Переписка материалистов
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 83
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.01.13 06:29. Заголовок: Меркантилизм


Меркантилизм как течение, представляемая системой доктрин была в принципе первой, которая объясняла экономическую жизнь общества и показывала методы увеличения богатства общества.
Возникший в период распада ещё феодализма он со времени его возникновения и расцвета должен был развенчан всей мощью общественной науки. На его базе, на базе раннего меркантилизма, принципы которого носили декларативный, рекомендательный характер возникло то, что мы сейчас называем экономической наукой. Наукой, которая от Адама Смита до Карла Маркса и представляемые ими мощными экономическими школами, был, подвергнут беспощадной критике сам меркантилизм.
Меркантилизм способствовал своими практическими догадками становлению того что мы сейчас называем общественной наукой или наукой об обществе.
Не только критике но и становление этих экономических теорий представляющих науку, как систему, как системное отношение понятиям и событиям, должно было навсегда развенчать наполовину прагматические принципы меркантилизма.
Но самое главное и парадоксальное то, что этого не произошло. Меркантилизм, как течение общественной мысли кочевал в том или ином виде в одну или другую концепцию её выражения.
Марксизм по своей главной сути является выражением того же меркантилизма.
Для марксизма меркантилизм является платформой объясняющей его основные принципы.
Рассматривая основное свойство меркантилизма, его концепцию, состоящую в активном торговом балансе торгующей стороной, т.е. превышение доходов над расходами. Превышением, например, для страны экспорта над импортом, государство становиться тем богаче, чем больше разница между стоимостью ввезённых и вывезенных товаров.
Меркантилизм на основании представленного выше принципа проник в наше сознание глубже и он ближе нам, чем мы это представляем.
Представление разницы между «стоимостью ввезённых и вывезенных товаров» тому подтверждение. Он представляет самое главное и принципиально- меркантилистское - неравность обмениваемых товаров. В качестве этой разницы представлена стоимость, как разница стоимостей. Стоимость по отношению к товару и есть визитная карточка меркантилизма.
«Огромное скопление товаров» тождественна исходя из принципов меркантилизма скоплению «стоимостей» или произведённая вещь в этой безусловно утопической науке является сразу и безусловно стоимостью.
Какая это стоимость «потребительная» или «меновая»? Меркантилизм даёт развёрнутый ответ – она может быть потребительной если для потребления и меновой если продаётся.
Труд как деятельность и производство согласно этого взгляда должен проявляться в потребительной стоимости, которая исходя из социальной формации например капитализма, превращается в меновую, товар!
Не спешите принимать это за истину, потому что марксизм показывает иногда и альтернативный вариант – превращение товара в потребительную стоимость.
Как происходит превращение стоимостей - одна в другую может показать только меркантилизм. Он связывает появление понятия стоимости с материализацией труда воплощённого в какую-либо вещь, производством её как «потребительной или меновой стоимости». Представление стоимостного отношения товаров – насущная необходимость меркантилизма, объясняющая обмен потребительными или меновыми стоимостями.
«Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода», 23-45.
Рассматривая это пристрастно необходимо отметить, что обмен меркантилизм рассматривает на основании стоимости товара. Меркантилизм представляет товар стоимостью, которых у него две – одна для потребления, другая меновую, для обмена. Меновая стоимость товара так и называется, таковой и представляется, «стоимостью для обмена или стоимостью образующей обмен».
Но подставляя в контекст вместо потребительной меновую получается полная несуразица - меновая стоимость определяется отношением меновых стоимостей?
Это происходит из того что меркантилизм представляет стоимостью не то, чем она является.
Стоимость определяется отношением товаров в обмене, при том товар изначально не стоимость.
Стоимость возникла и возникает из обмена, то ли исторически, то ли фактически – произведённая вещь не стоимость и не товар. Затраченный труд на производство вещи, расходы на её производство или её полезность не определяют её качества такую как стоимость.
Стоимость есть и представляет собой непосредственно товарное отношение и сколько стоит товар определяет и не дока- экономист, а непосредственный его обмен, в котором и только в нём товар «стоит».
Понятие стоимости в меркантилизме что принципиально важно для него и двойное и двоякое.
Две стоимости везде, в том числе и в товаре, без этого меркантилизм не меркантилизм, потому что без понятия стоимости, как разницы меркантилизм ничего объяснить не может.
Утопическая его сущность заключена в том что он представляет стоимость там где её быть не может.
Меркантилизм не был бы меркантилизмом или точнее иначе он не мог бы объяснить то для чего предназначен, образование общественного богатства.
Меркантилизм всё объясняет «стоимостью» и на её основании. Вещь стоит для общества, «стоит» общественных затрат и общественных затрат на её производства, расходов и действительно «стоит» в обществе, меркантилизм показывает общественным богатством. Например: производство вещи стоит 100 рублей, продаётся за двести (200). Так по мнению меркантилизма создаётся, образуется общественное богатство, ведь производство же общественное.
Вполне в качестве первой стоимости, можно представить потребительную, вторую как меновую и разницу прибавочной.
Фактически же вещь становиться товаром в обмене, где и обретает стоимость. До обмена вещь не товар и не стоимость, на основании того что стоимость товара представляет собой другую вещь.
Не ту и принципиально не ту, которую «производит» труд, стоимость представляет другой труд.
Меркантилизм же неутомимо и безальтернативно показывает производство стоимости трудом.
Что например находит выражение в теории производительного и непроизводительного труда, называя производительным трудом тот труд, который «производит прибавочную стоимость».
Марксизм как экономическая мысль выражается тем же принципом, принципом меркантилизма, принципом излишне произведённой, «прибавочной стоимости». Товар стоит для капиталиста и капиталисту. Расходы по производству товара имеют одну стоимость, сам товар другую; разница между ними представляют «прибавочную стоимость».
Сама разница имеет знак плюс, т.е. она прибавочная. Утопическое её выражение состоит в том что Карл Маркс без малейших сомнений прибавляет её к расходам, которые тут же становятся доходами, моментально, с представлением «прибавочной» стоимости.
Меркантилизм К.Маркса должен объяснить увеличение богатства капиталиста трудом наёмного рабочего. В результате производства товара, на который израсходовано 200 рублей, стал стоить 250, потому что рабочий трудился немного или много больше, производя «прибавочную стоимость».
Если вдуматься то производство товара должен представляться законченным процессом на который затрачено такое-то количество капитала (денег) и труда. Произведённая же вещь, товар, должен выступать в роли «потребительной стоимости», как произведённая трудом стоимость и как материализация этого труда.
Какой труд выступает в роли прибавочного если товар уже создан, произведён?
Какое отношение имеет «прибавочный труд» к явно большей продажной стоимости товара, чем представляет собой стоимость производства товара?
Правомерно ли прибавлять к расходам на производство товара доходы в виде прибавочной стоимости, чтобы объяснить меновую стоимость?
Это может позволить себе только меркантилизм в представлении труда который производит стоимости.
Меркантилизм, как утопическое течение тогда и только тогда будет развенчан когда в роли стоимости будет представляться не сам материализованный труд, а другой труд, выражая тем самым безусловную социальную сущность труда образующего общества.
Т.е. труд только тогда труд когда проявляет себя социально, для других, «стоя» другого труда, а не в качестве однообразного человеческого труда производящего «стоимости».
Общество нельзя и невозможно представить огромным производством товаров, «стоимостей», материализацией труда в каждом из них.
По отношению такого товара, как труд К.Маркс представляет и допускает такую же вольность по отношению к экономическим понятиям. Сам труд имея стоимость своего восполнения, восстановления, покупается капиталистом по данной стоимости, создаёт стоимость гораздо большую, «прибавочную стоимость».
Разница между стоимостями есть принцип создания общественного богатства представляется как Карлом Марксом, так и меркантилизмом как течением.
Вообще марксизм как наука представляет микроэкономический вариант раннего меркантилизма.
То есть он объясняет богатство общества с точки зрения не самого общества, а отдельного человека подвергнутого капиталистической эксплуатации. Человека, который производит больше стоимости, чем стоит его труд, по объективным причинам свойства самого труда, создания большей стоимости и присвоение её другим человеком – капиталистом.
Карл Маркс, выступая в роли реформатора, исправляющего недостатки капитализма, полагает утопический принцип каждому –по труду, а стоимость созданная прибавочным трудом выступает в роли «общественного богатства принадлежащего всем трудящимся».
Кто ещё помнит незабвенные ваучеры, предназначенные как раз для распределения общественного богатства, созданного за годы социализма. Меркантилизм тем самым предлагал и предполагал что для того чтобы «строить капитализм», надо начинать с «чистого листа» распределением практически поровну общественного богатства, созданного за годы «социализма».
Чистый лист общества или его сущность образована трудом для других, а не «первоначальной стоимостью» или капиталом. Стоимость и капитал представляет другой труд.
Меркантилизм же полагает распределённый общественный капитал, основой общественного производства, который способен покупать труд для «производства стоимости».
Как систему, как науку меркантилизм и марксизм объединяет то что они выражают самое главное и должны в принципе это делать для того чтобы объяснить как образуется капиталистическое богатство и как оно появляется и за счёт чего и по каким законам прогрессирует.
На примере отдельной фабрики Карл Маркс показывает совокупность создания стоимости наёмными рабочими, большую, чем стоит их труд и присвоение разницы капиталистом.
Капиталист по мнению Карла Маркса является держателем общественного капитала, богатства, как излишне произведённой стоимости наёмными рабочими, как на отдельной фабрике, так и во всём обществе. Рабочими или трудом который производит больше стоимости и стоимости самого труда и расходов на производство вообще.
В принципе, на первый взгляд, кажется что первый и основной принцип, который развенчал кризис социализма это принцип равенства людей, людей в социальном образовании под названием общество. На отдельной, пусть и капиталистической фабрике ведь существует равенство рабочих производящих труд. Но почему-то практика показала что социализм как социальное равенство людей не может существовать, также как на отдельной фабрике сообщество трудящихся, людей производящих труд?
Общество равенства, казалось того что в сущности и определяет содержание социализма и его бытие как социальной системы не может содержать принципа выше и важнее.
Но детально подходя к изучению общества пролетариата можно заметить его утопические черты выраженные как раз и в том принципе который выражает меркантилизм в марксистском варианте.
Карл Маркс все его научные выводы и принципы исходили и исходят из того чтобы объяснить образование и наполнение общественного богатства, производство им «прибавочной стоимости», в которую теория равенства входит системно.
Равенство людей объединённых принципом «каждому по труду», и производящих общественное богатство «прибавочным трудом» - вот экономический фундамент равенства в производстве (труде) и создание «прибавочным» общественного богатства.
Этот принцип и является наполовину меркантилистским, наполовину утопическим, потому что распределение общественного продукта показывается как «распределение стоимости».
В системе общественного производства человек, рабочий «производит стоимость» для себя и для других. Ни человек ни его труд не производит стоимость, стоимость труда есть другой труд.
Марксизм определяет животное, а не социальное равенство, распределения по труду, восполнением того что что требует восстановление труда.
Он представляет общественное богатство как таковое, которое в обществе производит труд. Часть созданного идёт на поддержание самого труда. Другая часть, разница между произведённым и расходуемым и представляет собой общественное богатство для всех трудящихся.
Наличие последнего, нераспределённого общественного капитала создаёт иллюзию общественного богатства, образование которого меркантилизм с удовольствием преподносит. Только представление стоимости другим трудом разрушает эту иллюзию и утопию в одном лице.
Меркантилизм представляющий такое распределение полагает «производство стоимости» трудом, просто трудом в системе общественного производства общественного богатства.
Эта теория находит своё выражение в производительном и непроизводительном труде.
Адам Смит так же как и Карл Маркс представляют производительным трудом такой труд, который производит «прибавочную стоимость».
«Труд рабочего мануфактуры обычно увеличивает стоимость материалов, которые он перерабатывает, а именно увеличивает ее на стоимость своего содержания и прибыли его хозяина. Труд домашнего слуги, напротив, ничего не добавляет к стоимости».
Этот вывод есть непременный, классический вывод меркантилизма, принципы которого выражают получение образование стоимости из стоимости, увеличением стоимости.
Труд ничего не добавляет к стоимости, и не увеличивает её стоимостью собственного содержания, а образует её отношением труда к труду.
Труд стоит другого труда, как труд не увеличивает стоимость материалов мануфактурного рабочего, так и труд слуги не добавляет ни к какой стоимости. Т.е. ни в первом ни во – втором случае нет стоимости, которая восполняет их труд и труд мануфактурного рабочего ни труда слуги.
Нет также никакой стоимости которая увеличивается и труд домашнего слуги ничего не добавляет «своей» стоимости ни к какой стоимости.
Труд увеличивает стоимость материалов, полагает непременное условие - стоимость обрабатываемых материалов, которая увеличивается на стоимость содержания и прибыли хозяина. Т.е. полагают непременный меркантилистический принцип объяснения стоимости из стоимости, сложением её для определения «меновой стоимости» продукта труда для мануфактурного рабочего, ну и труда слуги.
Мерканилизм и утопизм теорией производительного труда, труда который производит «прибавочную стоимость», т.е. выражает основной принцип меркантилизма - производства не только стоимости для себя, стоимости для собственного обеспечения, но и производства общественного богатства посредством увеличения стоимости, которая принадлежит капиталисту или составляет прибыль хозяина.
Утопические воззрения меркантилизма состоят не только в том что труд не производит стоимость вообще и тем более собственного содержания в том числе и прибыль хозяина.
Стоимость это то что труд «стоит» в обмене, как сущности общества.
В качестве доказательства можно привести доводы самого Карла Маркса: «Если мы действительно отвлечёмся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена»,23-47.
Карл Маркс слегка отходит от того что продукт труда непременно и всегда есть стоимость, поскольку труд всегда и непременно согласно меркантилистическим заповедям производит стоимости. Продукт труда есть всегда стоимость, потому что труд всегда «производит стоимости» и отвлечься от этого невозможно. Отвлечение от этого принципа подрывает устои практического меркантилизма.
Нарушая данный принцип, К.Маркс должен представить какой-то альтернативный принцип образования такого понятия как стоимость. Но он почему-то этого не делает. Как определить наличие стоимости в продукте труда, если не трудом?
Меркантилистические принципы Карла Маркса выражаются представлением общественного и вещественного богатства как такового, созданных общим и потому общественным трудом, представленных многообразием «стоимостей».



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 1 [только новые]





Сообщение: 84
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.13 04:48. Заголовок: В «Критике Готской п..


В «Критике Готской программы» Карл Маркс пишет: «Труд не есть источник всякого богатства. Природа в такой же мере источник потребительных стоимостей (а из них-то ведь и состоит вещественное богатство!)».
Он подвергает сомнению ту безусловную сущность общества, образованного трудом и что источником всякого богатства является труд.
Несомненное, мягко говоря заблуждение, потому что теоретически предполагая такое место на земле, где «потребительных стоимостей» для обеспечения человека имеется в достатке, не предполагает нахождение в этом «рае» то, что мы называем человеческим обществом.
Общество образовано трудом. Общество образует труд для других и представление просто труда производящего просто вещественное, ну и общественное богатство, очень далеко от понятия структуры человеческого общества.
Достоевский в «Дневнике писателя» представляя себе не природный, а небесный вариант многообразия вещественного богатства (свалятся на землю с небес) и человеку не надо будет трудиться, отмечает, что в этом случает «исчезнет человеческое в человеке».
Можно сказать что человеческое в человеке уже начало исчезать за годы «социализма» тем что несмотря на декларативность уважения к труду (передовикам производства премии и награды) связь между трудом и его результатами была нарушена, прервана.
Труд оценивается и «стоит» другого труда в обмене. Этого не могло себе позволить «трудовое общество», когда труд «стоя сам», создавал «новую стоимость».
Стоимость труда проявлялась в условиях «социализма», не в социальном общении труда и труда, человека и человека, а была конкретной величиной в виде стоимости средств восстановления.
Стоимость средств восстановления, соединяясь со стоимостью обрабатываемого материала образовывала «новую и трудовую стоимость». Таким образом получаемая из стоимости стоимость была не только трудовая, но и сверх трудовая, прибавочная.
Стоимость всегда и только трудовая, потому что образуется отношениями труда в обмене, где труд стоит другого труда.
Отсутствие связи между трудом и его стоимостью в виде другого труда, что является сущностью общественного взаимодействия, проявляется в общественном распределении и соответственно в представлении его созданного общим трудом.
Представление такого есть выражение меркантилизма, в представление труда «создающего стоимости», «многообразие стоимостей» для общественного потребления.
Труд стоит другого труда и «всеобщий труд, как просто труд, создающий общественное богатство» в силу этого является утопическим понятием. Соответственно отметая то, что называется распределением общественного богатства, вместе с присуще ему капиталистическими или социалистическими чертами. Средствами восстановления труда, общими для этих систем и капиталистическим или социалистическим, народным, присвоением оставшийся от распределения по-труду, части.
Потому доводы в «Критике Готской программы» представляют собой не научные доводы, а фантазии меркантилиста, в силу того что попросту нет того что меркантилизм принимает как истину – «общего производство стоимостей» общественным трудом. Карл Маркс представляет расходы новое общественное производство, которые мешают и не позволяют распределению конкретно по труду:
«Во-первых, то, что требуется для возмещения потреблённых средств производства.
Во-вторых, добавочную часть для расширения производства.
В-третьих, резервный или страховой фонд для страхования от несчастных случаев, стихийных бедствий и так далее».
Карл Маркс как истинный меркантилист показывает принцип «активного баланса» из общественного (общего производства стоимостей) через понятие труда. Труд постоянно производит больше стоимостей, чем стоит сам или стоят «другие товары, необходимые для производства». Труд постоянно увеличивает стоимость, «прибавочной частью».
Распределение созданного сообща освещается и констатируется общим производством «стоимостей». Только признание этого многообразия «стоимостей» созданных общим трудом предполагает их справедливое распределение.
Не отражённые в вышеприведённых принципах непосредственно распределяются по- труду.
Такая безусловность расходов представляется только тем, что он рассматривает общественное производство как общее, то ли в целом обществе, то ли на капиталистической фабрике, устройство, которое также К. Марксом представлено как общественное производство многих наёмных рабочих, производящих «стоимости». Он представляет воспроизводство в условиях общего производства, которое используется для «во-первых, во-вторых и в-третьих». Также как и на отдельном капиталистическом предприятии производящего «стоимости», которые не только оправдывают расходы на их производство, но и приносят прибыль капиталисту в виде прибавочной стоимости.
Множество трудящихся их соединение в производстве общего труда для К.Маркса является безусловно общественным. В этом смысле общественное производство, как таковое, попадает под данное распределение общественного продукта, в котором непосредственное распределение по-труду остаётся в качестве общественного остатка.
Но безусловность данного выражения зиждутся на представлении общественного производства общим производством. «Наконец, представим себе, для разнообразия, союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу. Все определения робинзоновского труда повторяются здесь, но в общественном, а не в индивидуальном масштабе. Все продукты труда Робинзона были исключительно его личным продуктом и, следовательно, непосредственно предметами потребления для него самого. Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остаётся общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза. Поэтому она должна быть распределена между ними»,23-89. Продолжая эту фразу в представлении понятий стоимости кажутся логичным, но в представлении например товара монолитность общественного производства находится под сомнением потому что товар должен выразить свою «меновую стоимость».
Сомнение возникают на основании понятия товара.
Т.е. Карл Маркс без сомнения может показать как древние охотники добыли мамонта и распределили добычу по труду (участию в охоте) и остаток получили старики, женщины и дети, не участвующие в добыче пропитания.
Аргумент К.Маркса состоящий в том что даже если бы продали этого мамонта, то меновая его стоимость была бы равна другой в виде тонны зерна, которая также распределилась так же, низложивает материалистическое отношение к понятиям.
Товар соотносится с товаром, а не их «меновые стоимости» «созданные трудом».
В обществе распределяется не «стоимость», созданная трудом, как например добытый мамонт.
В обществе всегда распределяется другой труд и другой товар.
Общество устроено немного сложнее, чем это представляет меркантилизм – создание трудом стоимостей и их распределение. В обществе всегда распределяется другой труд, потому оно и общество. Стоимость представляет другой труд, а не тот который «её создаёт» и которая является залогом пропорционального отношения товаров.
«Создание трудом стоимости» - основной меркантилистический принцип.
Через призму этого выражения становиться понятным то что товару недостаточно быть таковым, если он производится и производится как «стоимость».
Принципиально важно отметить в цитате К.Маркса то что через призму меркантилистских понятий всё оказывается логичным – многообразие производства «стоимостей» распределяются, скажем у Робинзона частью урожая на посев, частью на питание. Также на капиталистической фабрике, частью произведённая стоимость восстанавливает труд, частью присваивается капиталистом, также как и в обществе.
Но производит ли Робинзон или отдельный трудящийся на отдельной капиталистической фабрике товар, общественно пригодную вещь, с этим у К.Маркса не складывается.
Общественное производство должно быть многообразием потребительных стоимостей, которые распределяются.
Меркантилизм К.Маркса сказывается на понятиях: например труд Робинзона производящего продукты для себя и соответственно абстрактный труд, т.е. согласно тому же Марксу «затраченный на них труд идёт в счёт лишь постольку, поскольку он затрачен в форме, полезной для других»,23-96.
Под это правило подходит и труд отдельного рабочего капиталистической фабрики, полезность его труда не проявляется в изготовлении отдельной детали машины.
Общее производство с последующим распределением отрицает то общественно фундаментальное и научное в придачу что товар обмениваемая вещь, только а нём и проявляемое и стоимость труда, понятие образовываемое обменом, где труд стоит труда.
Понятия марксизма, произведённого товара в условиях общественного производства и стоимости труда, который то ли имеет стоимость, как стоимость средств восстановления, то ли не имеет её вообще, не отражают действительность.
Товар это вещь которая действительно обменивается, а не вещь «обладающая меновой стоимостью», труд только тогда действительный и действительно труд, когда он для других и который проявляется только в обмене, где обретает такое понятие как стоимость. Чтобы не голословить следует привести цитату из самого К. Маркса: «Но является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности, — это может доказать лишь обмен»,23-96.
Полезном он может быть в семье, общине или в «социализме», но в обществе он может существовать только в качестве полезного для других, только в этом качестве и в этом случае он общественный труд.
Согласно тому, что пишет в той же «Критике Готской программы»: «Что под «государством» на деле понимают правительственную машину или государство, поскольку оно в силу разделения труда образует свой собственный, обособленный от общества организм,… Налоги — это экономическая основа правительственной машины, и ничего другого».
Это представление должно поставить всё на свои места.
Во-первых он пишет что разделение труда в обществе отделяет от него государство, к которому, (государству), в силу этого, понятие разделения труда не приемлемо. Потому по труду распределение происходит в обществе и законный вопрос поставленный им - «Всем членам общества? Даже и неработающим»? нелогичен по отношению к обществу.
Вопрос не столько нелогичен сколько ненаучен, потому что труд образовывает общество и распределение в обществе происходит по труду.
Неработающие и не трудящиеся не могут образовать общество.
Непризводительной орган под названием государства или дети и пенсионеры относится к распределению налогов, к понятию разделения труда не относятся даже в смысле непроизводительных расходов.
По-труду, согласно выводов К. Маркса, освещающих разделение труда, распределение не касается даже государственных служащих, хотя они трудятся, обслуживая «общественный организм».
Всё дело в том что трудящиеся образуют общество, а служащие государство.
Свой собственный, отделённый от разделения труда организм.
Вообще производительным трудом ещё Адам Смит представляет как, «труд рабочего мануфактуры обычно увеличивает стоимость материалов, которые он перерабатывает, а именно увеличивает ее на стоимость своего содержания и прибыли его хозяина».
Его меркантилизм заключается, впрочем и меркантилизм вообще в представлении общественного богатства как такового, который производит труд в виде «стоимости» или «стоимостей». Богатства, как разницы между тем что «стоят» товары для общества или для капиталиста, то чего «стоит» их производство, а стоит оно в выражении меркантилизма капитала и то, что товары объективно или даже субъективно стоят.
В этой части Карл Маркс меркантилист более чем Адам Смит.
В «Исследовании о природе и причинах богатства народов А.Смит пишет: «Богатство короля троякого рода. Первое – это богатство его подданных, второе – это та доля богатства его подданных, которая отдаётся ему для дела защиты, поддержания достоинства и украшения страны…
Третье – эта часть упомянутой доли, которой король может распоряжаться, так как его собственные личные наклонности и желание подскажут ему, не отдавая никому отчёта».
Представив очевидное отсутствие монархии на территории современной России, и соответственно В.В.Путина как президента и потому наёмного работника, который имеет право на «третье» только как на свою зарплату, то получается что второе это банально и банальные налоги. Но самое интересное получается дальше – ни о каком непосредственном общественном богатстве речи быть не может. Оно может быть представлено только богатством его подданных. Это богатство не было общим; когда Адам Смит писал эти строки до «социализма» и непосредственно «общественного богатства», было далеко.
Из этого богатства образуется «второе», как его доля.
Для Карла Маркса не доля общественного богатства, а «прибавочный труд» образует то что представляется непосредственно общественным богатством, богатством для всех.
Адам Смит не «выпускает» и не представляет общественное производство дальше общества, государственное или монархическое в данном случае, у него представлено долей общественного производства.
Карл Маркс представляет даже государственное – общественным. Оно остаётся после непосредственно общественного распределения по-труду, распределения непосредственно и лично трудящимся, которые создают «стоимости» для общества.
То есть о том что меркантилизм показывает как непосредственно общественное богатство, как богатство создаваемое прибавочным трудом или разницей доходов и расходов. Общественное богатство необъяснимо у Адама Смита растворяется среди людей.
Карл Маркс в этом разрезе и принципе представляется утопистом, что он «капиталистический» доход, разницу между «стоимостями», превратил в «общественный».
Т.е. применил утопический принцип, состоящий в «улучшении» общества. Карл Маркс «улучшил» капитализм, представив общественный вариант выражения капитала в меркантилистическом варианте, разнице между производством и результатом производства.
Вообще Карла Маркса можно понять только с точки зрения самого меркантилизма. Он сделал его наукой для того или потому чтобы объяснить само общество. Во – первых как образуется богатство общества, как впервые оно появляется и чем пополняется?
В этом (любом) обществе как ранний так и поздне – марксиский меркантилизм должен показать в принципе самое главное – как богатеет общество и что есть общественное богатство.
В принципах меркантилизма это увеличение денег, стоимости в данной стране больше продавая и меньше покупая. Как и отдельный человек – больше продавая и меньше покупая становится владельцем капитала.
Если в отдельно взятой стране стоимость производства данного товара мала, ввиду например полезных ископаемых или конкретно железной руды, из которой посредством технологической цепочки изготавливается ложка.
Стоимость производства ложки меньше чем стоит она сама – первостепенный и в то же время утопический принцип меркантилизма, выражаемый увеличением стоимостей. Железный лист представляет собой увеличенную трудом стоимость железной руды, а ложка – увеличенная стоимость железа, железного листа. Принцип без которого меркантилизм не может существовать ни как наука ни как первоначальный набор принципов объяснения общественных процессов.
Т.е. он не может объяснить стоимость без стоимости.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 52
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет