собственности, производство же общее, ликвидации частной собственности на средства производства, владельцы же устанавливают условия производства и образуют общение, взаимодействие с трудом, покупают его в целях и для производства. Понятие простого труда производящего просто товар и т.д. приведёт к установлению плановой его организации.
Человек согласно этому мировоззрению, потому он и «общественное животное» по Аристотелю, что вместе с другими людьми, сообща образовывает общество. Следует избегать, говорит, Маркс противопоставления человеку общества. Но как раз из этого противопоставления, трудом для других и образуется общество.
В общении человека и общества, других и образуется социальная связь людей, называемая обществом.
Потому сущность человека не сущность винтика в обществе, производящего часть общественного продукта. Сущность общества выражается и образуется проявлением сущности человека через труд, когда он проявляет свою полезность для общества, для других. Человек социален не потому, что человек, а потому что таковым его делает труд, который образует эту социальность.
Труд составляет сущность общественной связи когда человек не просто трудится в обществе, а трудится для общества, для других. Общество образует не труд вообще, а труд для других и потому другие, общество, внешние по отношению к человеку. Люди в обществе связаны трудом, но не общим трудом по покорению, преобразованию природы, где природа является необходимым звеном этой связи, а трудом для других, чем и образуется, оформляется общество. Два человека обмениваются трудом, как например земледелец и скотовод. Их труд, только тогда труд, когда выражен для каждого в полезной вещи, например в баране для земледельца и в картофеле для скотовода. Их труд, каждого в отдельности, тогда труд и только тогда когда он выражен социально, полезностью для других. Полезность удовлетворения человеческой потребности, порождённую желудком или фантазией, показываемая Марксом свойством товара, неверно, потому что товар должен выражать не просто полезность, а общественную полезность. Полезность поэтому это не свойство самой вещи, а полезность её для общества для других. Труд человека есть не абстрактный труд производимый в обществе, а это понятие применимо и только тогда конкретизируется как понятие, когда труд выражает себя полезностью для других. Структура общества показывает самое главное то, что отличает его от общины, что общественного производства как результат совместной деятельности не существует, и не существует соответственно общего социального произведённого продукта. Он может существовать лишь в статистических отчётах, что произведено такое то количество тракторов или электрических лампочек.
Этих товаров произведено, ровно столько, а не больше, потому что этого требуют запросы других. Производитель тракторов должен знать что труд в них как понятие, содержится тогда и только тогда когда они выражают полезность для других, иначе «ненужный труд не считается за труд».
Производство же тракторов, труд по марксовым понятиям, уже труд потому что производит тракторы, и его организация должна давать явные преимущества перед бесплановым производством при капитализме. Что оказалась утопией потому прерывала общественную связь, образованную трудом. Так что кризис начался внезапно не в начале ХХ1 века, а в начале прошлого, организацией общего производства и соответственно обмена.
Эта система, система общего производства по плану содержала в себе кризисную сущность тем, что отделяла производство от обмена, того, что производству придаёт конкретность и действительность.
Про эту кризисность, образованную отделением производства от обмена писал и Маркс, рассматривая это с меркантилисских позиций, производство не восполняется деньгами, полученными из обмена.
Кризис о котором так много говорят и пишут является следствием организованного труда, внедрением в практику марксиской теории планового производства.
Производство укреплялось и интенсифицировалось тогда и только тогда, когда оно вопреки теории Маркса не подвергалось регламентации и управлению. Например: НЭП или экономический эксперимент Худенко.
Отдельный вопрос почему НЭП в 20 годы стабилизировал экономику, а в 90 давая свободу предпринимательству не привел не к каким мало- мальским достижениям.
Ответ следует искать на булавочной фабрике А.Смита. Что будет если рядом с фабрикой, описанной им будет делать частник такие же булавки?
Что будет с производством если отбросить то, что составляет социальную организацию по поводу его производства?
Кризис в обществе связан с взглядом на общество как на структуру по добыче материальных благ, которая будет давать наибольшей производственный эффект при её организации. Оно так и было бы, если общество не имело бы внутреннюю структуру, образованную трудом для других.
К. Маркс писал, что в обществе, где всё производится для себя, не бывает кризисов, но как раз это и послужило и служит главной причиной кризиса. Общество организованного обмена было и есть то что нарушает его структуру и вносит наоборот дисорганизирующий и кризисный момент.
Цель строительства социализма, выраженная в образовании равенства между имущими и неимущими справедливым распределением и ликвидации анархии производства не будет не достигнута никогда. Порукой тому служит распределение в обществе, образованная его структурой – трудом для других. Что человек дал обществу, а он может дать только труд, возвращается ему в другом общественном труде.
Это общение происходит через и посредством обмена.
То, что меркантилисты видят в некотором отделении стоимости вступающего в обмен товара от его цены, ту которую он приобретает в обмене, не является таковым. Стоимость и цена товара и труда образуется только в обмене и есть всего- навсего большая или меньшая стоимость и цена товара и труда.
Потому общественная система, структура общества, то что делает его живым и развивающимся организмом, не предполагает плановое управление производством. Плановое общество, организованное производство не только вносит стабильность и ликвидирует анархию и справедливое распределение по труду, но вносит ещё более анархию тем, что каждый отдельный человек не видит перед собой задачи в виде потребностей общества. Труд человека рассматривается в виде деятельности для заработка, для восстановления своих сил.
Общественное производство это не просто производство как таковое, а его образует и организует производство для других. Потому человек это не просто винтик образующий общественный характер производства, а индивид общающийся с другими посредством труда. Человек, рассматривается не в виде тягловой силы, которую необходимо кормить и одевать для возможности трудится, а в качестве социального, общество-образующего объекта. Труд в качестве заработка, который в марксизме представлен стоимостью труда и предполагает «надтрудовую», «прибавочную стоимость».
Труд есть то, что объединяет людей в общество, потому что он для других и в то же время индивидуализирует его, особым образом отделяя его от других.
Общество организовано трудом и ещё лучше организованное общество есть утопия. Утопия потому что предполагает изменить то консервативное, труд для других, что и образует общество.
Кризис общества следует искать не в кознях кого-либо, а в теории общественного устройства.
Виновата ли в том скомканная биография России ХХ века – зарождающийся капитализм, в его начале, прерванный строительством «нового общества», неудачи в его строительстве, перестройкой и возвращение на строительство капитализма, который в конце века показался не тем капитализмом который был в начале века, а представляется уже совершенным социальным устройством? Который в свою очередь был поражён кризисом.
Что было мелькание социальных систем, как и чем объяснить все процессы.
Для того чтобы объяснить эти процессы существует наука которая объясняет или должна объяснить сложные процессы в обществе простыми понятиями.
Понятия в теории есть тот кирпич, атом из которого объясняется всё здание науки.
Объяснение кризиса деньгами, тем что это в первую очередь финансовый кризис находится в плену меркантилизма науки. Объяснение социальных процессов через деньги, первоначальную стоимость.
Тем что не хватает денег для производства товара, потому что увеличились расходы в связи с кризисом. Расходы на производство товара не позволяют ни получать предпринимателям прибыль, ни платить заработную плату рабочим. Для всего этого не хватает денег. Кризис восходит к понятиям, тому что производство товара не образовывает ни товара, ни стоимости. Рабочий, производя гайку, не производит никакой стоимости, стоимость образуется в обмене, в обмене на другой труд, выражающий стоимость гайки, подлинную, конкретную и фактическую.
До обмена нет и не может быть никакой стоимости, потому что стоимость есть выражение товара в другом труде, стоить его. Так что кризис следует объяснять не из стоимости, а из товара.
В отрыве производства от обмена и заключён и кризис «социализма» и сегодняшний кризис. Соединение в одну сущность их удивит общество, где чего-то не хватает, на сегодняшний день – денег, избытком всего. Потому что к процессу подключится самая главная и самая важная часть развития общества-человек.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.09 09:02. Заголовок: А БЫЛ ЛИ СОЦИА..


А БЫЛ ЛИ СОЦИАЛИЗМ ?

Русский философ Н.А.Бердяев отмечал, что проблема человека основная проблема философии. Философия есть то, что человек обнаруживает вокруг себя, это взгляд на мир из человека. Наука показывает взаимодействие людей, она объясняет мир людей.
Что представляет собой человеческое общество? Что общего и чем структура общества отличается, допустим, от устройства колонии муравьёв.
Ну, во-первых, разница в том, что наши дети внуки и правнуки будут наблюдать как ловко трудятся муравьи, в точности повторяя движения также как и в настоящее время. В тоже время сами дети внуки и правнуки будут жить в изменившемся обществе, потому что общество развивается и они будут жить в другом, не в смысле социального устройства, которое вкладывал в это Маркс, а, в том смысле что оно будет более развитым.
Консервативный смысл общества заключён в том, что его образует человек, не просто человек, а социальный человек, индивидуум, а не общее, а оттого и общественное производство.
Человек образует общество своим производством, но не просто производством, которое нивелирует человека, а производством для других.
Что есть индивидуализация и индефикация человека как члена общества, выражаемая полезность его труда для общества, других.
Фундаментальность такого подхода говорит о том что главным движителем общественного развития является свобода человека, выраженная через и посредством труда.
Свобода труда, а не его милитаризация, согласно Марксу, для наиболее эффективного управления производством, ради производства большего общественного продукта. Продукта, из которого должно происходить распределение по труду.
Для тех, кто вновь собирается строить общество пролетариата можно и нужно сказать как ветерану этого строительства, что если ты получал большую или меньшую зарплату это выглядело как большая или меньшая оплата труда.
Но когда приносили большие бумаги в которых было написано что на год тебе положено столько-то пододеяльников, колбасы и трусов, из которых было видно что тебе в зарплате предоставляют даже больше, становилось понятно что тебе оплачивают не твоё умение, мастерство, возможности и остывало горение в груди при строительстве «нового общества» .
Сопоставление это с теорией Маркса, что труд должен быть оплачен средствами восстановления, сразу понимаешь, что ты наёмный работник и начинаешь искать капиталиста. Начинаешь искать «прибавочную стоимость». При «социализме» капиталистом было общество или государство, они существовали в одном лице и присваивали, но возвращали в виде бесплатностей медицины, учёбы, жилья и т.д. При капитализме эти бесплатности «прибавочная стоимость», оказалась приватизирована. Для человека обе системы оказались одинаковы, одинаковы, потому что оплачивалась рабочая сила, а не труд.
Марксизм является утопическим учением, потому что эти понятия определяет одинаково, средствами восстановления. На этом основании высчитывает стоимость товара, если к стоимости труда(восстановления), (первоначальная стоимость), прибавить стоимость материала и «прибавочную стоимость» - это и будет стоимость товара. Для тех, кто верит в элементарную логику надо представить, что больше чем стоимость труда, стоимости нет и не может быть. Расчёты Маркса, когда к стоимости труда что-то прибавляется, абсурдны и не имеют никакого основания.
Стоимость труда это стоимость того, что человек дал обществу, точнее его общественный аналог. Стоимость это стоимость другого труда и товара, общественного продукта, а не произведённого и научно вычисленной, высчитанной стоимости товара, справедливая оценка его стоимости.
В том что оплачивается не труд, а рабочая сила К.Маркс видел стабилизацию общества, что бы в нём не происходило, но средства восстановление труда будут общественной заботой и человек по крайней мере с голоду не умрёт, общество ему не даст этого сделать. Тем самым, Маркс абстрактно выражаясь, определял то что велосипед с гранитными, квадратными и широкими колёсами никогда не упадёт. Обществу оплата по труду необходима не для социальной справедливости, а для развития. Не надо определять общественно необходимую стоимость овощерезки общественно-необходимым временем, необходимым для её производства. Тем, что одни её производят за 6 часов, а другие за 8. В этом утопическая теория меркантилизма, она стоит не 7 часов. Если она стоит 7 часов, то это часы, которые показывают время.
Но что развивается в обществе, как действует механизм развития.
Ещё древние отмечали, что для того чтобы понять общество, необходимо изучить и понять человека, образующий его микрокосм.
Значение этого микрокосма в обществе современная наука объясняет производством, производством для себя необходимых жизненных средств.
Как пишет К.Маркс: «Предмет исследования это прежде всего материальное производство. Индивиды производящие в обществе, а следовательно общественно-определённое производство индивидов – таков естественно исходный пункт». Далее объясняя, что отдельный трудящийся даже не может рассматриваться и анализироваться, потому что общество определяется общественным же производством. Через это происходит его анализ, при анализе общества происходит анализ его производства, каким способом произведено общественное богатство. Способы производства определяют социальную формацию общества, различаются по тому, как кем произведено общественное богатство. Если произвёл бесправный человек, раб, который является собственностью рабовладельца- это одно общество, а если наёмный работник для капиталиста, это другое общество.
По способу производства и происходит название общества его общественно-экономическая формация. Само развитие общества показано чередой общественно-экономических формаций, сменяющих одну другой, когда одна становится более совершенной, по отношению к предыдущей. Потому их исследование исходят и происходят на основании того, что это другие, разные общества, хотя и плавно перетекающие друг в друга, являясь естественным развитием. Радикальность и отсутствие общих черт в череде формаций- стадий развития общества и привели к теоретическому коммунизму, новому обществу, где всё производят для себя сами производящие. Всё общественное производство распределяется между трудящимися его создавшими.
Утопию коммунизму, братскому общему производству людей для себя придаёт сам человек, его сущность. Его сущность это не сущность муравья, образующих общее производство в муравейнике. Его сущность, сущность образования им общества другого рода. Он образовывает его основным проявлением-трудом. Но не общим трудом на общее благо как это делают те же муравьи. Он, трудясь, создаёт общество. Создаёт не общественное производство, а общество. Теоретическая и принципиальная разница в том, что организованное производство ещё можно как-то представить, а организованное общество нет. Труд создаёт и придаёт структуру обществу. Общество это не просто общество, а основано и образовано трудом. Труд не просто труд, который выполняет каждый из индивидов общества, по сути, общий труд, качественно отличный, потому что он труд для общества. Потому труд не может быть просто трудом, затратой человеческих сил, потому что он должен выразить себя социально, полезностью для других, только в этом случае он есть труд в самом конкретном значении. Производство труда не есть труд, тот конкретный труд, который можно исследовать и анализировать и уже потому труд нельзя измерять количеством рабочего времени. Нельзя, потому что это абстрактный труд, абстрактность его заключена в том, что он не показал конкретную свою сущность полезности другим. Труд, для того чтобы быть конкретным понятием должен быть не просто произведён, а быть полезным другим. Следовательно, он должен иметь механизм признания этой полезности. Этим механизмом признания полезности труда и образования общества является обмен. Обмен в структуре общественных отношений играет роль признания, что в данной произведённой вещи есть труд. До обмена, труд заложенный в данную вещь, труд затраченный на её изготовление, является абстрактным, он не рассматривается как труд. Труд рассматривается и анализируется только в обмене, в обмене на общественный труд, который показывает его стоимость, то количество общественного труда, на которое он обменивается.
Все пропорции и отношения обмена являются не простым приравниванием товаров по количеству затраченных на их производство капитала, труда или природы, а имеют социальный смысл и выражение.
Обмен и его пропорции, которые образуют два товара, являются отношениями труда, только труда и ничего больше. Труда, потому что в двух обмениваемых товарах, обменивается труд, произведённый на общественный. Обмен показывает равенство труда. Сколько труда заключено в поковке, которую изготовил кузнец и какова стоимость дедушкиного шкафа, стоящего в углу можно измерить только обменом, обменом на другой общественный труд.
Допуская равновеликость этих вещей в обмене, мы определяем через их обмен что в этих двух вещах содержится одинаковый труд. Стоимость труда в поковке определяется шкафом, а стоимость шкафа определяется поковкой.
Утопия «трудовой» теории стоимости К.Маркса заключена в том, что она определяет, высчитывает стоимость поковки и шкафа из производства для их справедливого обмена. Пусть рухнет мир и случится всемирный потоп, но стоимости до обмена быть не может никогда и ни в коем случае. Не может быть никакой «потребительной стоимости» товара, потому что товар это вещь, существующая только в обмене. Вне обмена товара не может существовать и потому нельзя никак и никаким образом высчитать стоимость произведённой вещи.
Потому стоимость измеряется не произведённым, а общественным трудом.
Он и только он может показать что вещь обладает полезностью и пропорции обмена показывают её стоимость. Слова К.Маркса «всякий труд есть расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, и в этом своём качестве одинакового или абстрактно-человеческого, труд образует стоимость товаров», уже потому что показывает при этом абстрактность человека через его труд, что труд не конкретизирует человека, а абстрагирует его и то что стоимость не относительна, а абсолютна. Т.е. вещь не стоит, потому что стоит чего-то, относительно чего-то, а вещь стоит, потому что на неё затрачен труд.
Принимая это во внимание, становится понятным сущность человека в обществе, его общество-образующая и общество-организующая роль. Труда как выражения свободы человека, человек должен и предполагает свободу для выражения этой свободы как свободы самовыражения этой гегелевской «осознанной необходимости», необходимости быть человеком. Быть человеком это не значит трудится, а значит трудится для других, быть полезным другим.
Как писал русский философ Н.А.Бердяев проблема труда это не проблема общества, проблема общественного труда, а проблема отдельного человека. Человек есть человек когда он проявил себя не в общем производстве, а выразил и выражает трудом свою полезность для других. Кузнец не тот, кто делает поковки, а тот, чьи поковки стали полезны людям. Как и портной который не просто шьёт сюртуки, а шьёт их для других. Потому в определении человека, каким является портной выводы К.Маркса «для сюртука всё равно кто его носит портной или заказчик портного»- выглядят абсурдными. Абсурдность в том, что труд потому он и труд что должен выражать себя социально. Потому труда в сюртуке, который портной пошил для себя, нет в конкретном его понятии. Труд если это труд всегда выражает себя социально, чем и потому образуется общество. Оно образуется, потому что портной шьёт сюртуки для других, кузнец делает поковки для других, земледелец выращивает хлеб для других и т.д., т.е. происходит образование общества через выражение социальной сущности труда.
Становятся понятным не только неудача строительства социализма, да и не социализм это вовсе был, потому что изменялось то, что составляет и образует сущность общества труда для других. Псевдосоциализм перекрывал то, что опровергала и отвергала его теория что труд является средством взаимодействия людей, что он труд только тогда труд когда для других. Эта теория полагала, что это взаимодействие можно устроить, организовать. Теоретически видоизменить то, что является основой науки – положение Аристотеля ,что в двух обмениваемых вещах, товарах содержится одинаковый труд. На основании труда как просто труда это общение людей через обмен предполагалось организовать, потому что одинаковость труда даёт возможность организовать или даже вообще отменить обмен, заменив его распределением произведённого общественного продукта. Труд обеспечивает социальное общение и за просто трудом, утописты не видели его социальной сущности, в обмене как выражении социальной сущности труда. Труд стоит тогда когда стоит другого общественного труда.
К чему приводит организация обмена можно видеть не только на примере социалистической экономики. Её же можно проследить и на примере организации обменного банка английского социалиста-утописта Роберта Оуэна. Для справедливого обмена продуктов Оуэн открыл обменный банк. Ремесленники приносили произведённые ими продукты для обмена. Опытные служащие банка высчитывали, определяли стоимость вещи в трудовых бонах. На это количество любой желающий мог взять в банке любой товар, равный по стоимости. Вначале банк имел большой успех, но потом на полках банка скопилось множество товаров, не находящих спроса. Они наводнили все кладовые. В результате Р.Оуэн вынужден был понизить оценку товаров, но это не спасло положение. Банк пришлось закрыть.
Так будет происходить всегда, когда организуется обмен, потому что в результате прерывается общественная связь, образуемая трудом.
Происходит дисбаланс общественного производства. Он происходит потому что стоимость вещей определяется заранее до обмена и не могла реализоваться в обмене.
Кризис марксизма связан с тем же, что он определяет стоимость произведённой вещи. Стоимость произведённого товара W=C+V+m.
Идея выразить стоимость товара до обмена, для его справедливого осуществления – мертворождённая идея. Стоимость товара это выражение его в общественном труде. Товар стоит тогда и только тогда когда он стоит общественного труда, определённого его количества определяемого обменом.
Только исходя из этого, можно понять источник капиталистической эксплуатации. Эксплуатация заключена не в том что капиталист рабочему, токарю, за изготовленные валы заплатил по 7рублей, хотя сам их продал по10рублей. Рассматривая это через призму меркантилизма, кто кому и сколько заплатил понять невозможно. Это можно понять только через реальное содержание рублей – общественный труд. В этом примере стоимость валов, истинная и фактическая и трудовая 10рублей, потому что это продиктовал и образовал обмен. Но на другой стороне обмена валов общественный труд, тот который образовал равнозначность труда заключённого в валах и общественного.
Если считать основу проблемы понятия стоимости – как образуются пропорции обмена, то они так и образуются равенством труда произведённого и общественного. Для удобства пропорции образованные валами образовали обмен на один общественный продукт, допустим 10кг. картофеля. Пропорции обмена показывают что валы стоят, равны по стоимости 10кг картофеля. Из этих 10 кг капиталист в качестве оплаты рабочей силы отдал 7кг картофеля. Разница в 3кг картофеля это не прибавочная стоимость, иначе бы пришлось вслед за К.Марксом утверждать что «трудовая стоимость» валов составляет 7кг картофеля или рублей какай-то конкретной величиной позволяющей восстановить силы, труд затраченные на изготовление валов. Сущность капиталистической эксплуатации не в присвоении «прибавочной стоимости», которая прибавляется к стоимости производства, изготовления валов, а в присвоении труда общества, общественного труда, посредством его оплаты стоимости рабочей силы, а не труда. Капиталистические отношения образуются тем, что оплачивается только стоимость восстановления, стоимость рабочей силы. Марксизм, представляя стоимость рабочей силы стоимостью труда, теоретически доказывал существование «прибавочной стоимости». А её общественное присвоение новыми качествами общества являлся теорией общественного капитализма. Капитализма, потому что если бы валы оплачивались по трудовой стоимости т.е. 10кг картофеля, то они оплачивались бы по труду, т.е. в распоряжении токаря был бы весь общественный труд, даваемый за валы. Марксизм показывал трудовую стоимость валов в 7кг, т.е. не во всём количестве общественного труда, а только в том, которое требуется для восстановления труда, предполагал его присвоение обществом в 3кг, называя это прибавочной стоимостью.
Стоимость существует и определяется обменом, потому рассуждения о стоимости валов в производстве, были бы беспочвенны, если они не образовали бы пропорций обмена, проще говоря, проданы.
Если сравнить две социальных системы прошлого социализма и нынешнего капитализма, то для человека труда ничего не изменилось. Не изменилось в том смысле, что по труду он получает ту же стоимость своего воспроизводства. В том, что этого достаточно по труду, что это и есть стоимость труда. В этом нас и убедил К.Маркс. Данное положение предполагает «прибавочную стоимость», которую при социализме обобществляли, а при капитализме приватизировали, показав её результатом бизнеса. В том то и дело что бизнес происходит на труде, происходит эксплуатация труда, тем, что оплачивается не труд, а рабочая сила.
Потому происходит присвоение общественного труда за счёт каждого из нас.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.08.09 17:47. Заголовок: НАУКА..


НАУКА

Наука «научна» в той степени, в какой она исследует практику, хозяйственную деятельность человека в изменении окружающего мира, объясняет её.
Системно организованные знания могут возникать только на основе практической деятельности человека, а не возникать раньше их самих.
Залежи полезных ископаемых или воды в данном месте может не оказаться таковым хотя и научно прогнозируемым в силу того что это всего навсего научный прогноз но не сама наука. Наука будет наукой, тогда когда определит из алгоритма человеческой практики практическую пользу ископаемых для человека.
Наука по своей роли и принципам всегда человечна в том смысле, что в исследованиях она руководствуется тем что данное ещё не исследованное явление принесёт человеку, его положительные и отрицательные стороны.
Открытие электричества и его практическое использование для освещения поставило раскрыть его дальнейшее применение, но и максимально обезопасить человека от нежелательных его воздействий.
Социальная наука во первых должна показать место и роль человека в обществе.
Неудача строительства коммунизма связана с тем что что научный коммунизм не видел не замечал и не определял производство индивидуума как то начало научного исследования вообще, определяющее то кто есть человек для общества.
Научный коммунизм определял человека в составе социума, группы.
«Индивидуумы, производящие в обществе, — а следовательно общественно-определенное производство индивидуумов, — таков, естественно, исходный пункт. «Единичный и обособленный охотник и рыболов, с которых начинают Смит и Рикардо, принадлежат к лишенным фантазии выдумкам XVIII века» - писал Маркс т.12 стр.709.
В этом и есть разгадка ненаучности «научного коммунизма».
Как, чем и через чего происходит соединение человека в общество?
Маркс отвечает на этот вопрос, что от Адама, но не Смита, а гораздо раньше его, когда библейский тёзка с Евой совместно трудились в составе группы, не только же они там ели яблоки, и соответственно это было обществом.
Общество, по всем выводам Маркса, сформировалось тогда когда сформировалось общее, общественное производство. Производство которое сформировало организовало общество общим же трудом.
Труд в той мере труд что он общественный и в обществе – говорит Маркс.
Данный подход позволяет показать общество несовершенным, например капитализм.
Капитализм довольно производительное общество и является обществом в силу общественного производства. Но его несовершенность по мнению Маркса заключена в том что общее производство, общий труд производятся без всякой организации и произведённое непропорционально распределяется согласно трудовому вкладу.
Дефект анархии присущ ему в силу его структуры, ячейкой которой представляет отдельное капиталистическая фабрика. Отдельная капиталистическая фабрика, по сути такое же общество, по мысли Маркса, при развитом разделении труда и общественном производстве выступает противопоставлением организацией труда всеобщей анархии в обществе.
Структурно построить общество по типу капиталистического предприятия «для производства потребительных стоимостей» направлена вся теория Маркса, исправив его дефекты – присваивание «прибавочной стоимости» должно осуществлять не отдельный капиталист, а общество.
Тот кто пытается пойти по этому пути, как например Ленин пытавшийся превратить страну, общество «в одну контору в одну фабрику», определённо утопист.
Это не просто вывод на основе практики, а имеет глубоко теоретические корни.
Для того чтобы эта утопия состоялась хотя бы только в теории надо представить, что общественное производство в обществе и на отдельной фабрике ничем существенно не отличается, всё тоже и также происходит общественное производство, не вдаваясь в мелкие детали распределения произведённого.
Вот это как раз и представляет собой утопию имеющий существенный признак разницы, структурно предприятие образовано затратами рабочих сил, а общество трудом. Немудрено, что в теории Маркса понятия труда и понятие рабочей силы ничем существенным не отличаются и представлены одной величиной – общественным восполнением затрат.
Общество образовано трудом и через труд. Тот труд и только труд может называться трудом и выражать это понятие, который непосредственно полезен другим, когда он выражает себя полезностью для других. Общество образуется и образовано трудом.
Предприятие же структурно образуется затратами рабочих сил, абстрактным трудом, потому что труд отдельного сверловщика является не трудом, в научном теоретическом значении этого слова, потому что он не выражает себя общественной полезностью, полезностью другим. Пытаться измерить труд сверловщика количеством просверлённых отверстий или затратами его физических сил, значит создавать утопию справедливым распределением, пытаясь оплачивать рабочую силу сверловщика. Общество образовано распределением по – труду, а «справедливое общество» это делает пытаясь оплатить рабочую силу «справедливо».
Эта «справедливость» вносит дисбаланс в общество посредством организации обмена, ведь оплата рабочей силы предполагает оплату только частью общественного производства – средствами восстановления.
Наука стоит на утопических принципах пока пытается это сделать, подойти с определённым метром к каждому отдельному трудящемуся человеку, составляющему общее производство.
Труд сверловщика заключён не в нём самом в его затратах, а в том полезном что он создаёт для других, сверля отверстия.
Что создаёт утопию так это то, что весь труд в обществе попытаться организовать и построить «новое общество». Пока мы не отказались от этой мысли мы всё также продолжаем строить утопию «другого» общества, общество общего организованного производства, общества социальной справедливости.
Хочется удивить самого Маркса, но непосредственного общего общественного производства в обществе не существует. Его не может существовать исходя из структуры самого общества, которое образовывает не общий труд всех его членов, а индивидуальный труд человека, труд для других. Реформировать общество, придавать ему вид «народного», где всё производится непосредственно для себя для непосредственных производителей представляется утопией.
Общество и есть где всё и непосредственно производится для народа для других, только взамен тому кто произвёл труд для народа получает не полный эквивалент общественного труда своему, а только часть, только средства восстановления.
Это общество по коммунистическим верованиям и по научным выводам должно стать обществом социальной справедливости.
Это исследование и привело к прекрасным результатам на бумаге и к отвратительным на практике.
В этом нет ничего удивительного, что научный коммунизм рассматривал единичного охотника, где нибудь в сибирской тайге и рыболова где нибудь на Каспии этаким недоразумением, выдумкой. Обшее, же производство было тем что необходимо рассматривать и анализировать.
«Капитал не изобрёл прибавочного труда. Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или несвободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства» т.23 стр.246 - слова Маркса, которые можно причислить к классике, вызывают не только много вопросов, но и самый главный обращённый к самому Марксу - где он видел такого человека. Где он видел человека который производит свои средства содержания и кроме этого еще и содержание ещё кого либо.
Ну, человек производящего свои жизненные средства можно увидеть на далёком острове Робинзона, но в обществе такого нет и не может быть потому что в обществе.
Структура общества образована отдельным рыбаком, охотником и металлургом.
Каждый из них не производит такого понятия которое описывает Маркс - содержание его самого но и содержание эксплуататора.
Охотником рыболовом и металлургом, данного человека в отдельности делает труд, но не тот труд который после его производства должен справедливо распределён между его производившими.
Труд тогда труд когда он пойдёт на пользу другим, для других.
Вышеизложенная цитата Маркса, если её внимательно проанализировать не должна содержать труда вовсе или содержать его в малых количествах, в той его части которой воспользовался кровожадный эксплуататор, потому что произвести труд для себя не рассматривается за труд, потому что он не содержит общественной пользы и соответственно труда. Труд каждого человека в обществе это не труд частью для себя и частью для других, а сразу и непосредственно для других, только так и только в этом качестве и случае он рассматривается как труд.
Труд рассматривается как труд если он приносит пользу другим и труд каждого человека в обществе потому заключён не в абстрактных жизненных средствах, которые он добывает непосильным трудом частью для себя а другой для других, а в товаре, в конкретной вещи которую он произвёл для других.
Ценность этой вещи определяется другими, поскольку она для других и стоит она товаров других, общественных товаров. Взаимодействие с другими происходит через товары и соответственно через обмен, потому что товар меновая, обменивая вещь.
Обмен определяется социальным взаимодействием человека с другими и является элементарной моделью общества . Появление и проявление труда человека в обмене с другими.
Что является началом научного анализа, а не научное рассмотрение того труда которое требуется человеку для вылова 1кг. рыбы, добычи 2 песцов или выплавки 3т. стали и пытаться измерить этот труд затратами по их добыче, производству.
Так, С.В.Брагинский и Я.А.Певзнер пишут: "Первичность производства всегда трактовалась в марксизме как начало начал научной политической экономии и всей общественной науки. Насколько такой подход обоснован? Если иметь в виду, что раньше, чем обменивать, распределять и потреблять, нужно произвести, то такое утверждение представляет собой банальность, лежащую за пределами науки. Экономическая наука как наука начинается не с производства, а с обмена, с торговли, с рынка..."
Первичность общего производства заставляет производить реформу общества, общества справедливого распределения не замечая того что распределение в обществе происходит по труду изначально, потому оно и общество что труд предоставленный другим в обмене возвращается в другом общественном виде.
В обмене, поэтому обменивается равный труд на равный, ещё замечено Аристотелем.
Обмен или рынок имеет социальный смысл, а не смысл приравнивания равного труда к равному. Если в обоих товарах содержится равный труд, зачем его приравнивать, если он равный и тем более обменивать?
Рассматривать почему два топора приравниваются к одному барану с принципов научного коммунизма представляет собой только теоретический смысл. Потому что прагматический, практический смысл этот обмен уже получил восполнением труда по производству этих товаров жизненными средствами и обмен топоров на баранов это приравнивание не их самих, а приравнивание требующихся для восстановления затрат по их производству некоторого количества общественного труда.
Понятие труда затратой «сил ума нервов» и придаёт теории Маркса утопические черты. Труд только тогда труд, когда имеет социальное выражение этой затраты, полезности для других.
Понятие простого труда никогда не прекратит строительство идеального общества и потому прав Е. Лец, что скорее можно поверить в конец органической жизни, чем организационной.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 10
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет