Переписка материалистов
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 79
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.12.12 06:22. Заголовок: А может, лучше без обмена?


Вообще следует отметить такой важный аспект человеческой деятельности как обмен недостаточно анализируемым Карлом Марксом. В структуре «Капитала» «Процесс обмена» самая маленькая глава. В ней даже не выражено то самое основное и главное – является ли обмен общественным процессом, процессом необходимым для существования общества или он необходим не во всяком обществе?
Принципиальный вопрос состоящий в том чтобы представить и понять что такое общество.
Мы почти уверены в том что общество развивается с его начального этапа первобытного общества, до практически, социализма, который почему-то не прижился. Что есть его движение и развитие, на первом и последнем этапе которого обмен показывается или его отсутствием или представляет структуру реального контроля над ним.
В то и дело что изучая так и таким образом общество мы неизбежно и безбрежно прикасаемся к утопии развития общества. Мыслимо ли производить анализ первобытного общества на основании главы «Процесс обмена» «Товары не могут сами отправляться на рынок и обмениваться», 23-95? В данном первобытном обществе существуют следовательно другие законы и другие понятия?
Мало того что К. Маркс представляет рынок местом где совершается обмен, а не товарной сущностью общества. Он полагает к тому же бестоварное его существование: «В общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами», 23-52.
Он представляет общественное производство проявляемое в «совокупности потребительных стоимостей», в производстве которых «товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда». Т.е. полагает общественное разделение труда в котором труд выражает не товар и выражается не в товаре, а в полезной вещи, потребительной стоимости.
Первобытные люди производили только полезные вещи, «потребительные стоимости», не производя «меновых», не объясняет общество, тот начальный этап образования людей в социальную группу. Зарождение общества согласно определённых взглядов произошло за счёт общего труда, к тому же это была община – заключает в себе определённый парадокс.
В обществе товар является элементарной частью соответственно этому понятию - товарного же производства.
Однозначный ответ на вопрос было ли первобытное производство товарным не позволяет относить его к обществу. Компромисс вроде того к которому стремиться Карл Маркс, что в первобытном обществе, которая есть община, товары существовали в качестве потребительных стоимостей, не только лишён оснований, но и представляется антинаучным.
Эта антинаука зиждется на меркантилистских выводах «производством стоимостей» - в общине потребительных стоимостей, в обществе меновых. Этот вывод впрочем не мешает представлять общину примером общественного разделения труда, разделения, которое качественно лучше представленное и организованное чем товаром, обменом.
Социализм (общественный), высшая форма социальной организации, согласно этому взгляду будет образован общественным, а потому общим трудом, которому чуждо понятие обмена, того что сегодня позиционируется как рынок или рыночные отношения.
Компромисс, вроде того каким пользуется Карл Маркс, что община является примером бестоварного существования общества беспочвенны. Их утопия состоит в том что община и общества имеют различную структуру. Принципиальная разница в том что общинное производство предполагает распределение, поскольку оно общее, общественное, для других – обмен, поскольку выражение труда – товар.
Только недальновидностью можно представить и представлять товарное производство производством лишённого обмена. Почему труд содержится в товаре, именно в товаре, представляющим общественное производство?
Объяснение тому приводятся в «Капитале»: «Вещи сами по себе внешни для человека и потому отчуждаемы. Для того чтобы это отчуждение стало взаимным, люди должны лишь молчаливо относиться друг к другу как частные собственники этих отчуждаемых вещей, а потому и как не зависимые друг от друга личности. Однако такое отношение взаимной отчуждённости не существует между членами естественно выросшей общины, будет ли то патриархальная семья, древнеиндийская община, государство инков и т. д. Обмен товаров начинается там, где кончается община, в пунктах её соприкосновения с чужими общинами или членами чужих общин. Но раз вещи превратились в товары во внешних отношениях, то путём обратного действия они становятся товарами и внутри общины», 23-98.
«Внешние» свойства вещей обуславливаются частной собственностью, независимостью людей как отдельных личностей. Таковыми люди не были в то время, например, когда вещи превращались в товары во «внешних отношениях». Внутренний состав общины оставался целостным потому что обмена в самой структуре не существовало, хоть и вещи в качестве товаров уже были на её границах.
Разложение общины повлекло за собой появление частной собственности, образованием обмена внутри общества, образование самого общества произошло с появлением понятия товар, которого не было в общине. Понятие товара в общине не существовало, как и понятие стоимости.
Понятие «потребительной стоимости» по отношению к производству общины объясняются издержками меркантилизма, полагая полезные вещи в качестве «стоимостей». Т.е. стоимость и зиждется на полезности вещи и полезность вещи в производстве общины явно выражается.
Мало того само производство есть производство полезных вещей выражением полезного труда.
Обмен внутри социальной структуры объясняется «внешними» свойствами вещей относительно человека, то что происходит в обществе. В общине то же, как мы видим, то же происходит обмен, но не в ней самой, а на её границе, т.е. субъектом обмена является она сама. Община являлась субъектом внешних сношений, тогда как в обществе таковым является человек.
Поскольку в общине понятие стоимости не существовало, то необходимо развенчать потенциал не только меновой стоимости, но и потребительной. Они зримо и в то же утопично представляют «производство стоимостей», « для себя», для непосредственного потребления «потребительных» и для обмена – «меновых».
Логический вопрос зачем идти дальней дорогой производства «меновых», когда производство для себя ближе, понятнее и доступнее. В производстве «для себя» «общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении»,23-90.
Вдумчиво анализируя цитату, можно заметить, что если продукт труда товар, то никак и ни каким образом производство не может опосредствоваться распределением. Только меркантилистические выводы «производство стоимостей и их распределение» может это представить реальностью.
Общественные отношения, именно общественные, а не общинные, создаются отношениями труда. Когда труд противопоставлен труду в общественной связи, тем самым образуя его, без этой связи общество и общественное производство не является таковым. Труд не производит ту или иную «стоимость», которая образовывает разные отношения обмена «стоимостями» или как указывается здесь распределения.
Распределение продуктов труда находится по другую сторону общественного производства, товарного производства. Распределение созданного сообща не является вообще общественной функцией и общественным процессом.
Если вещи внешни для человека, то почему перед этим он пишет что «Первая предпосылка, необходимая для того, чтобы предмет потребления стал потенциальной меновой стоимостью, сводится к тому, что данный предмет потребления существует как непотребительная стоимость, имеется в количестве, превышающем непосредственные потребности своего владельца»,23-98?
Производится трудом потребительная или непотребительная стоимость, сводится не к достижениям и к научным выводам К.Маркса о двойственности выражаемого труда.
С одной стороны труд доложен производить полезные вещи, потребительные стоимости, с другой стороны неполезные «для себя», поскольку товарная их полезность выражается в полезности для других.
Эта двойственность показывает непоследовательность, нераскрываемость, что было раньше потребительная стоимость или меновая, полезная вещь или товар. Что труд создаёт вообще потребительные стоимости или товары?
Если потребительные, то они должны быть непотребительными для того чтобы стать товаром, если товары, то труд должен воплощаться в них как в полезностях, полезных вещах, прежде чем в товарах и даже вопреки этому понятию. «Быть потребительной стоимостью представляется необходимым условием для товара, но быть товаром, это — назначение, безразличное для потребительной стоимости»,13-15.
«Значит, товары должны реализоваться как стоимости, прежде чем они получат возможность реализоваться как потребительные стоимости.
С другой стороны, прежде чем товары смогут реализоваться как стоимости, они должны доказать наличие своей потребительной стоимости, потому что затраченный на них труд идёт в счёт лишь постольку, поскольку он затрачен в форме, полезной для других»,23-96.
Эта цитата выводит на научные изыскания вроде того что было вначале курица или яйцо?
Наука политэкономия должна изучать внешние вещи и их свойства относительно человека, а не потребительные и непотребительные стоимости потенциально становящиеся меновыми.
В том и дело что предпосылкой «для того чтобы предмет стал потенциально меновой стоимостью» является не существование количества потребительных стоимостей для своего владельца, которое переходит в качество непотребительных стоимостей, основой понятия товар.
Обмен и существование вещей в качестве товаров или «непотребительных» стоимостей для своего владельца, определяется целостностью человека. Субъектом взаимодействия с другими.
Внешность, отчуждаемость вещей для человека представляет универсальность вывода по отношению к обществу и человеку. Люди «должны признавать друг в друге частных собственников, независимых личностей» хотя бы для образования общества.
Здесь ясно и конкретно просматривается понятие товара или «меновой стоимости». Товар, его понятие, образуется и начинается не с того что вещь полезная или «потребительная стоимость», или даже «непотребительная», представляемая в данном контексте.
Понятие товара образуется и выражается «внешними» свойствами по отношению к человеку. Т.е. или другими словами, только если вещь внешняя для человека, несмотря на её потребительные свойства, то она товар. Внешней вещью она может быть только в одном случае, когда она для других, когда обеспечивает потребности других, общественные потребности.
Что говорит о том что в нарождающемся обществе, после разложения общины, появляется человек, «ячейка общества», как объект взаимодействия с другими посредством товара.
С Карлом Марксом нельзя не согласиться в том что: «Вещи сами по себе внешни для человека и потому отчуждаемы», 23-98, только добавив при этом что не в общине, а в обществе, где они существуют не для себя, а для других.
Смутные образы частной собственности с «возникновением рынка» в нашей стране связаны с разложением как раз общины, который представлял социализм. Товарами вещи стали в образовавшемся обществе, образованном на разложении общины, которым был «социализм» и в котором «продукты труда не становились товарами».
Нас потому ждёт объективное и полное разложение общины, которое должно проявиться не в простой продаже продукта труда, некоторыми людьми, его не создававшими, а в том чтобы этот продукт труда станет «внешним для человека». Т.е. не в том что если товары обмениваются, продаются по рыночным ценам, то это представляет объективное существование рынка, в котором объективно-необходимое условие представляет существование рынка рабочей силы.
Из этого происходит классически – марксиско –утопическое объяснение общества: покупается на рынке труд, который производит различные товары для общества при социализме, для капиталиста, на продажу, при капитализме. Наём труда в обществе, при «социализме», для производства товаров «для себя», при этом показывается лучше и качественней, чем наём труда для капиталиста, который созданные товары банально продаёт.
Вот это банальную продажу Карл Маркс показывает жутким пороком капитализма. «Капиталист не может не продавать» показывается не сущностью общества, а жаждой денег. «Увеличением стоимости» производством, стоимости купленной для реализации коварного капиталистического плана – увеличить расходуемую на производство стоимость.
Но главное это объяснение показывает появление и реализацию «прибавочной стоимости».
Купленный труд создаёт стоимости, больше себя самого.
Рынок рабочей силы при этом принципиально и научно-утопически показывается рынком труда, тем без чего не может существовать капитализм. Наём труда позволяет труду реализоваться как труду, который приносит доход капиталисту, ввиду разности самого труда и то «что он производит».
Рынок рабочей силы это принципиально рынок рабочей силы и не более того, который к рынку, тому что образовано трудом отношения не имеет. Рынок рабочей силы вторичен по отношению к тому что мы называем сейчас рынком, как допустим при феодализме, в котором таковой отсутствовал ввиду повинностей при реализации рабочей силы.
Рынок рабочей силы ещё неполноценный, потому что он представляет неполноценный обмен – обмен якобы труда (который производит стоимости) на капитал. Такой обмен, как фокусник из шляпы представляет «прибавочную стоимость».
Такое отношение исходит из недостатка капитализма – покупка или наем труда, который производит в результате производства «стоимости» больше, чем при его покупке.
Во – первых в этом проявляется откровенный меркантилизм, во вторых этот меркантилизм не позволяет понять понятие стоимости из равенства труда, труд равен и потому стоит другого труда.
Меркантилизм как наука не могла перешагнуть через то что составляет её сущность, то что труд методично производит «стоимости». Противопоставление труда, то что делает общество обществом меркантилизм не мог принять как принцип ввиду своей выше представленной установки.
Потому он и представлял общество фабрикой по производству «стоимостей» в котором труд будет наёмным, т.е. свободным, как отмечает это Карл Маркс в работе «Наёмный труд и капитал». Куда завела эта «свобода» сейчас становится понятным.
Само понятие наёмный труд не имеет отношения к понятию труда, потому что труд конкретно выражает и выражается в полезности другим, в общественной полезности. Он потому не может быть потенциально полезным, как потенциальное применение рабочей силы для производства.
Труд реализуется в обмене как труд для других, как общественный, как социально образующий.
Продажа рабочей силы это продажа рабочей силы, не более того. Рабочая сила в отличие от труда не имеет социального выражения, социальной полезности.
Покупка труда и применение его для производства «стоимостей» есть начало всей теории Карла Маркса, по исправлению продажи труда как товара при капитализме. Переиначиванием его в «производство стоимостей» не для капиталиста, а для общества.
Обмен товаров по труду образует общество, сущность в которой труд стоит труда и в которой вещи внешни для человека.
Образование частной собственности не самоцель общественного устройства, это отмечал ещё французский социалист-утопист Шарль Фурье: «Инстинкт собственности этот самый могучий из известных нам рычагов для усиления жизнедеятельности цивилизованных народов. Можно без преувеличения сказать что производительность труда собственника вдвое выше по сравнению с трудом раба или наёмного рабочего. Следовало бы поэтому для разрешения основной проблемы политической экономии превратить всех наёмных работников в собственников, заинтересованных в производстве».
Превращение наёмных работников в капиталистов чисто общественный процесс, основанный на понятии товара. Этот процесс происходит на основании разложения социализма, всеобщего производство для себя в структуру производства для других, в которой «вещи внешни для человека и потому отчуждаемы».
Понятие товара, которое в принципе не может делить людей на товаропроизводителей и товаровладельцев. Того, что сегодня звучит в любом нужном контексте и классово делит людей.
В качестве объяснения служит цитата из «Библии», которую здесь же приводит Карл Маркс: «И никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его», (Апокалипсис).
Подставив понятие товар в контекст, мы имеем точное содержание «социализма» или даже свеже- созданного капитализма.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет [см. все]





Сообщение: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.12.12 04:28. Заголовок: Подтверждением выраж..


Подтверждением выражения понятие товара может служить популяризация «Экономического учения Карла Маркса» Карлом Каутским. «Товар есть продукт труда, произведённый не для собственного потребления производителя или связанных с ним лиц, а с целью обмена его на другие продукты. Следовательно, не природные, а общественные особенности продукта делают его товаром».
Добавляя при этом «Конечно, он является вместе с тем и предметом потребления, но таким предметом потребления, которому предстоит играть особенную общественную роль: он должен быть обменён».
Досконально анализируя определение товара Карлом Каутским можно заметить что он прежде всего или во-первых отмечает его меновые свойства, в ущерб потребительным.
«Он вместе с тем», предмет потребления, а не предмет потребления который обменивается.
Что важно отметить что общественные свойства товара К. Каутский связывает не с потребительскими, а с меновыми свойствами вещи, констатируя при этом «товарное производство есть общественная форма производства, оно немыслимо вне общественной связи».
Карл Маркс же во-первых констатирует в товарах потребительные свойства, представляет общество «огромным скоплением товаров», вещей с явно потребительными свойствами, «вещей необходимых, полезных или приятных для жизни, предметов человеческих потребностей, жизненных средств в самом широком смысле слова».
Он не акцентирует общественную связь посредством товара и потому к огромному скоплению товаров можно отнести и производство общины, просто добавив «как потребительных стоимостей». Чем К.Маркс и пользуется – у него «глубокий анализ» товара происходит на основании отношения к товару «как потребительной и как меновой стоимости».
Двоякое отношение предполагает взаимодействие не самих вещей - товаров, а их потребительных или меновых стоимостей. Общественную связь он представляет не материально, связь товарами, а идеально – стоимостями, которые различны в «различных обществах». В первобытном взаимодействуют потребительные стоимости, а допустим в капитализме, меновые.
Товар это вещь с обязательными двойными свойствами полезности и меновыми возможностями.
Полезность придаёт меновые возможности, а меновые возможности образуются на основании её полезности. Товар с одним их этих свойств, не товар, товар не может быть просто полезной вещью. При этом следует заметить что полезность эта не сама полезность вещи, а её общественная полезность, полезность для других, которая и создаёт общественную связь.
Товар или товарное тело потому не может быть просто полезной вещью, как железо, пшеница, алмаз и т.п. Товар служит и выражает общественную связь, без этого вещь не товар несмотря на её полезные свойства. Потому товар «стоит» товара, а не условий или качеств обеспечивающих эту связь.
Марксизм и наука вообще изучает обмен с «одной стороны». Т.е. пытается обнаружить и выявить те качества предмета, вещи, товара, которые обеспечат ему «достойное» или вообще отношение с другим товаром.
Этот метод сводится к тому чтобы оговорить круг особенностей товара или его свойств, которые делают вещь товаром. Например; вещь содержащая в себе труд, полезная вещь, непотребительная стоимость для своего владельца, потребительная для других, потенциально потребительная и меновая стоимость. Все эти качества, относящиеся к одной вещи необходимо заставляют относиться к ней как товару и соответственно без особых хлопот создающая отношения с другой вещью, обладающей теми же качествами.
Самое главное по отношению к этому можно сказать что наука не изучает обмен, а организует его.
Этот тупик теории политической экономии получился из того что с самого начала наука стала изучать не общество, то что делает его таковым, а дефекты капиталистической системы.
С того момента, когда она «вплотную» приближалась к трудовой теории стоимости.
К стоимости создаваемой трудом.
Правильно писал Ф. Энгельс в предисловии к работе К.Маркса «Наёмный труд и капитал»: «Но как только экономисты применили определение стоимости трудом к товару «труд», они из одного противоречия впали в другое. Чем определяется стоимость «труда»? Заключающимся в нем необходимым трудом. Но сколько труда заключается в труде рабочего за один день, одну неделю, один месяц, один год? Труд одного дня, одной недели, одного месяца, одного года. Если труд есть мера всех стоимостей, то «стоимость труда» мы можем выразить только в труде. Но мы абсолютно ничего не знаем о стоимости одного часа труда, если нам известно лишь, что она равна одному часу труда. Этим мы ни на йоту не приблизились к цели; мы продолжаем вращаться в заколдованном кругу».
Заколдованный круг следует разорвать тем что понятие стоимости труда относится не к самому труду, а к другому труду. Труд стоит другого труда, это и только это осветит проблемы политической экономии. Труд не «создаёт стоимости», а образует своим отношением.
Отношением, труда к труду.
Продолжая цитату Ф.Энгельса: «Тогда классическая политическая экономия сделала попытку в другом направлении; она сказала: стоимость товара равна издержкам его производства».
Этим отмечается настойчивое стремление найти стоимость товара, то чего делает его равным другому товару, того на основании чего товары обмениваются.
Развенчание нахождения «стоимости» труда в самом товаре дано самим К.Марксом, в самом тексте «Наёмного труда и капитала»: «Возьмем любого рабочего, например ткача. Капиталист предоставляет ему ткацкий станок и пряжу. Ткач принимается за работу, и пряжа превращается в холст. Капиталист забирает этот холст и продает его, скажем, за 20 марок. Является ли заработная плата ткача долей холста, долей 20 марок, долей продукта его труда? Ни в коем случае. Ведь ткач получил свою заработную плату еще задолго до того, как холст был продан, быть может задолго до того, как он был соткан. Стало быть, капиталист платит эту заработную плату не из тех денег, которые он выручит за холст, а из денег, имеющихся у него в запасе».
Тем самым Карл Маркс объясняет достаточно очевидное, обнаруживая и обнажая свой меркантилизм. Деньги существуют раньше труда и товара, т.е. по существу не объясняя обмен товаров и не относящиеся к нему. Показывая то же самое нематериальное и необъяснимое отношение товаров.
Объяснение – допустим покупается рабочая сила ткача за 5 марок, а холст который он создаёт, производит составляет 20 марок, из разницы которых получается доход капиталиста не объясняет ничего кроме этой разницы.
Очевидность состоит в том капиталист покупает труд для производства: «Рабочие за деньги продают ему свой труд». Продолжение цитаты сулит надежду: «Однако это лишь видимость. В действительности они продают капиталисту за деньги свою рабочую силу». Надежду на разграничение понятий труда и понятие рабочей силы.
Но этого не происходит если он далее пишет: «Итак, заработная плата — это лишь особое название цены рабочей силы, которую обыкновенно называют ценой труда».
Труд стоит другого труда, рабочая сила стоит жизненных средств. Эти выводы образованы на равенстве труда и труда, рабочей силы и жизненных средств.
Но их существенное отличие состоит в том, что отношения труда составляют и образуют сущность общества, отношения труда в котором они равны.
Рабочая сила стоит жизненных средств, равенство достаточно очевидное но к анализу общества оно не подходит, потому что жизненные средства это не вещи, предметы её востанавливающие. Это предметы и вещи общественного свойства, это вещи других.
Марксизм же показывает это жизненные средства предметами восстанавливающими труд и потому предлагает и предполагает надеяться на разный результат если рабочего покормить просто булкой или булкой с маслом.
Первый результат, по взгляду Карла Маркса принесёт отличный от другого, хотя бы в количестве «прибавочной стоимости». Что составляет и представляет меркантилистские выводы, основанные на том что если труд стоит жизненных средств, его покупка, то товар созданный этим трудом соответственно и то же и соответственно больше в виде «прибавочной стоимости».
Товар стоит другого товара на основании равенства трудов, что и составляет существенное отличие стоимости труда от стоимости в меркантилистском понимании в виде определённого количество жизневостанавливающих средств.
«Производство стоимости» неминуемо, по всем законам меркантилизма должен представлять «прибавочную стоимость», иначе пропадает позитив производства «стоимостей». Стоимость, которая создаётся, ну никак не может быть равна исходной, начальной, из которой она и образуется. Стоимость увеличивается, т.е. то что является отношением товаров и выражается другим товаром, не принимается в расчёт вовсе.
Стоимость товара, по всем меркантилистическим канонам неизменно больше издержек производства. Утопического и меркантилистического в этом выводе то что понятие стоимости относится к самому товару тем и потому что она (стоимость) образована из издержек производства, «стоимостей» этих издержек производства.
Потому и Ф. Энгельс не мог понять как «предприниматели в состоянии продавать товары больше издержек производства». Он не мог понять это как меркантилист и через образование стоимости из стоимости это невозможно сделать.
Стоимость рождается из обмена, который показывает равенство товаров, отношения в котором один товар стоит другого. Товарное, а не стоимостное отношение создаёт отношение обмена.
Человек, трудящийся человек, в разных условиях, по взглядам меркантилизма, производит «стоимости». Только недосягаемый для человека обмен в условиях «производства стоимости», присвоения прибавочного труда в руках общины(социализм) или отдельных людей (капитализм).
Что представляет классовое деление людей на собственно товаропроизводитей, которые производят товары и товаровладельцев, тех которые «выносят товары на рынок».
Общество это социальная структура возникшая при разложении общины. Потому община это не общество. Общество образует товарное производство, общину общее.
То в чём нельзя не согласиться с Карлом Марксом: « В общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами», 23-52, если исключить невнятное определение существование общественного труда в общине.
«Община, являющаяся предпосылкой производства, не позволяет труду отдельного лица быть частным трудом и продукту его быть частным продуктом; напротив, она обусловливает то, что труд отдельного лица выступает непосредственно как функция члена общественного организма. Труд, который представлен в меновой стоимости, предполагается как труд обособленного отдельного лица»,13-21, добавляя при этом «труд, создающий меновую стоимость, характеризуется тем, что общественное отношение людей представляется, так сказать, превратно, а именно как общественное отношение вещей».
Пример который приводит Маркс есть структурный пример общинного, общего и общественного, товарного производства. Товар и есть «меновая стоимость», и не может быть не таковым и которая не может быть в общине.
Общественное разделение труда в обществе связано и определяется продуктом этого труда как товара. Если продукт труда не товар это не общественное производство.
Производство на отдельной фабрике не общественное производство. К. Маркс же определял его общественным, «в котором продукты труда не превращаются в товары».
Утопия марксизма как науки связана с тем что он изучает общество как симбиоз общины и собственно общества. Подменяя понятия в данных структурах он представил своё видение социализма связанное с общественностью труда, что и значит социализм (общественный).
Социализм Карл Маркс представлял и теоретизировал социальной структурой общего труда, а значит для него и общественного труда, «на более высокой ступени развития» по отношению к общине. Для К.Маркса община то же общество организованного, совместного труда или «первобытный коммунизм».
Это и определяет утопию социализма, потому что общество никогда не превратиться в общину. Что происходит только наоборот, разложение общины создаёт общество.
Его искусственное, революционное превращение общества в общину не позволяло развиваться этой структуре на основании «Труда, который представлен в меновой стоимости, предполагается как труд обособленного отдельного лица». Труда который не позволял развиваться человеку в такой структуре «где труд отдельного лица выступает непосредственно как функция члена общественного организма»
Труд воплощается в товаре, сколько бы человек его не производило, как например самолёт.
Карл Маркс же по принципу производства самолёта как «стоимости», полагал производство «других стоимостей» в структуре общего, а значит общественного труда.
Общественный труд это общественный труд, в общине это принципиально-другой и отличный от общественного - общинный труд. Пример общинного труда показывает сама община или например отдельная фабрика или семья. Община представляется структурой производства труда, где не осуществляется обмен.
Особо показательны примеры организации совместного труда, которые показывает тот же Карл Каутский в том же « Экономическом учении Карла Маркса». Он показывает устройство общины и регламентаци труда, кто за что отвечает и область этой ответственности. То же самое что было при нашем социализме, колхозники производили сельскохозяйственную продукцию, рабочие изготовляли промтовары и т.д.
Но главное и определяющее было одинаковым: «Все эти лица работают на всю общину и вознаграждаются за это или частью общего поля, или же частью урожая. И здесь, при таком высокоразвитом разделении труда, мы видим совместный труд и распределение продуктов». Совместный труд предполагает распределение созданных продуктов.
Общинную сущность нашего социализма выразил русский экономист П.Б. Струве в «Размышлениях о русской революции»: «При коммунистическом хозяйстве нельзя ни теоретически, ни практически отделить государственного(финансового хозяйства), от хозяйства народного. У того и другого и один субъект в экономическом и правовом смысле и один непосредственный субстрат».
«Социализм» осуществлял распределение «общего поля», общего «производства стоимостей», в структуре которого государству просто нет места.
Социализм представлял смутный образ и общества и государства в одном лице, потому что он представлял и то и другое, а скорее и ни то и не другое, потому что это была община.
Неразбериха, в том числе и теоретическая в 90-х годах прошлого века показала явное - выделение государства в особый орган основанный на налогах.
Рассматривая вопрос глубже можно рассмотреть самое определяющее, что вторгается в область понятий. Труд практически, а не через теоретические достижения, стал представляться товаром.
Товарный обмен и товарное обращение стал образовывать именно общественное производство, вместо общинного, «социалистического».
Положительного в структуре товарного производства то что оно создаёт общество, а отрицательное состоит в том что такому общественному производству ещё далеко до «общества трудящихся». Общества, в котором соединяются интересы пока двух человек – товаропроизводителя и товаровладельца.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 81
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.12.12 05:45. Заголовок: Понятие товара предп..


Понятие товара предполагается в урезанном виде лишённого самого основного что его отличает от просто вещи – реализация его менового свойства, для того чтобы он «стоил», стоил равному ему другому товару. Эта сущность равенства и стоимости товаров обеспечивает и выражает сущность общества. В равенстве двух товаров проявляется не торжествующий момент равенства двух вещей, а сущность общества. Реализацией вещи как товара, а не реализация его качества под названием стоимость, которая заведомо определяет обмениваемость и соотношение самих товаров. «Создание товара и его стоимости» представляют серьёзную теоретическую базу, поскольку подразумевают обретение им качества под названием стоимость, которая образует его меновые отношения и если не знать что взаимодействуют сами товары, а не их стоимости.
Товарное отношение образуют стоимость каждого товара, а не стоимость каждого товара образуют меновые отношения.
Под понятием стоимость меркантилизм подразумевает ценность вещи для потребления, «потребительную» и для обмена «меновую». Так под понятием потребительной стоимости Карл Маркс определяет качественно – полезное его состояние: «Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия»,23-47.
Хоть и он иногда отходит от принципа, показывая количественное отношение потребительных стоимостей, но следует обратить внимание в данной цитате на то что он показывает товар как «потребительную стоимость». Товар не может быть «как потребительная стоимость», поскольку он потребительная и меновая одновременно, только в этом случае он товар.
Не говоря даже о том, что понятие стоимости к самому товару не относиться, потому что он «стоит».
Меркантилист К.Маркс с понятием стоимости товара обнаруживает поодиночке и потребительную и меновую стоимость товара.
Хотя интерпретации по отношению к понятию товар приводятся много, в частности «потребительная стоимость, но не товар», то под понятием потребительная стоимость можно понять стоимость в «чистом виде», лишённого свойства товара. Так же как и меновую, количественные отношения товаров, образуемые этим свойством или качеством отдельного товара.
Какая же стоимость ближе к натуральному выражению товара, какую стоимость производит труд?
С одной стороны вид полезной вещи достаточен для выражения материализованного воплощённого труда. С другой стороны товар должен быть меновой стоимостью, иметь продажную стоимость и для этого необходимо что бы в неё входило составной частью понятие излишней, «прибавочной стоимости», созданной излишним трудом.
Меновая стоимость предполагает в своём составе «прибавочную» для самого главного по словам К.Маркса, образование капитала, ведь эта стоимость которая создаёт капитал, являясь превышением над издержками производства.
Во – первых Карлу Марксу необходимо донести, объяснить нетрудовой доход капиталиста.
Объяснение того что расходы на производство товара, вещи, допустим 100 рублей, а она сама продаётся за 110 потому что вещи «добавлена стоимость» излишним трудом наёмного рабочего.
Эта «теория стоимости» представляет собой «кашу» из понятий, то что товар «стоит» капиталисту и того что товар действительно стоит. Утопического в этой теории то что К.Маркс их неоправданно соединил.
Дальнейший анализ показывает что 10 рублей ну никак нельзя представить «прибавочной стоимостью» товара, потому что мы имеем два различных процесса производства и продажи, обмена товара.
10 рублей безусловное существование их в качестве стоимости, которые являются собственностью капиталиста, но является ли она прибавочной?
Мало того и 10 рублей и даже 110 рублей представляют стоимость товара но не как 100, которые есть просто расходы на производство.
Объяснение должно показывать присвоение капиталистом неоплаченной части созданной «прибавочным» трудом наёмного рабочего полной стоимости товара. Это показывает довольно сомнительное или даже утопическое – труд по производству, изготовлению товара, после того как он уже готов. Труд изготовил материализовал вещь, товар, но Карл Маркс настаивает на том, что труд по её изготовлению продолжается. Он (труд) создаёт то главное что в теории трактуется как неоплаченный труд в виде прибавочной стоимости, ту часть товара которую капиталист не оплачивает. «Стоимость всякого капиталистически произведённого товара (W) выражается формулой: W = c + v + m», «Капитал», т.3-31. Капиталист оплачивает только часть созданной товарной стоимости, он, по взгляду К.Маркса не оплачивает «прибавочную стоимость».
«Если мы издержки производства назовём k, то формула: W = c + v + m превращается в формулу: W = k + m, или товарная стоимость = издержкам производства + прибавочная стоимость», «Капитал» т3 -32.
На основании этой формулы товара следует донести довольно простую и в то же время кощунственную мысль, что издержки производства это всё то, что образуют «создание стоимости» товара. Издержки производства товара это всё то что что должно образовывать стоимость товара.
Т.е. в издержки производства товара входит труд как расходы рабочей силы или покупка её и расходы на покупку, покраску и закручивание последнего болта созданной, произведённой машины.
Дальнейший труд над её производством просто бессмысленно рассматривать или попросту его не может быть.
Объяснение Карла Маркса «прибавочной стоимости» заключённую в том что капиталист купил рабочую силу наёмного рабочего и волен принуждать к большему труду, заставляя его трудиться больше, к стоимости товара не имеет никакого отношения, потому что какой либо труд выходящий за пределы издержек производства данного товара к нему не относиться. Труд изготовивший сукно, сюртук или экскаватор в прибавочном, излишнем не нуждается. Это может быть выражением меркантилизма «производством большей стоимости», и к производству которой можно относиться с большим сомнением, поскольку ничего материального эта прибавочная стоимость ничего ни несёт. К данному и вообще товару это не относиться, потому что издержки производства это всё то что должно образовывать «стоимость товара» или хотя бы расходы на производство его стоимости, хотя бы как материальной вещи.
Объяснения Карла Маркса состоящие в том что наёмный рабочий «создав товар и создав его стоимость» продолжает трудиться дальше, создавать «прибавочную стоимость» - бессмысленны и бессодержательны. Бессмысленны потому что «создание товара» является законченным процессом изготовления вещи для обмена. Труд выходящий за пределы этого процесса не может быть прибавочным, как и прибавочная стоимость, которая является не только не материальной, но и бессодержательной.
К изготовленному, произведённому утюгу добавить и прибавить нечего. «Капиталистическое его производство» включает все расходы, в том числе и купленного загодя труда.
Объяснение того что рабочий изготовив утюг продолжает трудиться дальше, вот этот труд и не оплачивается, представляют собой соединение расходов по его производству и «труда», что представляет объяснение присоединение к бузине (расходов стоимости) киевского дядьки.
Излишний и «прибавочный труд» тут будет явно и конкретно излишним и никаким способом не прибавочным.
Т.е. произведя товар рабочий продолжает трудиться, ни к товару, ни к стоимости товара, ни к труду образующий, создающий сам товар – это не относиться. Стоимость которая создаётся излишним трудом, т.е. «прибавочная стоимость» к товару и к издержкам его производства не относится .
«По вычете прибавочной стоимости в 100 ф. ст. остаётся товарная стоимость в 500 ф. ст., и она лишь возмещает израсходованный капитал в 500 фунтов стерлингов», т.3 «Капитала»-31.
Потому внимательно анализируя цитату во-первых можно заметить что К.Маркс называет товарной стоимостью то, что существует вопреки «всякого капиталистически произведённого товара W = c + v + m».
Во-вторых - в предыдущих словах он объясняет: «Если, например, производство известного товара вызвало затрату капитала в 500 фунтов стерлингов: 20 ф. ст. на изнашивание средств труда, 380 ф. ст. на производственные материалы, 100 ф. ст. на рабочую силу, и если норма прибавочной стоимости составляет 100%, то стоимость продукта = 400c + 100v + 100m = 600 фунтам стерлингов», речь идёт о затратах капитала. Ни о каком возмещении как либо и кем – либо и как либо и когда либо затраченных капиталов речи не идёт, идёт только о расходах на производство товара.
К которым (расходам) прибавляется как –будто - бы доход в виде 100m или «прибавочной стоимости».
«То, чего стоит товар капиталисту, и то, чего стоит само производство товара, это во всяком случае — две совершенно различные величины. Та часть товарной стоимости, которая состоит из прибавочной стоимости, ничего не стоит капиталисту именно потому, что рабочему она стоит неоплаченного труда»,т.3 «Капитала» -31.
Само производство товара «стоит» только капиталисту, в версии К.Маркса стоит расходов, поскольку производство капиталистическое.
Карл Маркс не представлял разницу между тем что товар стоит капиталисту, а стоит он расходов и то что товар действительно «стоит». А стоит он другого товара. Потому стоимость данного товара W , представлена другими товарами c + v + m»,
Понятие стоимости товара должно воплощать в себе весь труд по производству товара.
Но самое главное состоит в том что капиталист действительно несколько не доплачивает труд наёмного рабочего. Но это недоплата представляет не производство им излишнего труда, а отношение наёмного рабочего к стоимости. К стоимости труда, который стоит другого, общественного труда. Стоимость товара W, будь то кирпич сапоги или булавка, представляют другие товары c + v + m, знак равенства объясняется обменом труда на труд.
Обмен труда в товаре W на труд в другом(их) товаре(ах) c + v + m составляет сущность общества, распределение же стоимости на c + v + m, объясняет сущность социальной формации.
Оплата рабочей силы v капиталистом объясняет получение им неоплаченного труда наёмных рабочих. «Социализм» и капитализм, как мы видим ничем не отличались в структуре распределения другого, общественного труда.
Социализм потому не мог быть трудовым обществом, потому что оплачивался не труд, а рабочая сила. Оплата рабочей силы и превращала общество в капиталиста.
Такое общество соответственно этому было лишено обмена, как свойства проявления труда по образованию самого общества. Таки образом оно было не обществом, а общиной.
Неудача социализма связывается с тем что своей структурой он определялся структурой общины положительные качества которой связаны с возможно большим производством полезных вещей «стоимостей» и их распределением. Качество, которое невозможно представить в условиях товарного производства, которое пресекает спросом большое или большее производство самим проявлением труда в товаре.
Исключение общины из общества поможет понять утопию социализма, превращением капиталистического общества в общину.
Понятие товара как полезной вещи и «стоимости», не даёт просматриваться содержанию обмена, то на основании чего и почему товары обмениваются.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 82
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.12 06:51. Заголовок: Если товар это полез..


Если товар это полезная вещь, то «люди так или иначе работают друг на друга» и обмен обеспечивается самой сущностью их существования. Обмен полезностями в структуре общего производства, общего труда предварительно распределив эти полезности, на новое производство, на обеспечение нетрудоспособных и т.д. «Общественное распределение», распределение общественного продукта на общественные потребности в недрах самого общества, полагают распределение непосредственно по-труду неполным. По той причине что общественное производство полагает общественное распределение (принцип справедливого общества), данное распределение общественное распределение полагает выше личного. Распределение непосредственно по-труду полагается остатком от общественного распределения.
Эту мысль и проводит Карл Маркс в «Критике готской программы».
Если товар «меновая стоимость» то обмен происходит на основании этой самой стоимости, которую товару почему-то необходимо выразить. Если все товары стоимости, то им каким то необъяснимым законам им необходимо показать свою относительную стоимость, «натуральной стоимости» каждого из них почему то недостаточно.
Эта недостаточность объясняется пропорциональностью отношения товаров на основании их стоимости в структуре общественного взаимодействия. Т.е. пропорциональность обмена стоимостями представляет стабильное и пропорционально взаимодействующее общество посредством товара. Стоимость есть меркантилистское то что образует обмен.
Меркантилизм заключается в том что обмениваются непосредственно стоимости, как это отразил Карл Каутский в «Экономическом учении Карла Маркса»: «Когда потребительные стоимости становятся товарами, т. е. начинают обмениваться друг на друга, обмен этот всегда происходит в известном количественном соотношении. Отношение, в котором один товар обменивается на другой, называется его меновой стоимостью».
Анализируя эту цитату можно отметить и выразить то что меркантилизм потому меркантилизм что он называет стоимостью то что ей не является.
Это недоразумение или научный просчёт и представляет обмен стоимостями и полагает нагромождение утопических понятий. В этой цитате называя просто вещи «потребительными стоимостями» Карл Каутский допускает множество противоречий, которые красной чертой проходят и в теории Карла Маркса.
Во- первых «потребительные стоимости становятся товарами, когда начинают обмениваться друг на друга». Обмениваются не стоимости не потребительные и даже не меновые, а товары.
Во –вторых в этом находится противоречие «товара как потребительной стоимости», т.е. они «потребительные стоимости» «становятся товарами когда начинаю обмениваться друг на друга». Создаётся довольно существенное противоречие в существовании товаров как потребительных стоимостей.
В – третьих должны по логике обмениваться «меновые стоимости» товаров, т.е. то что определяется самим содержанием стоимости.
В-четвёртых вышеназванная меновая стоимость товара должна определять содержание обмена, «это известное количественное соотношение», а не быть констатацией обмениваемых товаров.
Подытоживая это можно выразить только одно – понятие стоимости к самому товару не относится. Стоимость товара это то что товар (сам товар как материальная сущность), стоит другого товара. Другой товар обмена и есть стоимость данного, которого стоит в обмене.
Забегая вперёд можно сказать, хотя бы на основании практики социализма и капитализма, что непосредственное отношение товаров(капитализм) представляет более стабильное общественное отношение, чем стоимостное их отношение (социализм).
Относительность стоимостей показывается и представляется насущной необходимостью объяснить самое элементарное, основное и фундаментальное - отношение обмена товаров.
Отношение обмена товаров показывается отношением их стоимостей.
Элементарность такого отношения Карл Маркс без малейших сомнений выражает: «Так, например, равенство стоимости одной тонны железа и двух унции золота
воспринимается совершенно так же, как тот факт, что фунт золота и фунт железа имеют одинаковый вес, несмотря на различие физических и химических свойств этих тел»,23-86.
Добавление к цитате не существенно отражают утопические принципы приобретённых свойств товара (золота и железа), кроме веса ещё и качество стоимости. «В действительности стоимостный характер продуктов труда утверждается лишь путём их проявления как стоимостей определённой величины. Величины стоимостей непрерывно изменяются, независимо от желания, предвидения и деятельности лиц, обменивающихся продуктами».
Меркантилистический лик науки выражается в том что «не обмен регулирует величину стоимости товара, а наоборот, величина стоимости товара регулирует его меновые отношения»,23-74.
Меркантилизм проявляется и показывает и основан на том, что стоимость существует до обмена.
Что она образует обмен товаров, а не обмен товаров образует саму стоимость, чем организуется сам обмен и соответственно общество.
Меркантилизм как наука связан, образован и основан на том что представляет труд в качестве производителя стоимостей. При первобытном строе он производит «потребительные стоимости», в капитализме «меновые», существенно настаивая на производстве в обществе различных, не только по качеству производимых стоимостей (потребительных и меновых), но и по количеству (огромного скопления).
Обмен товарами представляется обмен вещами, производимых трудом. Сам труд при этом не выглядит обмениваемой сущностью, т.е. обмен как сущность и свойство труда не имеет никаких оснований. Сам труд как сущность, обменивается на капитал. То, что является началом, исходным пунктом исследования Карла Маркса. Труд как потенциально – полезная деятельность обменивается на капитал, на определённое количество вещей, «стоимостей». При этом купленный труд производит больше «стоимости», чем определяется Марксом равным обменом труда на капитал. Потому «то что производит труд и то что он сам стоит» для Карла Маркса различные величины, разные стоимости. Различность по сути и существу этих величин по К.Марксу имеет обще объединяющую идею состоящую в том, что человек вообще и наёмный работник в частности производит больше стоимости самого труда. Например; наёмный работник в течении рабочего времени, «отрабатывает» потраченную на покупку его труда, «производит стоимость для себя» и «после определённого момента» производство стоимости становиться «прибавочным».
«Если один час труда выражается в количестве золота, равном половине шиллинга, или 6 пенсам, и если дневная стоимость рабочей силы составляет 5 шилл., то рабочий должен работать ежедневно десять часов, чтобы возместить дневную стоимость своей рабочей силы, уплаченную ему капиталом, или произвести эквивалент стоимости необходимых ему ежедневно жизненных средств. В стоимости этих жизненных средств дана стоимость его рабочей силы, в стоимости его рабочей силы дана величина его необходимого рабочего времени. Но величина прибавочного труда получается путём вычитания необходимого рабочего времени из всего рабочего дня»,23-324.


Понятие состоящее в том что человек производит стоимость для себя или производит для других в виде жизненных средств лишены оснований и упираются в безусловно – теоретическое человек производит товар, вещь для других.
«Капитал не изобрёл прибавочного труда. Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или несвободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства»,23-247.
Человек не производит жизненные средства ни для других, ни тем более для себя, он производит одну вещь, которая есть товар.
Такой «социализм» и получается из теории потому что труд представляется производителем жизненных средств, «стоимостей» или даже товара.
Труд является соединителем товара и товара и объединителем людей в общество. Если два товара обмениваются значит в них содержится равный труд содержит в себе не производственный, а социальный смысл.
Общественный труд содержится в товаре общинный в полезной вещи.
Община как социальное образование людей была прежде общества.
К.Каутский в «Экономическом учении Карла Маркса» представляет это наоборот.
«Пока производство было непосредственно общественным, оно подчинялось руководству и управлению общества и взаимные отношения производителей были совершенно ясны. Но лишь только различные виды труда превратились в частные виды труда, существующие независимо один от другого, лишь только производство стало вследствие этого бесплановым, как и взаимные отношения производителей приняли вид отношений продуктов».
Отношение продуктов как товаров и определяют сущность общества и общественного отношения.
То же самое заблуждение присуще и Карлу Марксу представляемое им общественное производство «совокупностью потребительных стоимостей».
Аксиома существования общества заключается не в совокупности, а в отношении продуктов труда.
В первом случае не может быть ни товара ни стоимости. Оперирование понятием стоимости и товара неминуемо предполагает анализ не общего а общественного производства.
«В совокупности разнородных потребительных стоимостей, или товарных тел, проявляется совокупность полезных работ, столь же многообразных, разделяющихся на столько же различных родов, видов, семейств, подвидов и разновидностей, одним словом — проявляется общественное разделение труда. Оно составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда. В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда»,23-51.
Общественное разделение труда показывает труд совокупностью полезных работ, проявляемое в «разнородных потребительных стоимостях». Общественное разделение труда, другими словами, представляется трудом, который производит полезные вещи общественного предназначения.
Карл Маркс пытается представить производство «общественных полезных вещей», потребительных стоимостей, условием существования товарного производства.
Что можно отнести к заблуждениям или точнее к недостаточному выражению понятия товара.
Как учит Гегель: «В природе понятие не существует само по себе, не существует в этой свободе как мысль, а облечено плотью и кровью, ограничено внешностью. Эта плоть и кровь, однако, обладает душой и последняя есть её понятие».
Почему общее производство общины и фабрики нетоварное? Потому что в данной структуре производится не товары, а потребительные стоимости, полезные вещи.
Потому оно и нетоварное, что по сути отдельный завод «производит товар» в виде самолёта или бублика. Но на самом предприятии не обменивается штурвал на шасси или дрожжи на муку. Товарное содержание общественного разделение труда предполагает его обмен, как общественное взаимодействие. Это взаимодействие обеспечивается проявлением понятия товар, проявлением его непременных обмениваемых свойств.
Рабочие, так же как и общинники не обмениваются продуктами своего труда потому что это производство нетоварное.
Товарное производство непременно полагает и предполагает обмен, как выражение меновых свойств товара, без которых товар не товар.
Общественное разделение труда непременно полагает обмен, является его условием.
Структура общества, потому не может напоминать или исходить из структуры общины или отдельной фабрики, где не существует товарного производства, где труд не воплощается в товаре и не проявляется в нём.
Теоретические выверты Карла Маркса представляющих общественное производство и общественное разделение труда посредством поочерёдно применяемых понятий, объясняющих одно и то же: как разнородная потребительная стоимость, она же товарное тело образующих собственно товарное производство – настораживает.
Производство полезных вещей, полезных вещей или товарных тел образует товарное производство – понятие вызванное недостаточным выражением понятия товар.
Производство полезных вещей, потребительных стоимостей как нетоварное выражение общественного разделения труда само по себе может существовать как таковое?
Действительно в общине и на фабрике происходит производство полезных вещей, но обмена не происходит потому что это производство не товарное, т.е. труд выражается в полезной вещи, а не в товаре.
Карл Маркс же приводит в качестве безусловного примера общественного производства структуру общины и фабрики, где наиболее концентрируется общность производства.
Структура общего труда оставляет далеко позади производство отдельных производителей, где производство и обмен представляет одно и то же лицо, один и тот же человек.
Адам Смит тоже показывает что совместное производство на булавочной фабрике производит больше «стоимости» в виде булавок, чем то производство если бы каждый производил эти булавки индивидуально. «Труд производит больше стоимости» в случае разделения труда.
Самое главное и утопически – принципиальное по взгляду и А. Смита и Карла Маркса что при этом экономится труд. Общественное производство представляет пример, по этому взгляду, наличие или существование излишнего, «прибавочного труда» обеспечиваемого не только структурой общего труда, но и применением машин.
Собственно точнее и конкретнее – общественное производство образуют понятия потребительных стоимостей, товарных тел или товаров? Не говоря уже о понятии товарного тела, это собственно материализованная полезная вещь или она имеет товарные (меновые) свойства?
Но нельзя пройти мимо того момента, который конкретно очевиден – на фабрике и общине не происходит обмена трудом, т.е. социальная структура теоретически - не товарного проявления или содержания.
Явным противоречием не товарности общественного производства, проявляемое в «совокупности потребительных стоимостей» выглядит следующая цитата К. Маркса: «Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость»,23-50.
Даже то что труд общественно разделён, не окончательный и не конкретный вывод К.Маркса потому что «Но является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности, — это может доказать лишь обмен»,23-96.
Закономерно теоретический вопрос может ли быть труд «общественно разделён», если его полезность может «доказать только обмен»?
Другими словами можно ли общественно разделить труд для создания общества, если его полезность доказывается обменом? Если доказывается обменом, то обмен образует общество, показывая полезность труда как такового, как общественного труда.
Этот вопрос затрагивает другой научный или системный, поскольку наука показывает потребительную стоимость из-за того что она является полезной вещью и воплощением полезного труда. Т.е. полезная вещь оттого полезная, что полезен труд по её производству.
Злободневно- теоретический вопрос состоит в том может ли разделение труда в котором отсутствует обмен может ли быть общественным или может ли устройство труда на отдельной фабрике может ли быть примером общественного устройства. Может ли быть общество именно его общественное устройство построено по принципу отдельной фабрики?
Положительный ответ на этот вопрос и является сегодняшний головой и сердечной болью сегодняшнего дня.
Обособление труда в случае его обмена, т.е. непосредственного обмена трудом К.Маркс и пытается представить не общественным процессом. Общественный или непосредственно общественный процесс как раз и представляют устройство общины и отдельной фабрики.
Этот пример и базовые выводы Карла Маркса о строительстве общества с организованным обменом по- стоимости сталкиваются с действительным противоречием в определении «В древнеиндийской общине труд общественно разделён».
Структура общества отлична от структуры общины тем, что в общине не происходит обмена.
Общественное от общинного производства отличается качественно и не может быть их тождественности, того что К. Маркс без особых сомнений констатирует «в общине труд общественно разделён».
Пример который представляет Карл Маркс, также является примером разделения труда в общине и общественного также как и товарного в ней ничего нет.
«Более близкий пример даёт нам деревенское патриархальное производство крестьянской семьи, которая производит для собственного потребления хлеб, скот, пряжу, холст, предметы одежды и т. д. Эти различные вещи противостоят такой семье как различные продукты её семейного труда, но не противостоят друг другу как товары. Различные работы, создающие эти продукты: обработка пашни, уход за скотом, прядение, ткачество, портняжество и т. д.. являются общественными функциями в своей натуральной форме, потому что это функции семьи, которая обладает, подобно товарному производству, своим собственным, естественно выросшим разделением труда», 23-89.
На что следует обратить на параллель, подобность товарному производству производство крестьянской семьи, а не само товарное производство. Особенно следует отметить «производство для собственного потребления».
Только производство для других, т.е. общественное производство в своём теоретически- сущностном значении представляет товарное воплощение труда.
Разделение труда в семье, фабрике и общине существует, но он не подобен товарному производству, потому что труд не выражен именно в товаре и оттого отсутствует обмен.
Потому следующая цитата К. Маркса содержит цепь заблуждений, в которой обмен «выводит на чистую воду» эти недоразумения.
«Лишь для того, чтобы провести параллель с товарным производством, мы предположим, что доля каждого производителя в жизненных средствах определяется его рабочим временем. При этом условии рабочее время играло бы двоякую роль. Его общественно-планомерное распределение устанавливает надлежащее отношение между различными трудовыми функциями и различными потребностями. С другой стороны, рабочее время служит вместе с тем мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. Общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении», 23-90.
Производство, которое представлено К.Марксом, составляет параллель с товарным производством уже потому «доля каждого производителя в жизненных средствах определяется его рабочим временем». Доля каждого производителя в товарном производстве определяется не его рабочим временем, а рабочим временем других, которого стоит его труд. К тому же производитель не производит жизненные средства, он производит отдельный товар. Его же жизненные средства представлены в других товарах.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 29
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет