Переписка материалистов
 
On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 94
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.13 06:11. Заголовок: Материализм стоимости


Наше безвременье имеет под собой довольно фундаментальную почву. Это прежде всего кризис знания об обществе. Человек всё ещё продолжает строить новое, другое, лучшее общество. Стратегия этого строительства состоит в том, чтобы изменить его, создать такое общество, в котором человек чувствует себя достаточно комфортно. Человек и общество две сущности которые необходимо изучать. Недаром все философы сходятся на том, что для понимания структуры общества необходимо проникнуть в сущность человека, понять его. Сам человек пытается реализовать утопический миф создания нового общества, которое есть средство для человека. Человек, сам человек есть средство для этой новой организаций общества, а не новая организация общества - средство для человека.
В принципе теоретически и справедливо представить главным аспектом, пусть и «нового общества» распределение в обществе по труду. Что труд будет тем определяющим деятельность и сущность каждого человека. Но если присушиться к Карлу Марксу, то распределение должно исходить из общего производства, того что можно распределять. Он показывает «в зародыше» распределение на капиталистическом предприятии где человек, рабочий производит стоимость для себя, другая часть произведённой им стоимости принадлежит капиталисту. Начало капиталистических отношений он показывает на отдельном капиталистическом предприятии, там где они начинаются и где по его фундаментально – теоретическим выводам покупается труд, где он начинается как труд и где происходит распределение. Производство «стоимости», говорит Карл Маркс опосредствуется распределением. Т.е. произвёл наёмный рабочий на капиталистическом предприятии некоторое количество «стоимости», часть её он произвёл для себя, он и получает по-труду из общественного распределения стоимости. Другая часть «произведённой стоимости» принадлежит тому кто эту стоимость не производил – капиталисту.
На основе и основании произведённой стоимости Карл Маркс и представляет общество пролетариата совместным производством, которое распределяется по итогам производства. «Распределяется вся произведённая стоимость» - в таком определении он не находит изъяна, а всеми способами утверждает это. Т.е. в понятии стоимости он игнорирует то, что составляет её сущность – равность. Распределение стоимости существует и определённо существует, но это не «распределение произведённой стоимости», а распределение другого труда.
Не видя этого и не представляя такого, он и показывает распределение в обществе и капиталистическом предприятии происходит одной его частью непосредственно по-труду.
Карл Маркс тем самым проводит грань между действительным трудом, производством стоимости для себя, трудом обеспечивающим его восстановление и «прибавочным трудом и прибавочной стоимостью». Там же, по мнению К. Маркса, проходит грань между личным и общественным.
Он в этом «производстве стоимости» в теории выдерживал и поддерживал простую и историческую справедливость – то, что принадлежит капиталистам, то что создано «прибавочным трудом рабочих» должно быть обобществлено.
Справедливость по его мнению состоит в том, на основании чего и объявляет капиталистов лишним классом, потому что они не «производят стоимости». Вся «стоимость производится» пролетариями, поэтому он и вдохновляет их на священную борьбу по «экспроприации экспроприаторов». Но эта экспроприация, отъём «стоимости», которую пролетарии производят «прибавочным трудом» должен происходить не в личную, а в общественную собственность.
Тем самым Карл Маркс не видел принципа, механизма стоимости, что стоимость это другой труд и совершенно другой труд, а не тот который «производит стоимость».
Если выразить утопию марксизма одной строчкой, то это будет его меркантилизм, определяющий «производство трудом стоимости» или «трудовая стоимость».
Самое главное и самое основное что Карл Маркс и Фридрих Энгельс хотели всеми силами исправить то очевидный и даже более того, факт что производителям не принадлежит произведённое.
Как пишет Ф. Энгельс в предисловии к работе К.Маркса «Наёмный труд и капитал»: «рабочий класс является тем единственным классом, который производит все стоимости. Ибо стоимость есть лишь иное выражение труда, такое выражение, которым в нашем современном капиталистическом обществе обозначается количество общественно необходимого труда, заключающегося в определенном товаре. Но эти производимые рабочими стоимости не принадлежат рабочим».
В самом деле, из это вырисовывается по своему трагическая картина – рабочие производят все стоимости, которые им не принадлежат. Там же он пишет, «всей массы производимых им продуктов рабочий класс получает обратно только часть».
Только из «массы производимых продуктов» или производства стоимостей можно впасть в отчаянье, что произведённое всё и в целом не принадлежит производителям, что это производство не «для себя».
При этом игнорируется даже фундаментальные понятия, например товар, который невозможно произвести для себя потому что даже по определению К.Маркса –« Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других»,23-50.
Производство трудом «стоимости» показывает очевидным, не имеющим никакого понятийного изъяна - «Если стоимость товара определяется количеством труда», то «Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила»,23-48. Стоимость не определяется количеством труда и человеческая рабочая сила не выражается в «стоимостях товарного мира».
Стоимость представляет другой труд и «производство стоимости» потому нельзя обратить на себя и для себя. Такое понятие как «одна и та же человеческая сила, выражающаяся в стоимостях товарного мира», деформирует понятие товара, обмениваемой вещи, но главное такое определение полностью индицирует различные понятия - рабочей силы и труда.
Стоимость это производная обмена товаров, а не наоборот.
Не понимая и не принимая этого, слова К. Маркса превращаются в непонятное словоупотребление - «что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость»,23-48, «Стоимостное отношение двух товаров даёт, таким образом, наиболее простое выражение стоимости данного товара»,23-58 или «Не то в стоимостном отношении одного товара к другому. Стоимостный характер товара обнаруживается здесь в его собственном отношении к другому товару»,23-60.
Образование общества, после разложения общины и возникновения обмена и появление стоимости, повлекло не рассмотрение того что отличает эти две социальные системы, а произошёл их синтез на основании общего рассмотрения.
Труд в этих социальных системах рассматривается одинаково, чего на самом деле делать нельзя, потому что в общине труд обеспечивает обслуживает общие человеческие потребности, в обществе, общественные, потребности других.
Потому и только оттого что для других и появляется обмен и стоимость, тогда когда труд становиться социальным. Превращение вещества природы в полезные вещи в обществе происходит за пределами общества. Общественное производство образовано не абстрактно-полезными вещами общественного применения, а конкретно полезные другим.
Социальное взаимодействие людей в обществе посредством товара и образует стоимость, которую невозможно представить в общине. Стоимость возникает в обществе и отражает социальное взаимодействие людей.
Отношение к стоимости в СССР, которое было общиной и лишний пример тому было отношение к стоимости. Повышение или понижение цен товаров в «интересах трудящихся» имело под собой фундаментальную почву представления труда затратой рабочей силы. Т.е. или потому повышение цен на допустим лампочки, никак не сказывалось на производителях этих лапочек, которые стали ценнее и соответственно должна повысится стоимость труда, коль повысилось их отношение к другим товарам.
Стоимость представляет другой труд, которого стоит произведённый. Производство труда тем самым и потому не идентично производству стоимости. Труд стоит другого труда и стоимость труда выражает другой труд – в этом смысл и сущность общества.
Глобально анализируя это обстоятельство, подходя к этому максимально предвзято, можно констатировать, что Карл Маркс неверно оценивал и понимал роль и значение человека в обществе. Он понимал человека как биологического индивида, который, образно говоря, если не будет трудится – умрёт с голоду. Поэтому человек попадает в зависимость от капиталиста по принципу найма на выполнение определённой работы. Выполнение определённой работы и есть по Марксу труд, поскольку он есть просто труд, «затрата человеческой рабочей силы».
Эта работа даёт человеку главное – восполнение и восстановление его биологической природы.
В этом выражается труд и проявляется сущность труда и трудящегося – производить «стоимость для себя». Это для К.Маркса главный фактический труд, который производит ещё вдобавок и прибавочную стоимость. Размер и количество произведённой стоимости для него неведомая величина, из-за прибавления к «действительной, трудовой стоимости» некоторого избыточного значения.
В этом заключается и проявляется труд человека, трудом обоснуется его биологическая сущность, биологическая жизнь, которую Карл Маркс не пытается изменить, он пытается утвердить это.
«В моём изложении «прибыль капиталиста» на деле не есть «лишь вычет или «грабёж» рабочего». Наоборот, я изображаю капиталиста как необходимого функционера капиталистического производства и весьма подробно показываю, что он не только «вычитает» или «грабит» но и вынуждает «производство прибавочной стоимости» т.е. помогает создавать то что подлежит вычету»,25-1-41. Доказывая, что капиталист по праву присваивает остальную стоимость, если оплачивает рабочему «действительную стоимость его рабочей силы».
Такое право представляется, по этому мнению, если оплачена стоимость рабочей силы, как стоимость труда, того что продал наёмный рабочий капиталисту.
Но эти стоимости совершенно различны и само понятие стоимости принадлежит во-первых и в основном к понятию труда. Стоимость рабочей силы абстрактное понятие, которое может выражать что угодно.
Стоимость же труда конкретное, существенное понятие, понятие отражающее существо дела, общества и человека. Сколько стоит труд человека? Не надо запасаться калькулятором, на этот вопрос отвечает и ответит только не очень любимый механизм под названием рынок или просто обмен.
Для Карла Маркса понятие рабочей силы имеет первостепенное и определяющее значение уже потому что оно выражает для него сущность человека не только как восстановление сил, но и как воспроизводство жизни в целом. Первостепенность заключена и в том что стоимость рабочей силы есть основа, есть фундамент, на котором базируется такое понятие как «прибавочная стоимость». Производство рабочим стоимости для себя и есть то, что продолжение этого производства именуется как «прибавочная стоимость».
Всё было бы так и коммунизм здравствовал на всей планете, если бы стоимость производилась. «Фальшивый» материализм Карла Маркса и представляется таковым что стоимость материальна не потому что она представляет материальный объект, вещь, а материальность стоимости выражает совсем другая вещь, которая стоит данную.
В изложении и определениях К.Маркса стоимость это нематериальное свойство материальной вещи, которая важней и определяющей чем сам материальный предмет.
Если прислушаться к Фридриху Энгельсу, к мыслям выраженным к «Анти-Дюринге», его рассуждения про товар, который представляют «Что будучи продуктом частного лица, он является одновременно, как бы без ведома производителя и независимо от его воли продуктом общественного труда, притом определённого количества этого труда , установленного общественным путём, посредством обмена. Это количество я выражаю не каком-то числе рабочих часов, а в каком - нибудь другом товаре»,20-323.
Если обратить внимание на непосредственное взаимодействие частного и общественного, вместо производства частного, для себя и общественного в продолжении этого производства, для других во-первых.
«Устанавливаемого общественным путём, посредством обмена», во-вторых и если выразить стоимость в каком нибудь другом товаре, то как-то не воспринимается анализ стоимости товара.
«Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, делать с ним что вам угодно, он как стоимость остаётся неуловимым. Но если мы припомним, что товары обладают стоимостью,»,23-57.
Единственно можно сказать что смелые эксперименты Карла Маркса по ощупыванию и разглядыванию каждого товара, есть мягко выражаясь предрассудки. Товары не обладают таким качеством как стоимость, стоимость это товар который стоит его.
Желательно чтобы у человека отшибло эту историческую память, которая «припоминает, что товары обладают стоимостью». Товары просто стоят.
Стоимость исходит из равности и является ею, а не является качеством, свойством товара способного установить равность.
Эта равность устанавливается общественно и не надо вычислять и представлять ощупывая и разглядывая ботинок, пошитый сапожником, как это делает К.Маркс, для обнаружения стоимости этого ботинка.
На вопрос стоимости или сколько стоит этот ботинок может ответить или его непосредственный обмен или обращение, обмен на деньги.
Второе существенное или даже определяющее состоит в том что на фундаментализм К.Маркса или сказку что товары обладают стоимостью, что она и производится трудом. «Производится товар и производится его стоимость», можно ответить словами всем известного Михаила Николаевича «включайте соображалку» при анализе следующей цитаты К. Маркса.
«До сих пор мы рассматривали только один элемент товарной стоимости — издержки производства. Мы должны теперь посмотреть и на другую составную часть товарной стоимости, на избыток над издержками производства, или на прибавочную стоимость. Итак, прибавочная стоимость представляет собой прежде всего избыток стоимости товара над издержками его производства».т.3 «Капитала»,42.
Как исследовать явно « нетрудовую» часть товарной стоимости, представляется большой загадкой.
Если производится товар и его стоимость, если представить производство товара и отдельно производство стоимости, может ли быть избыток над производством, если производство и есть труд?
«Другой и составной части товарной стоимости» не может быть из-за монолитности стоимости или хотя бы «производства стоимости», которая не может быть непроизводственной.
Вообще может ли быть «производство стоимости», если в Карл Маркс сам отрицает эту связь в «Наёмном труде и капитале» : «Итак, мы видим, что цена товара определяется издержками производства таким образом, что периоды, в течение которых цена данного товара превышает издержки его производства, компенсируются периодами, в течение которых она падает ниже издержек его производства, и наоборот».
Может можно говорить о неоткрытии закона обмена товаров, вместо «производства стоимости»?




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]





Сообщение: 95
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.05.13 05:50. Заголовок: Неудачная строительс..


Неудачная строительство общество пролетариата, общество трудящихся имеет вполне определённые причины и эти причины обусловлены понятиями об обществе.
Общество трудящихся в котором все трудятся, поскольку предназначение человека заключено в труде, имеет под собой утопические черты состоящие в том что общество по своей структуре и сущности изначально трудовое. Общество организуется трудом и не считает за труд затрату рабочей силы или просто труд. Утопия марксизма связана с тем, что он представляя труд просто трудом, затратой рабочей силы, считает что эту затрату возможно измерить и оценить.
Труд кузнеца, пекаря или любой другой труд предполагается измерить из его концепции – человеческих затрат по производству вещи, товара. Сколько человеку нужно сил чтобы из объекта природы изготовить полезную вещь? Общественное восполнение этих сил, что по взглядам К.Маркса и представляет собой стоимость труда. Потому даже при капитализме происходит оплата труда полностью, в силу труда как затраты рабочей силы. Но «побочный эффект» труда в виде «прибавочной стоимости», производством им большей стоимости, чем сам труд, принадлежит капиталистам.
Такой взгляд и сущность возможна через и посредством «производства стоимости» - на отдельном капиталистическом предприятии производится «стоимость», её производство как кулинарный рецепт имеет в своём составе стоимость средств производства, которая «переносится на готовый продукт», сам труд стоимость которого можно высчитать из стоимости товаров которые обеспечивают труд и труд производит «прибавочную стоимость», то что позволяет жить капиталистам безбедно не трудясь.
Радикально освещая утопию марксизма, которая и заключена в нетрудовом значении «прибавочной стоимости», что она образуется и появляется благодаря труду, но всё же нетрудовая. Прибавочная стоимость предполагается как сверхстоимость, произведённая сверхтрудом, так она и представлялась в первых переводах «Капитала».
Нетрудовая сущность «прибавочной стоимости» исходит из структуры социальной организации капитализма, где труд и капитал разведены в разные стороны и капитал пользуется совершенно не участвуя в труде тем что произвёл производительный класс.
Материализация труда, задействование его в производстве и общественном производстве полагает его в виде полезной вещи. Только Карл Маркс, не может как меркантилист не представить эту вещь как стоимость.
Такие понятия вполне могут осветить общественное производство в первобытной общине, где ничего не было общественного и слыхом не слыхивали про стоимость.
Попытаться представить первобытное производство в виде произведённых стоимостей, которые есть товарные тела, можно далеко уйти в туманные утопические дали.
«Потребительные стоимости: сюртук, холст и т. д., одним словом товарные тела, представляют собой соединение двух элементов — вещества природы и труда», подтверждая это « в потребительной стоимости каждого товара содержится определённая целесообразная производительная деятельность, или полезный труд»,23-52.
Непонятным моментом является то что полезные вещи потребительные стоимости, есть в тоже самое время «товарные тела» или даже «товары».
В этом случае невозможно отделить потребительную стоимость от товарной, меновой – не позволяют понятия.
Производство вещи или производство её «для себя» должно представлять вещь как потребительную стоимость, производство её на продажу, обмен сразу превращают её в вещь с совершенно другими качествами.
Но главное то, что если « в потребительной стоимости каждого товара содержится определённая целесообразная производительная деятельность, или полезный труд», то какой труд содержится в меновой? Больше он или меньше или вообще другого качества?
Вопрос состоит в том – если в потребительной стоимости содержится полезный труд, то какой труд содержится в меновой? Проявление полезного труда должно проявляться в полезной вещи, какой труд проявляется в меновой?
Как одна и та же произведённая вещь в виде потребительной стоимости и в виде товара обладают различными качествами с точки зрения материализма. И то и другое понятие беспринципно и бесстрастно предстают в виде изготовленного башмака, булки хлеба или экскаватора.
Как и каким образом все материализованные трудом вещи могут быть представлены и одним и другим образом?
Аристотель, заложив начало науки, предполагал различное использование блага, сандалий, которые могут быть использованы двояко: для непосредственного применения и в «неприсущей им роли», для обмена.
Различные сути вещей не позволяют полагать товар изначально полезной вещью, потому что эта сущность проявляется в непосредственном потреблении. В обмене же проявляется товарная, обмениваемая сущность. Т.е. невозможно представить товар полезной вещью, который не проявил для чего он производился, для чего он предназначен – для непосредственного обмена, продажи. Нельзя товар изначально представлять полезной вещью, назначение которого не в этом, назначение которого в обмене на другие товары.
Если представить что товар всего лишь полезная вещь, потребительная стоимость которая продаётся, то для продажи она должна иметь именно потребительную стоимость, потому что она является просто произведённой вещью, «вместилищем полезного труда». Если все качества исходят из производства, труда, то почему производство товара должно быть больше, продолжительнее, чем производство полезной вещи.
«Соединением двух элементов», которым можно объяснить производство потребительной стоимости, производство товара не объяснишь.
Пищу для ума должно представить «соединение двух элементов» для производства потребительной стоимости и производство товара «Стоимость всякого капиталистически произведённого товара (W) выражается формулой: W = c + v + m», «Капитал» т3 -31.
Производство товара должно быть согласно К. Марксу трёхчленным. Избыточная, прибавочная стоимость, должна происходить из отношения к потребительной стоимости.
В товаре получается больше стоимости по сравнению с полезной вещью, потребительной стоимостью, хоть они представляют один и тот же произведённый трудом предмет.
Если он производится для потребления он имеет одну стоимость и совершенно другое качество и другую стоимость по сравнению с тем если он продаётся, обменивается. Представить в то же время что это один и тот же предмет с одними и теми же затратами производства невозможно.
Так же как два пирожка изготовленные имяреком, один он произвёл для себя, другой для продажи.
В «Товарном фетишизме» отражение «Как потребительская стоимость, он не заключает в себе ничего загадочного» и «Мистический характер товара порождается, таким образом, не потребительской его стоимостью», 23-82, позволяет думать что один пирог загадочнее другого и мистическое свойство имеет один из них.
Фетиш по отношению к вещи происходит оттого что она отражает общественные отношения, выражающие такую же непредсказуемость как стихия природы внезапно может пойти дождь, гроза, землетрясение и т.д. Непредсказуемость по отношению к товару такая же – он может создать большую или меньшую стоимость и не создать её вообще. Причём в последнем случае даже увещевания К.Маркса что вещь вообще то изначально потребительная стоимость и изначально полезная вещь, будет напрасной.
Непредсказуемость природная и социальная и рождает фетиш.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 96
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.13 06:43. Заголовок: «Производство стоимо..


«Производство стоимости» в обмене «стоимостей» имеет такие же пропорции распределения такие же как и в её «производстве» - такой же надуманный принцип меркантилизма, как и само производство стоимости из стоимости.
«Трудовой» обмен происходит н а основании «стоимости», которую этот труд создал.
Труд сам непосредственно в обмене не участвует, он всего лишь производитель ценностей общественного предназначения, чем полностью отрицается социальная роль труда.
Проявление «созданной стоимости» в обмене, которую товар содержит благодаря труду и трудности становления товара как товара «быть им благодаря обмену», относится не к трудностям проявления труда, его социального проявления. Это относится к самим потенциально ценностям, которые труд произвёл. Отсутствие обмена «созданного товара или стоимости», т.е. того где товар и стоимость проявляют себя как меновая вещь (товар) и внутренняя сущность товара (стоимость) посредством теории меркантилизма говорит о неразумном использовании труда. Труда, который в принципе состоялся, произведя потенциально- полезную вещь, но его необходимо направлять в нужное русло, т.е. лучше организовывать.
Организация труда во-первых даёт обратный эффект, пример обменного банка Р.Оуэна, во- вторых при самом тщательном анализе невозможно различить и разграничить понятие труда и рабочей силы, того что «создаёт ценности, стоимости».
Т.е. что создало ценность, стоимость в виде сапог, сукна или мешка зерна, затраты рабочей силы или сам труд – невозможно. С этой точки зрения они тождественные понятия.
На самом деле, фактически стоимость труда сапожника или фермера представляют стоимость обмена, т.е. там где они проявляют свою социальную сущность сапоги и хлеб.
Но не в том какие человеческие силы нужны, необходимы, чтобы их произвести, создать.
Как и в производстве экскаватора затраты труда по его производству есть затраты рабочей силы, многочисленных рабочих, стоимость труда определяется стоимостью обмена.
Обмен это место где образуется стоимость вообще, а не проявляется как «трудовая», потому что она определяется отношением труда и труда, там, где проявляется труд как труд.
Обмен потребительных стоимостей, может давать «трудовой» обмен, т.к. в структуре обмена стоимость представлена веществом природы и трудом, а товарный обмен с третьим элементом в виде «прибавочной стоимости и прибавочного труда» не может быть чисто трудовым, воплощённым в стоимость.
В товарах взаимодействует не их каждого в отдельности «произведённая стоимость», а труд.
Труд в одном товаре и труд в другом товаре. Обмен труда на труд позволяет и выражает труд как труд, потому труд выражается в товаре обмениваемой вещи, а не просто произведённой трудом, а фактически затратами рабочей силы, полезной вещи.
Вся стоимость или просто стоимость определяется обменом, в котором образуется, а не проявляется стоимость труда. Труда который создал, произвёл полезную вещь, полезность которой происходит из её сущности.
Труд и стоимость исходят и образуется не из полезности вещи, а из её социальной полезности. Социальная полезность исходит из её полезности другим, обществу.
Это обстоятельство превращает человека в элемент социального образования.
Товарное производство и его сущность исходят из того труд обменивается на труд иначе это производство не будет товарным, как социалистическое производство трудом различных полезных вещей.
Обмен товара на товар выражает сущность определения сколько в товаре труда, а не «реализация произведённой трудом стоимости», в которой сам труд, занимает скромную часть.
Обмен труда на труд как сущность его выражения позволяет показать разницу между стоимостью труда и стоимостью рабочей силы не как «прибавочную», которая прибавляется к последней, а как стоимость, которую представляет другой труд, полученный в обмене и не возмещённый в стоимости рабочей силы.
Только это может показать и позволяет понять трудовую сущность «прибавочной стоимости».
У Карла Маркса эта сущность нетрудовая, которая проявляется в производстве стоимости товара, когда труд для его производства уже оплачен. Потому само производство которое «производит товар» даёт сразу положительный эффект, который лишь следует «передать в другие руки».
Общество пролетариата и общество трудящихся будет жить в наших умах и сердцах будут жить до тех пор пока мы будем воспринимать и принимать затрату рабочей силы как сам труд. Труд, который «производит прибавочную стоимость».
Стоимость исключительно трудовая, а не производственная.
Нетрудовая стоимость по взглядам К.Маркса она получается за счёт организации самого труда, организуясь по настоящему, для него произвести «прибавочную стоимость» не проблема.
Проблема в меркантилизме К.Маркса, в «производстве стоимости». Только в производстве стоимости часть стоимости товара становится «прибавочной». Стоимость труда выражает обменом другой труд и является им.
Тем самым Карл Маркс реализовывал выводы Аристотеля, о том чтобы обеспечивать равенство в обмене двух товаров, необходимо чтобы они имели в своей сущности то что могло обеспечить и выразить это равенство. «Меновая стоимость» товара потому, должна быть величиной и конкретной величиной.
Цитата из «Капитала» выражает это: «Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия»,23-47.
Простив Карлу Марксу понятие товара, вопреки его дуализму, как «потребительной стоимости», казалось вполне можно оперировать понятием «меновой стоимости», которые создают отношения товаров.
Но если припомнить «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость…»,23-45, анализ превращается в абракадабру.
Анализ двух взаимодействующих товаров у К.Маркса исходит из того что они две простые полезные вещи, потребительные стоимости, которые обмениваются одна на другую.
Но если они различаются прежде всего качественно, то конкретного обмена не могут выразить как определённые величины.
Так же как и меновые, почему они меновые – потому что обмениваются или обмениваются потому что меновые? Но обмен это обмен двух простых вещей, которые по своей логике и сущности выражают только полезность.
В этом представлении невозможно понять что или какая стоимость присуще самому товару в своей внутренней сущности. Как полезная вещь и потребительная стоимость она благодаря своей полезности, отчего и исходит её стоимость может и не обмениваться.
А обмен двух вещей- товаров должен происходить на каком-то основании, на основании величины стоимости которая определяется по каким- то параметрам.
«Обмен невозможен без равенства, а равенство без соизмеримости» - слова Аристотеля определяющие создание «справедливого общества», в котором труд и товар измерен для справедливого соотношения.
Утопия исследований исходит из того что понятие стоимости представляет сама вещь. Почему же тогда не было стоимости в «первобытном обществе», где производились безусловно полезные вещи?
Общество дало новую сущность труду, труд стал измеряться обществом другим трудом.
Меновая стоимость вещи представляет другой труд и товар.
«Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара. Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил»,23-48.
Если бы стоимость товара определялась количеством труда, в продолжении его производства, то это была бы потребительная стоимость, как сущность производящего её труда.
Труд не образует субстанцию стоимостей или стоимости, т.е. не является тем что придаёт ценность вещи на основании затраченного труда.
Труд образует отношение к другому труду посредством товара, где и проявляется как конкретный труд. Труд не проявляется как стоимость в первобытной общине и в самом сложном агрегате самолёта, там где нет обмена, где труд не заключён в товар, там где нет обмена труда на труд.
Равенство труда Карл Маркс рассматривал как равенство производства и это равенство обеспечивает равенство производимых стоимостей. Тем самым он теоретически предполагал ценность, стоимость вещи до обмена, обмен лишь выражал, осуществлял и констатировал равенство двух вещей-товаров.
Затрату труда по производству можно оценить, но как затрату, которая производит больше.
Из этого положения получаются затруднения в понятиях: во – первых производится затратой рабочей силы, потребительная стоимость, товар или стоимость? Почему производство товара больше чем производство потребительной стоимости на величину «прибавочного труда». Во-вторых производится должна какая-то величина имеющая точку отсчёта или превышающая затрату рабочей силы, для отражения этого превышения. В – третьих для освещения производства необходимо понятие прибавочной стоимости и прибавочный труд, иначе затрата рабочей силы будет обслуживать только сама себя. В – четвертых для функционирования производства необходимо организовывать сам труд, ведь ценность должна исходить из самого производства. Ведь такому обществу надо точно знать что и сколько произвести этим трудом. Предположить и организовать такое производство например на 5 лет (пятилетний план).
Труд представляется производителем, а не организатором. Труд «производит различные стоимости» общественной значимости и количество их означает и обозначает общественное богатство.
И на сегодняшний день нам кажется что нам не хватает различных произведённых товаров и ждём момента когда «насытится рынок». Средства для этого покупка заграничных товаров и технологий, инвестиции капитала. Ждём такого же изобилия, который обещал коммунизм, но через рыночное производство.
Это можно сказать жестокое заблуждение, потому что рынок не насытится никогда, потому что он есть механизм, свойство общества. Обмен трудом есть свойство общества. Труд не есть производитель «стоимостей».
Покупка товаров за границей и даже технологий производства, привлечение инвестиций имеет для общества инородную сущность потому что смысл и сущность общественного производства не в труде который производит для общества, а который его создаёт.
Т.е. через отношение к труду и понятия о нём можно понять общество. Общество трудящихся это общество простого труда или просто труда, создающего, производящего общественное богатство. Капиталист, на основании этого объявляется лишним классом, поскольку не участвует в общественном производстве «стоимостей».
Общество нетрудящихся, общество капиталистов, превращаясь в общество пролетариата, «трудовое общество, общество трудящихся», показывает большую утопию.
Большая или большая часть этого превратного представления об обществе оказывает теория выраженная борцом за интересы пролетариата немецкого учёного Карла Маркса.
На основании и представлении простого труда или просто труда он создал теорию общества трудящихся. Представляющей человека в обществе просто человеком производящим труд, который оправдывает его биологическое существование. Просто труд, труд для себя и является в теории К.Маркса тем началом, которое представляет общество и общественное производство. Организация труда и производства полагает новое отношение к труду, как это представляет марксизм в новой организации общества, возникшей после разложения общины. Организация труда «умно и цивилизованно», на первых порах рабовладельцами, даёт неожиданный эффект производства «прибавочной стоимости», тех благ которые принадлежат за счёт эксплуатации труда нетрудящимся, рабовладельцам, феодалам или капиталистам.
Представления того что труд можно организовать, как это делается например капиталистом, получая «на выходе больше стоимости», представляют утопические представления о труде обществе и стоимости.
Социализм рисуется Карлом Марксом как организация труда по производству стоимости.
Труд не может быть организован потому что он сам организует общество.
Возражения и притом обоснованные типа того что организованный труд на отдельном предприятии могут быть поколебимы тем что труд как труд проявляется в социальном взаимодействии. Труду по производству товара или даже потребительной стоимости надо доказать что он произвёл именно товар или потребительную стоимость.
«Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена»,23-50.
Из этого производство товара, продукта, потребительной стоимости являются абстрактными понятиями, потому что они не имеют социального статуса, т.е они не являются таковыми для производителя. Товар в руках производителя это потенциальный товар, а не фактический, как и потребительная стоимость, которая в качестве таковой только будет служить.
Организация труда должна дать дополнительный импульс развитию общества в новом обществе – социализме, как в своё время на заре капитализма отдельному капиталисту на отдельной фабрике удалось так организовать труд что его результаты обеспечивали не только самих трудящихся, но и благодаря этой организации солидный куш доставался и тому кто совсем не учавствовал в производстве, труде, а кто организовал этот труд для его эксплуатации – капиталисту.
Не зная ничего и не вдаваясь в подробности можно с точностью сказать пока общество пролетариата теоретически предполагается то этому самому обществу не выйти за пределы капитализма. «Общество пролетариата» строиться по старым лекалам капиталистического предприятия, где прибавочный труд принадлежит нетрудящимся.
Капитализм строит в наших головах даже не такое представление общественного устройства, а само наличие прибавочного труда, которое позволяет свысока смотреть на сам труд.







Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 97
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.13 05:44. Заголовок: Представление «приба..


Представление «прибавочного труда» связано с понятием труда как затрата рабочей силы.
Это представление родилось из объяснения распределения труда, продукта труда между классами, класса капиталистов и наёмных рабочих.
Распределение показывает, что во всеобщем производстве стоимостей распределяются между трудящимися, создавшими эти «стоимости» и нетрудящимися, пользующимися «стоимостями» созданными другими, трудящимися.
С этой точки зрения продукт труда и «стоимость» трудовые, созданные трудом. Распределение, социальное распределение продукта труда показывает, что он не в полной мере принадлежит трудящимся. Часть созданного трудом общественного богатства принадлежит совсем нетрудящимся, тем кто создаёт все ценности в мире.
Созданное трудом богатство присваивается вовсе нетрудящимися, людьми которые совсем не участвуют в производстве, для них это богатство производят трудящиеся своим трудом.
Распределение труда и его продукта показывает жуткую несправедливость распределения- тот кто трудится и создаёт общественное богатство получает его в меньшей мере, чем тот кто в нём не участвует.
Но с другой точки зрения, которая в марксизме ей ни сколько не противоречит - стоимость труда, создающего всеобщие «стоимости», общественное богатство, составляет и представляет средства его восстановления. Ту же часть всеобще-произведённого продукта.
Потому возникает почти научный образ общества трудящихся, распределения по труду и с экспроприацией капиталистической части общественного богатства в общественное владение.
Противоречие наступают позже – в анализе материалистической и трудовой стоимости продукта труда. Что представляет собой «прибавочный труд» воплощённый в «прибавочной стоимости»?
С одной стороны он труд производящий всеобщий продукт, с другой стороны не труд, потому что не определяет саму стоимость труда, мало того к ней отношения не имеет вообще.
Трудом произведённая стоимость товара, к самой стоимости труда не имеет отношение: т.е. пример булавочной фабрики А. Смита. Производство булавок на фабрике больше и гораздо больше, больше произведённых стоимостей, чем то производство если бы каждый делал булавку от начала до конца.
В первом случае, на фабрике, меньшим трудом, произведено больше стоимостей, во втором, когда каждый это делает в отдельности, больше труда создаёт меньше продукта.
Одинаковое количество произведённых стоимостей, булавок, создаёт больший или меньший труд – такое положение может представить только меркантилизм, его понятие труда воплощённого в материальную вещь как стоимость.
Слова того же К.Маркса, который также представлял «производство трудом стоимостей», «является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности, — это может доказать лишь обмен»,23-96, кажутся из «другой оперы».
По которой труд, «производящим стоимости», нельзя назвать даже полезным, ни трудом «производящим потребительные стоимости», не говоря уже о товарах. Этому мешает проявлению и появлению всех понятий в обмене, доказательством полезности самого труда, вопреки тому что производство стоимости имеет логическое выражение и продолжение в обмене, как проявление произведённой стоимости, стоимости воплощённой в товар. Стоимости, которая в обмене на деньги, проявляется как материальное свойство данной вещи, стоимости, которая давно произведена и просто «дремавшая» в товаре.
Для этого научно-необходимо признать товарность денег, т.е. полноценным обменом является не тот сам товарный обмен, а обмен товара на деньги. Обмен на деньги, в котором проявляется «товарная стоимость» созданная трудом.
Проблема, превращения денег в товары с которой столкнулись в обществе трудовой стоимости, построенного по принципам марксизма, были непонятны самому К. Марксу, который считал что это элементарно, просто достать деньги из кармана. Чем мы обязаны меркантилизму.
Это представление меркантилизма которое показывает общественное производство «производством стоимостей». Оно дополняется функцией капиталиста быль покупателем, организатором, благодетелем и эксплуататором труда, сущность которого сводится к самому взаимодействию с трудом и организовывать его так чтобы он (труд) производил возможно больше стоимостей.
Притом марксизм, как выражение меркантилизма, к понятию стоимости относится также двояко, с одной стороны «больше стоимостей» означает больше предметов, имеющая материальный смысл, с другой больше стоимости самого предмета.
Вот этом нематериальный смысл и сущность, вкладывает Карл Маркс в материальную сущность предмета. В начале 2 т. «Капитала», он представляет то что можно представить как чемодан с двойным дном – с виду обычный чемодан, а начинка сомнительная. «Результатом является товар большей стоимости, чем стоимость элементов его производства»,т.2-32. Товар не может быть больше его производства, производство товара это его производство, материализация, даже если слева от слова товар и производства поставить слово стоимость.
Потому как Карл Маркс настаивает на том, что «стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства»,23-48, можно сделать вывод что «больше стоимости», выходит из понятия самого понятия товара, его производства и его материальной сущности.
Производство у К.Маркса выступает как производство стоимости для того чтобы объяснить обмен как обмен стоимостей.


Это представление исходит из двух открытий Карла Маркса в социальной области – открытие прибавочной стоимости и объяснение этого материализмом.
Эти два открытия исходят одно из другого и дополняют одно другим.
Истоки или начало этих открытий обоснуются тем что труд материализует природу в объект, вещь товар. Стоимость этой произведённой вещи – товара, больше стоимости производства на величину «прибавочной стоимости».
Даже не сильно напрягаясь можно точно сказать о нематериальной сущности «прибавочной стоимости» оттого и потому что производство есть материализация вещи.
Производство бульдозера и пряника не может быть большим, чем их производство, даже с точки зрения «производства стоимости».
Значение излишнего производства может позволить только меркантилизм чтобы объяснить очевидное расходы стоимости, денег, на производство вещи, товара в обмене компенсируются и приносят прибыль в виде прибавочной стоимости.
«Прибавочная стоимость» её происхождение представляет очевидность того что стоимость товара больше стоимости его производства. Стоимость производства товара обслуживает теорию «прибавочной стоимости», казалось из простой мысли, понятия, выражения – производится товар, затем он обменивается.
Из этого выходит производство товара – одна стоимость, «созданная трудом», его обмен –другая, меновая продажная, но поскольку это тот же материальный предмет, значит он имеет в себе излишнюю стоимость, которая проявляется в обмене и больше издержек производства.
Данные представления можно назвать только абсурдом и научным тупиком, к которому подталкивает меркантилизм, с его «производством стоимости».
Стоимость это не сам предмет а другой которого он стоит и полная стоимость это стоимость обмена, как стоимость вообще, а не стоимость «созданная, произведённая трудом».
Хронология создания и превращения товара не так очевидна, потому что для такого представления необходимо представлять другой, общественный труд раньше самого труда.
Другой, общественный труд есть стоимость и объяснение стоимости товара из стоимости имеет сущность представления общественного труда раньше.
Простое объяснение стоимости костюма из сукна и ложки из стали необходимо представлять стоимость расходных материалов (сукна и стали) которые представляют общественный труд, раньше того как реализовался труд как труд и товар как товар.
Шоры на глаза надевает понятие стоимости производства товара. Что действительная стоимость товара больше значения расходов на производство – очевидно, более того оно определяет эффективность и смысл производства. Если бы действительная стоимость товара была меньше стоимости производства то само производство теряло всякий смысл.
Сомнительность этих открытий состоит в том что Карл Маркс представляет материальный объект товар с качеством стоимости, которая производится трудом. Даже принимая псевдо –материализм, материальным выражением труда, в том смысле котором принимает его Карл Маркс, то это должна быть полезная вещь. Вещь произведённая трудом для общественных нужд, что по понятиям марксизма означает «потребительную стоимость».
В этом качестве она является материальным предметом способным удовлетворять человеческие потребности. Означает ли это что если ещё над ней потрудится, то получится товар, поскольку меновая стоимость товара больше чем потребительная?
Что в теории К. Маркса необходимое выражение сущности товара для объяснения меновой и прибавочной стоимости. Меновой для того чтобы объяснить что производится всё-таки не просто потребительная стоимость, а товар. «Формы дерева изменяются, например, когда из него делают стол. И, тем не менее, стол остаётся деревом — обыденной, чувственно воспринимаемой вещью. Но как только он делается товаром …» 23-82.
Изменение форм дерева, изготовление, производство стола при котором он остаётся обычной вещью говорит о, мягко говоря, невнятности понятия производства товара и «производство стоимости товара». Вещь становится товаром после её производства и товар соответственно не может производится, потому что он становится таковым вне производства.
Из этого можно понять что производятся даже не то что товары, а даже не потребительные стоимости, потому что для того чтобы товар стал таковым его необходимо обменять, а потребительной стоимостью – использовать.
Производится просто вещи и «стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства», 23-82, к производству товар отношения не имеет, таковым он становится после производства.
Как стол делается товаром и как появляется «больше труда» и «больше стоимости» в нём как продукте производства, в продукте изменения формы дерева в полезную вещь -стол?







Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 98
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.13 06:06. Заголовок: Стоимость образуется..


Стоимость образуется обменом и «стоимость производства» представляет всего лишь стоимость воспроизводства тем что «расходы стоимости для производства товара» представляют другой общественный труд. Только меркантилизм способен показать что стоимость производства слегка «не дотягивает» до фактической стоимости обмена. Если товар произведён на 100 рублей, а продан за 200, это не есть «прибавочная стоимость», потому что стоимость представляет собой другой труд. Теоретически это разные деньги потому что представляют разный труд – 100 рублей это ранее полученный из обмена(купленный) общественный труд, как кожа и дратва для изготовления сапога. 200 рублей это стоимость самого сапога, как товара осуществляющего другой обмен. Продажа сапога за 200 рублей означает получение общественного труда на эту сумму,т.е. продажа за деньги означает обращение абстрактностью обмена. Обмена не на конкретный товар, а на часть совокупного общественного труда. Только в условиях обращения общественный труд может быть совокупным, т.е. как общий труд других, а не совместно произведённый, как это представляет Карл Маркс.
Меркантилизм же показывает сам товар произведённой стоимостью и если он продан за 200 рублей, то по сравнению с затраченной стоимостью на его производство получается излишек, который К.Маркс представляет «прибавочной стоимостью».
Такое объяснение общественных процессов может позволить себе только меркантилизм, получение и образование стоимости из стоимости, потому неизменно показывая излишнее производство.
Излишнего и лишнего производства не может быть в принципе, потому что всё производство опосредствуется обменом. Всё производство существует для удовлетворения потребностей других. Даже объяснение элементарной части производства – товара вещью удовлетворяющей потребности человека являются некорректными и неконкретными.
Товар это вещь удовлетворяющая потребности других, только в таком виде и в таком качестве вещь – товар.
Общественное производство товаров для удовлетворения общечеловеческих потребностей – понятие обслуживающее меркантилизм, потому что товары производятся для других, для общества.
Расходы стоимости на производство, это расходы другого, общественного труда, который естественно и соответственно был получен предварительно. Был получен из обмена трудом.
Потому расходы стоимости в 100 рублей это расходы общественного труда, продажа его за 200 означают только квитанцию на получение другого общественного труда, для осуществления полновесного и полноценного обмена на другой товар посредством денег.
Товарный обмен это обмен непосредственно товаров, чего не было, допустим «при социализме», где производились «стоимости». Нематериальное их значение обуславливалось их товарным производством, т.е. производством товара как стоимости, ценности.
Ценность товару придаёт товарный обмен, обмен товара на товар, в котором провозглашается социальная полезность вещи, как «потребительная стоимость для других».
Товар это вещь полезная для других и потому не может быть изначально полезной, потребительной стоимостью, произведённой для непосредственного потребления или для обмена. У товара такой альтернативы просто нет, потому что он производится для обмена, потому что он приобретает ценность в обмене, в качестве полезной вещи для других.
Производство «стоимости» полагают же проявление ценности, стоимости из самого производства.
Стоимость выражается обменом и обмен рынок представляет собой выражение труда. Обмен существует по своим законам проявлением социальной сущности труда.
Труд стоит только в обмене и в таком отношении на что показываю отношения обмена. Связи с производством «стоимости», которая в сумме с прибавочной частью, образует «истинную стоимость обмена», не существует никакой.
Карл Маркс объясняет то, чем дольше человек трудится, тем больше «прибавочная стоимость» и это есть который труд, который не оплачивается капиталистом.
Капиталист не оплачивает труд совсем и в принципе, потому что труд оплачивает общество.
Труд как труд выражает себя только в обмене, потому что он для других, в таком виде и в таком качестве проявляется стоимость труда. Сукно, сапоги или карандаш только тогда стоят, когда стоят другого труда, их производство, затраты труда на их производство «не стоят».
Меркантилизм Карла Маркса выражается в том что он показывал и доказывал, что капиталист не так и неправильно оплачивает наёмному рабочему производство сукна, сапог и карандашей.
Капиталист оплачивает только рабочую силу полученным из обмена другим, общественным трудом.
Производство труда и сам труд и его стоимость различные понятия. Производство труда было и в первобытной общине, но не было стоимости, так и на современном предприятии производство гайки не образует стоимости ни рабочим временем, ни затратами рабочей силы.
Они не образуют стоимости, потому что эти понятия(рабочее время и затраты рабочей силы)
нематериальные, а стоимость материальна потому что составляет то что стоит, чему равна гайка в обмене. Для меркантилизма рабочее время имеет значение как часть совокупного труда, которое через распределение общего труда может быть величиной, как и затраты рабочей силы, которые представляют другие товары для её восстановления, стоимость которых можно подсчитать.
Что и делает К. Маркс т.25 -2-435.
Что игнорирует меркантилизм через производство стоимости гайки, по которому она уже стоит вне зависимости от конкретного и фактического её обмена.
Сам обмен обуславливается тем что она «стоимость» и потому способна образовывать «различные» пропорции обмена.
Коренное отличие мерканилизма состоит в том что он представляет стоимостью то что образует обмен, вместо того что непосредственный обмен образует стоимость.
Социализм, который и был построен по принципам меркантилизма, как общество трудящихся, производящего стоимости, нивелировал самого человека как сущность общественных отношений.
Его сущность сводилась к «производству стоимостей», если применялось понятие товарного производства, то только в этом качестве, в качестве «производства товарной стоимости».
Общество трудящихся выражаемое Карлом Марксом имеет тот изъян что представляет труд только в качестве производителя стоимостей.
Большинство трудящихся в современном мире имеют вполне определённое отношение к этой теории выражающие отношение - какое мне дело до того что написано в толстенных томах и три века назад.
Я тружусь и этим я горжусь и мне оплачивают мой труд.
В принципе на этом утверждении и сущности труда кроется безумное богатство отдельных людей, которое можно представить ловким фокусом или неопределимостью и неопределённостью как производимый товар трудом стоит больше производства.
Товар стоит не больше производства, а стоит в обмене и труд который в производстве являются затратами рабочей силы.
Дело в том что это очень большое заблуждение состоящее в том что трудящимся, тем кто действительно трудится оплачивают не труд, а рабочую силу.
Заблуждения Карла Маркса и связаны с этим обстоятельством и потому его главные выводы открытие «прибавочной стоимости» и его материализм.
Карл Маркс принял за труд то, что им не является, затрату рабочей силы, которая создаёт стоимость и прибавочную стоимость.
Дальнейшие выводы связаны с тем получается лишний труд, прибавочный труд.
Труд создаёт вещь, товар и этот материализованный труд объясняет материализм теории.
Философия материализма провозглашает и показывает первичность материи, сознание вторично так как отражает свойство этой материи. По отношению к политэкономическим понятиям этот закон, догмат, оказался неприемлемым. Свойство материала предмета, вещи, товара под названием стоимость оказались важнее, первостепеннее, чем сам предмет, назначение которого вторично он имеет значение только в связи со значением стоимости. Материальность предмета не имеет значение никакого вообще, если он не обладает стоимостью, т.е. свойство предмета важнее и первичнее, чем сам предмет. Налицо явный идеализм.
«Вещь не может быть стоимостью, не будучи предметом потребления. Если она бесполезна, то и затраченный на неё труд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости»,23-50.
Через это можно понять что прямая связь между полезным трудом, производящим полезные вещи, предметы потребления отсутствует. В определении труда производящего стоимости проявляется какая-то непоследовательность. Труд, производящий стоимости, представляется не конкретным положением, определением.
Полезность самого труда которая и должна придавать полезность вещи не имеет отношение к определению этой самой полезности трудом. Полезность вещи образуется не полезностью труда, её изготовившим, а каким-то другим средством и способом.
Если вещь полезна или бесполезна, то на это указывает явно не труд, её изготовивший.
Мало того, наоборот полезность вещи указывает на полезность труда, который «не считается за труд», если вещь бесполезна, нарушая тем казалось незыблемый цикл производства полезным трудом полезных вещей, товаров.
Полезность при том определяется несмотря на труд, который даже «не считается» если отдельный, независимый и до конца неясный механизм провозгласил, определил вещь неполезной, бесполезной.
Вот наличие и функционирование этого механизма, который показывает полезность вещи, несмотря на труд, её изготовившим, не входит в рассмотрение марксизма, который позиционирует себя как материализм.
Материализм марксизма предполагает материализованный труд стоимостью, что изготовленная трудом человека вещь есть стоимость в виде материального объекта вещи, товара.
Материализм марксизма и устроен и исходит из того что труд материализует природу и говоря языком тинэйджеров «походу» представляя вещь материальным объектом и стоимостью.
Материальный объект вещь, созданная произведённая трудом, есть стоимость – так представляет марксизм материализм.
Труд создаёт полезные вещи и по определению труда как полезного, целенаправленного в этом направлении он выражается в полезной вещи, стоимости.
Это определение показывает во-первых трудовое общество, общество производящее для себя предметы, во вторых трудовые, производственные отношения, в третьих обмен по стоимости.
Отношения по производству полезных вещей общественного применения не могут быть производственными потому что труд не всегда выражается в полезную вещь, стоимость и потому как это преподносить и считать, если таковое произошло досадным недоразумением или изъяном теории. Как это «пустое место» производственных отношений влияет на структуру общества, отношением между производством и непосредственным потреблением.
Марксово «производство есть непосредственное потребление» в этом свете является благим пожеланием, а не серьёзным научным фактом.
Притом если учесть производство стоимости абстрактным, всеобщим трудом, которое всякое конкретное производство стоимости не рассматривает вовсе.
Труд не воплотился в полезную вещь – как считать этот труд и может ли такой труд осуществить производственные отношения. Производственные отношения в обществе могут проявляться только в том случае если труд изначально считать полезным, но этого в обществе нет.
Даже на примере вышеприведённой цитаты, можно отмечать, что не полезный труд образует полезность вещи, а полезность вещи определяет полезность труда.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 99
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.13 06:06. Заголовок: Стоимость образуется..


Стоимость образуется обменом и «стоимость производства» представляет всего лишь стоимость воспроизводства тем что «расходы стоимости для производства товара» представляют другой общественный труд. Только меркантилизм способен показать что стоимость производства слегка «не дотягивает» до фактической стоимости обмена. Если товар произведён на 100 рублей, а продан за 200, это не есть «прибавочная стоимость», потому что стоимость представляет собой другой труд. Теоретически это разные деньги потому что представляют разный труд – 100 рублей это ранее полученный из обмена(купленный) общественный труд, как кожа и дратва для изготовления сапога. 200 рублей это стоимость самого сапога, как товара осуществляющего другой обмен. Продажа сапога за 200 рублей означает получение общественного труда на эту сумму,т.е. продажа за деньги означает обращение абстрактностью обмена. Обмена не на конкретный товар, а на часть совокупного общественного труда. Только в условиях обращения общественный труд может быть совокупным, т.е. как общий труд других, а не совместно произведённый, как это представляет Карл Маркс.
Меркантилизм же показывает сам товар произведённой стоимостью и если он продан за 200 рублей, то по сравнению с затраченной стоимостью на его производство получается излишек, который К.Маркс представляет «прибавочной стоимостью».
Такое объяснение общественных процессов может позволить себе только меркантилизм, получение и образование стоимости из стоимости, потому неизменно показывая излишнее производство.
Излишнего и лишнего производства не может быть в принципе, потому что всё производство опосредствуется обменом. Всё производство существует для удовлетворения потребностей других. Даже объяснение элементарной части производства – товара вещью удовлетворяющей потребности человека являются некорректными и неконкретными.
Товар это вещь удовлетворяющая потребности других, только в таком виде и в таком качестве вещь – товар.
Общественное производство товаров для удовлетворения общечеловеческих потребностей – понятие обслуживающее меркантилизм, потому что товары производятся для других, для общества.
Расходы стоимости на производство, это расходы другого, общественного труда, который естественно и соответственно был получен предварительно. Был получен из обмена трудом.
Потому расходы стоимости в 100 рублей это расходы общественного труда, продажа его за 200 означают только квитанцию на получение другого общественного труда, для осуществления полновесного и полноценного обмена на другой товар посредством денег.
Товарный обмен это обмен непосредственно товаров, чего не было, допустим «при социализме», где производились «стоимости». Нематериальное их значение обуславливалось их товарным производством, т.е. производством товара как стоимости, ценности.
Ценность товару придаёт товарный обмен, обмен товара на товар, в котором провозглашается социальная полезность вещи, как «потребительная стоимость для других».
Товар это вещь полезная для других и потому не может быть изначально полезной, потребительной стоимостью, произведённой для непосредственного потребления или для обмена. У товара такой альтернативы просто нет, потому что он производится для обмена, потому что он приобретает ценность в обмене, в качестве полезной вещи для других.
Производство «стоимости» полагают же проявление ценности, стоимости из самого производства.
Стоимость выражается обменом и обмен рынок представляет собой выражение труда. Обмен существует по своим законам проявлением социальной сущности труда.
Труд стоит только в обмене и в таком отношении на что показываю отношения обмена. Связи с производством «стоимости», которая в сумме с прибавочной частью, образует «истинную стоимость обмена», не существует никакой.
Карл Маркс объясняет то, чем дольше человек трудится, тем больше «прибавочная стоимость» и это есть который труд, который не оплачивается капиталистом.
Капиталист не оплачивает труд совсем и в принципе, потому что труд оплачивает общество.
Труд как труд выражает себя только в обмене, потому что он для других, в таком виде и в таком качестве проявляется стоимость труда. Сукно, сапоги или карандаш только тогда стоят, когда стоят другого труда, их производство, затраты труда на их производство «не стоят».
Меркантилизм Карла Маркса выражается в том что он показывал и доказывал, что капиталист не так и неправильно оплачивает наёмному рабочему производство сукна, сапог и карандашей.
Капиталист оплачивает только рабочую силу полученным из обмена другим, общественным трудом.
Производство труда и сам труд и его стоимость различные понятия. Производство труда было и в первобытной общине, но не было стоимости, так и на современном предприятии производство гайки не образует стоимости ни рабочим временем, ни затратами рабочей силы.
Они не образуют стоимости, потому что эти понятия(рабочее время и затраты рабочей силы)
нематериальные, а стоимость материальна потому что составляет то что стоит, чему равна гайка в обмене. Для меркантилизма рабочее время имеет значение как часть совокупного труда, которое через распределение общего труда может быть величиной, как и затраты рабочей силы, которые представляют другие товары для её восстановления, стоимость которых можно подсчитать.
Что и делает К. Маркс т.25 -2-435.
Что игнорирует меркантилизм через производство стоимости гайки, по которому она уже стоит вне зависимости от конкретного и фактического её обмена.
Сам обмен обуславливается тем что она «стоимость» и потому способна образовывать «различные» пропорции обмена.
Коренное отличие мерканилизма состоит в том что он представляет стоимостью то что образует обмен, вместо того что непосредственный обмен образует стоимость.
Социализм, который и был построен по принципам меркантилизма, как общество трудящихся, производящего стоимости, нивелировал самого человека как сущность общественных отношений.
Его сущность сводилась к «производству стоимостей», если применялось понятие товарного производства, то только в этом качестве, в качестве «производства товарной стоимости».
Общество трудящихся выражаемое Карлом Марксом имеет тот изъян что представляет труд только в качестве производителя стоимостей.
Большинство трудящихся в современном мире имеют вполне определённое отношение к этой теории выражающие отношение - какое мне дело до того что написано в толстенных томах и три века назад.
Я тружусь и этим я горжусь и мне оплачивают мой труд.
В принципе на этом утверждении и сущности труда кроется безумное богатство отдельных людей, которое можно представить ловким фокусом или неопределимостью и неопределённостью как производимый товар трудом стоит больше производства.
Товар стоит не больше производства, а стоит в обмене и труд который в производстве являются затратами рабочей силы.
Дело в том что это очень большое заблуждение состоящее в том что трудящимся, тем кто действительно трудится оплачивают не труд, а рабочую силу.
Заблуждения Карла Маркса и связаны с этим обстоятельством и потому его главные выводы открытие «прибавочной стоимости» и его материализм.
Карл Маркс принял за труд то, что им не является, затрату рабочей силы, которая создаёт стоимость и прибавочную стоимость.
Дальнейшие выводы связаны с тем получается лишний труд, прибавочный труд.
Труд создаёт вещь, товар и этот материализованный труд объясняет материализм теории.
Философия материализма провозглашает и показывает первичность материи, сознание вторично так как отражает свойство этой материи. По отношению к политэкономическим понятиям этот закон, догмат, оказался неприемлемым. Свойство материала предмета, вещи, товара под названием стоимость оказались важнее, первостепеннее, чем сам предмет, назначение которого вторично он имеет значение только в связи со значением стоимости. Материальность предмета не имеет значение никакого вообще, если он не обладает стоимостью, т.е. свойство предмета важнее и первичнее, чем сам предмет. Налицо явный идеализм.
«Вещь не может быть стоимостью, не будучи предметом потребления. Если она бесполезна, то и затраченный на неё труд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости»,23-50.
Через это можно понять что прямая связь между полезным трудом, производящим полезные вещи, предметы потребления отсутствует. В определении труда производящего стоимости проявляется какая-то непоследовательность. Труд, производящий стоимости, представляется не конкретным положением, определением.
Полезность самого труда которая и должна придавать полезность вещи не имеет отношение к определению этой самой полезности трудом. Полезность вещи образуется не полезностью труда, её изготовившим, а каким-то другим средством и способом.
Если вещь полезна или бесполезна, то на это указывает явно не труд, её изготовивший.
Мало того, наоборот полезность вещи указывает на полезность труда, который «не считается за труд», если вещь бесполезна, нарушая тем казалось незыблемый цикл производства полезным трудом полезных вещей, товаров.
Полезность при том определяется несмотря на труд, который даже «не считается» если отдельный, независимый и до конца неясный механизм провозгласил, определил вещь неполезной, бесполезной.
Вот наличие и функционирование этого механизма, который показывает полезность вещи, несмотря на труд, её изготовившим, не входит в рассмотрение марксизма, который позиционирует себя как материализм.
Материализм марксизма предполагает материализованный труд стоимостью, что изготовленная трудом человека вещь есть стоимость в виде материального объекта вещи, товара.
Материализм марксизма и устроен и исходит из того что труд материализует природу и говоря языком тинэйджеров «походу» представляя вещь материальным объектом и стоимостью.
Материальный объект вещь, созданная произведённая трудом, есть стоимость – так представляет марксизм материализм.
Труд создаёт полезные вещи и по определению труда как полезного, целенаправленного в этом направлении он выражается в полезной вещи, стоимости.
Это определение показывает во-первых трудовое общество, общество производящее для себя предметы, во вторых трудовые, производственные отношения, в третьих обмен по стоимости.
Отношения по производству полезных вещей общественного применения не могут быть производственными потому что труд не всегда выражается в полезную вещь, стоимость и потому как это преподносить и считать, если таковое произошло досадным недоразумением или изъяном теории. Как это «пустое место» производственных отношений влияет на структуру общества, отношением между производством и непосредственным потреблением.
Марксово «производство есть непосредственное потребление» в этом свете является благим пожеланием, а не серьёзным научным фактом.
Притом если учесть производство стоимости абстрактным, всеобщим трудом, которое всякое конкретное производство стоимости не рассматривает вовсе.
Труд не воплотился в полезную вещь – как считать этот труд и может ли такой труд осуществить производственные отношения. Производственные отношения в обществе могут проявляться только в том случае если труд изначально считать полезным, но этого в обществе нет.
Даже на примере вышеприведённой цитаты, можно отмечать, что не полезный труд образует полезность вещи, а полезность вещи определяет полезность труда.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 100
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.13 05:36. Заголовок: Наука основное понят..


Наука основное понятие определяет так: Товар есть, во-1-х, вещь, удовлетворяющая какой-либо потребности человека; во-2-х, вещь, обмениваемая на другую вещь. Полезность вещи делает её потребительной стоимостью.
Ущербность такого определения в том что товар никогда и никак не удовлетворяет потребности человека, он удовлетворяет потребности других, общественные потребности.
Экскаватор, хлеб или бензин только тогда товар, когда эти вещи будут удовлетворять потребности других. «Произвести их для себя» непосредственно для употребления, что и предлагает коммунистическая теория, значит игнорировать всю сущность понятий. Строительство рынка только показывает расстановку на свои места в первую очередь понятий, в частности товара, по которой он стал действительно меновой вещью, а не вещью удовлетворяющей общественные потребности в структуре общего, якобы общественного производства «для себя».
Существенная поправка состоит в том что товар это вещь имеющая социальное общественное значение, вещь соединяющая людей в общество, образующая его. Производство товара имеет абстрактное значение, потому что товар не реализовал своё свойство – меновой вещи. Потому обмен не просто выражение полезных качеств вещи образуемых и созданных трудом, а его сущность. Она показывает и образует взаимодействие двух людей и более людей в общество.
Полезность вещи не простая её полезность, образуемая её полезными качествами, оттого и потому она стоимость, ценность, а полезность эта социальная. Потому полезность проявляется не вещи, а в её взаимодействии с другой вещью.
Полезны ли ботинки сапожника, может показать только их социальное взаимодействие, обмен, который и устанавливает его пропорции социально.
Карл Маркс признавая полезность изначально в вещи не может выйти из дилеммы - с одной стороны обмениваются полезные вещи, потребительные стоимости, с другой пропорции товара образуются его меновой стоимостью.
То же самое признавая товар «как потребительную стоимость» представляет обмен полезностями, полезными вещами, ценностями. Но товар это меновая вещь и обмен это реализация именно меновой стоимости. Даже более того стоимость, по откровению К. Маркса, скорее является не потребительной, а меновой, поскольку товар «полезная вещь и стоимость».
В принципе показывая различие потребительной и меновой стоимости он не может показать почему материальный объект в виде полезной вещи имеет различную ценность, обусловленную одинаковыми способностями вещи. Почему если она используется непосредственно, потребляется, то имеет одну стоимость, если используется для продажи, стоимость её почему то возрастает. В то же время вещь представляет один и тот же предмет, в который вложен один и тот же труд, как две шоколадки одну съели – другую продали.
В том и дело что товар не товар пока не продаётся, т.е. он не может быть потребительной стоимостью на основании собственных качеств, потому что его потребление и его полезность определяется другими. Товар не может быть во-первых и во-вторых, потому что эти качества должны быть одновременно, он должен быть полезным другим и участвовать в обмене.
Обмен показывает полезность другим, а полезность другим выражается обменом.
Обмен трудом это сущность общества и потому и А. Смит и К. Маркс показывают в принципе идиллию производство стоимости, которого хватает всем. Наёмному рабочему, который «производит стоимость» из неё же перепадает и капиталисту.
Сапожник «произвёл стоимость сапог» из этой стоимость он обеспечивает себя и капиталиста.
Анализируя это формально, меркантилистическим отношением к этому событию, можно признать что стоимость сапог производилась по – капиталистически которая (стоимость) дала в обмене положительный социальный эффект.
Такой анализ возможен посредством обмена «стоимостями», которые представляют необходимую сущность их выражения.
Просто такое видение обеспечено необходимой сущностью общества, по которой стоимость это не «стоимость» сапог, а другой труд чем и выражается сущность общества в котором «стоимости хватает всем» потому что труд проявляется в другом труде. Сущностью стоимости, по которой она обладает «сущностью общественного предрассудка». Вышеупомянутые сапоги или любой другой товар, рассматривается только через призму стоимости, только тогда, когда «стоит».
Непременность и очевидность стоимости придаёт товару не труд, а общество, исходя из его структуры вещь которая не имеет стоимости просто не идёт в расчёт, даже не рассматривается.
Пример тому «Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на x сапожной ваксы, или на y шёлка, или на z золота», «Возьмём, далее, два товара, например пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение, его всегда можно выразить уравнением».
«Глубокий анализ» должен исходит из того что возьмём один товар и проведём хотя бы на основании затраченного на его производство труда анализ. Хотя бы для того чтобы проникнуть глубже в понятие товара, для того чтобы яснее понять создание пропорций товаров на основании определения К. Маркса: «Возьмём два товара, например один сюртук и 10 аршин холста. Пусть стоимость первого вдвое больше стоимости последних, так что если 10 аршин холста = w, то сюртук = 2 w»,23-51.
Проведём анализ образования «трудовой стоимости w», для того чтобы быть солидарным с Карлом Марксом в том что :«Как стоимости, все товары суть лишь определённые количества застывшего рабочего времени»,23-49.
Но из этого ничего не получится потому что проводя такой анализ оказывается что мы проводим анализ не товара, а потребительной стоимости: «величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для её изготовления»,23 – 49 и «Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости»,23-48.
Далее «величина стоимости товара оставалась бы постоянной, если бы было постоянным необходимое для его производства рабочее время». Мы не претендуем на потенциальную константу стоимости, а претендуем и исходим из того что для того чтобы выяснить как рабочее время влияет на «соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места».
С этой точки зрения, пусть изменяется рабочее время для производства товара, но мы должны понять как производство данного товара относится к производству другого товара.
Но этому мешает определения самого К. Маркса: «Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара»,23-48.
Определение в следующей его строке не прибавляет ничего в познании природы и связи стоимости и рабочего времени «Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы», поскольку субстанцию стоимости создаёт именно труд, по этому взгляду, а какой-то совершенно другой.
Не тот который лежит в основе затраты человеческой рабочей силы в продолжении производства товара.
Это выглядит «примирением отношений товара и рабочего времени», созданием субстанций стоимостей «общественно-произведённых товаров».
Стоимость образуется обменом, отношением товаров в обмене, а не совокупной сущностью производимых стоимостей, обращающихся в обмене.
Обращаются материальные объекты-товары, а не бестелесные сущности – стоимости.
Потому и оттого труд содержится в товаре, социально ориентированной вещи, вещи образующей взаимное взаимодействие по образованию общества.
Принципиальное значение в таком представлении имеет значение признание полезности.
Для Карла Маркса и для науки в целом полезность исходит из внутренней сущности вещи, т.е. она полезна потому что может удовлетворять человеческие потребности. Сама эта возможность и определяет полезность вещи и её потребительную стоимость.
На этом заблуждении и строиться вся структура понятий, в том числе и стоимость. Эти понятия полагают что «потребительная стоимость» уже стоимость.
«Потребительные стоимости не могут противостоять друг другу как товары, если в них не содержатся качественно различные виды полезного труда», 23-52.
Потребительные стоимости не могут противостоять друг другу как товары, потому что противостояние и взаимодействие товаров имеет социальный смысл и сущность, сущность вещей выражающих свою социальную полезность. Но не простую полезность, по которой они уже все «стоимости». Качественная различность видов труда определяется их социальным выражением, как труда полезного для других, труда по образованию общества. Эту ипостась имеют и выражают – товары.
Для Карла Маркса полезность труда имеет выражение в полезной вещи и оттого потребительной стоимости. Потому «свободное хождение и определение понятий» исходят из того что труд просто труд, товар как потребительная стоимость, которую произвёл, создал труд, как полезная вещь и стоимость это сущность вещи. «Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью», 23-50, показывают только меркантилизм К. Маркса, потому что вещь не может быть ни потребительной стоимостью, ни стоимостью, потому что стоимость рождается в обмене. Как и « Вещь может быть полезной и быть продуктом человеческого труда, но не быть товаром»,23-50.
Только меновые возможности товара относят вещь к такому понятию. Производство полезной вещи человеческим трудом, не относит её к товарам и к ценностям, «стоимостям».
Обмен не то место где проявляется и реализуется «меновая стоимость товара» или любая другая, потому что она там образуется. Товар не проявляет свою потребительную стоимость в потреблении, а меновую в обмене, в чём нас хочет убедить К. Маркс и наука в целом.
Стоимость образуется в обмене и эта сущность находится не в самом товаре, реализация которой происходит в обмене, а в другом товаре обмена, которого он «стоит».
Стоимость материальна потому что она представляет другой товар обмена. Стоимостью не является эфемерное и нематериальное свойство вещи, реализованная например в деньги.
«Это - пишет К. Маркс, форма всеобщего эквивалента всех товаров, которые уже своими ценами показывают, что они идеально представляют определённую сумму денег, ожидают своего превращения в деньги и, только меняясь своим местом с деньгами, получают форму, в которой они могут быть превращены в потребительные стоимости для своих владельцев»,т.2 «Капитала».
Материалисты не могут мириться с идеальностью понятия стоимости товара, «которые ожидают своего превращения в деньги». Эта форма стоимости, притом идеальная, в «которой они могут быть превращены в потребительные стоимости для своих владельцев».
Идеализм и подводит К. Маркса в то же время отодвигая от науки, в которой не возможность превращения в потребительную стоимость, не возможное потребление продукта, которое как будто - бы обеспечивает обмен на деньги.
Науку интересует как производство используется в потреблении и их неразрывную связь.
Производство «стоимостей» показывает возможность существования общества без обмена, производство полезных вещей, которые полезны сами по себе.
В «Экономических рукописях» К. Маркс демонстрирует это положение тем, что полезные вещи полезны до такой степени, что их даже можно подвергать общественному распределению, а потом распределённое обменивать.
Меркантилизм, который демонстрирует К.Маркс показывая это законченным процессом реализации стоимости в деньги имеет негативные последствия, хотя бы потому что дальнейший обмен денег на товар может принести доход, прибыль и соответственно неравность обмена товара на товар. Капиталист продал произведённый товар подороже, а купил другой товар подешевле.
Нигде так не проявляется равность как в обмене, который показывает равность труда. Начало и основа общества в котором производятся различные товары опосредственные обменом и выражением их стоимости.
Стоимость не образуется в процессе производства товара, реализовавшись в обмене, а непосредственный товарный обмен представляет стоимость равностью двух товаров.
Стоимость труда представляет не стоимость необходимую для производства товара, что есть затраты рабочей силы, а то что стоит товар в обмене.
Это и было не постигнуто Карлом Марксом, если он представляет как меркантилист стоимость раньше и прежде всего, которая покупает товар и труд.
«Эти два ряда покупок имеют место на совершенно различных рынках: один — на собственно товарном рынке, другой — на рынке труда».т.3 «Капитала» -33.
Рынок один, товарный рынок, в котором и при котором обменивается труд, ввиду его социальной сущности, социального проявления.
Изготовление продукта «по-капиталистически», т.е. предварительной покупкой труда, нельзя говорить о товаре, поскольку товар таковой только в обмене, ни труда, поскольку в покупке труда(на самом деле рабочей силы) не проявляется его социальный смысл. Как если бы наёмный рабочий для капиталиста и его семьи построил дом.
В этом случае присутствуют и выражаются затраты рабочей силы и её покупка, имеется даже производство (дома), но труда как труда не проявляется, как не проявляется и стоимости труда, поскольку труд стоит другого труда.
Социальный смыл К.Маркс видит в самой покупке, по его мнению, труда капиталистом, который использует «на полную катушку» и для себя и на продажу.
Для этого он как истинный меркантилист и представляет стоимость вначале, иначе и без этого не объяснить ничего. Как образуется стоимость товара, если не из стоимости?
Товар продаётся по стоимости – есть логическое продолжение этой непреложности меркантилизма.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.13 05:22. Заголовок: Отношение к стоимос..



Отношение к стоимости в марксизме имеет сложноорганизованное строение.
Во- первых Карл Маркс сходу и конкретно определяет «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», 23-45
«Если она бесполезна, то и затраченный на неё тр. Вдобавок замечая что «пшеница имеет не одну единственную, а многие меновые стоимости»,23-46.
Значит, если не задумываться о понятии по отношению к вещи, т.е. потребительная это стоимость или товар, можно констатировать многообразие стоимостей вещи. Потребительная и множество меновых, ввиду многообразия отношений которое, обмениваясь, создаёт вещь.
К этому можно было бы относится серьезно, если бы не одно существенное обстоятельство, которое перечёркивает непреложность констатации: «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
уд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости»,23-50.
Последнее определение показывает что вещь полезна не сама по себе, а происходит определение её полезности. Произведённая трудом вещь, которая по всем канонам марксизма является потребительной стоимостью, потому что произведена как полезная вещь оказывается может отрицать труд как труд который её произвёл, создал и саму стоимость. Стоимость которая происходит и исходит из и из-за полезности вещи.
Происходит констатация невозможности « трудовой» стоимости, т.е. вещь нельзя даже стоимостью, то из чего исходит трудовая стоимость из-за затраченного на её производство труда, не говоря уже про её какое-то количество, создающее отношение с другим товаром.
Вывод что полезность исходит не из самой вещи, а происходит определение этой полезности, бодрое определение «полезность вещи делает её потребительной стоимостью» имеет блёклый, бесперспективный вид.
Анализируя это обстоятельно можно определять двоякую или двойную полезность вещи, для потребления и для обмена. Потому бесполезность должна быть также дуалистической, если вещь бесполезна потребления, собственного например, то её можно продать (обменять).
Исходя из этого можно только с уверенностью сказать что полезность исходит не из труда и не из стоимости. Затраченный труд и образованная тем самым «стоимость» не могут констатировать, определить и выразить полезность вещи.
Производство трудом полезных вещей, потребительных стоимостей является несовершенным силлогизмом. Это обстоятельство не позволяет представить общественное производство всеобщим производством полезных вещей, которое представляет их «огромное скопление».
Отмечая при этом непознанную сущность производства - изготовлять бесполезные вещи для производителя. Рассматривая общественное производство как таковое можно заметить его некоторую странность – постоянное производство неполезных вещей для самого производителя.
В этом нет никакого секрета, а есть тотальность того что сапожник производит сапоги не для собственной носки, а кондитер произведённое съедает не сам.
Просто как такую данность, свойство общество, Карлу Марксу удалось превратить в теоретические установки производства «для себя»? Этот секрет основан и выражается абстрактным понятием просто или простого труда, производящего просто полезные вещи, «стоимости».
Элементарность простого труда производящего вещи для непосредственного потребления опосредствуется в этой схеме распределением, т.е. произведённые вещи непосредственно распределяются. Производство – распределение и обмен доставшийся части, присутствует здесь перед непосредственным потреблением, поскольку человек не потребляет то что производит.
Тем самым К. Маркс полагает то что не может представлять общественное производство как таковое, производство полезных вещей, которые распределяются.
Общественное производство это такое производство, в котором производитель не может определить или проверить полезность вещи, потому что он ими не пользуется, он их производит для других.
Потому общественное производство назвать производством полезных вещей, потребительных стоимостей, можно только абстрактно, не вникая в суть дела. Производятся как раз непотребительные стоимости, вещи неполезные для самого производителя.
Вещи к которым понятие стоимости не применимо потому что они не выполняют условие ценности быть полезными в применении.
Можно сказать каноническое «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», может подвергнуться сомнению, потому что не только из-за признания стоимости виртуально, воображаемо полезной вещи, но и потому что её потребительная стоимость должна стоять где-то на обочине науки тем что во-первых она имеет «качественную определённость».
Нам же интересно как относятся товары или меновые стоимости, то что К. Маркс определяет «x сапожной ваксы, y шёлка, z золота и т. д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновеликими»,23-46.
Что должно сплотить хотя бы в отношении того что потребительные стоимости не могут создавать отношение обмена и выводы Карла Маркса «потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода»,23-45, отнести к недоразумениям.
Это можно сделать только при одном условии – условия анализа обмена товаров, а не их стоимостей. Как стоимость товар должен представлять во-первых из себя полезную вещь и далее продолжение сказки про белого бычка, апофеоз которой сводится к определению стоимости товара, которая устанавливает равновеликость самих товаров.
Меркантилизм проглядывается из-за каждого определения и вывода, хотя бы из того что даже если будет установлена эта самая равность товаров, то товары обмениваясь на товар создадут ту иллюзию марксизму что ничего не останется в общественном, общем распоряжении.
Марксизм доказывает и построен на том что обмен равновеликих стоимостей должен происходить с общественным остатком на основании излишне произведённой(прибавочной) стоимости товаров.
Материалистический облик товара он представляет в виде полезной вещи и потому потребительной стоимости, которую создаёт необходимый для её производства труд.
Это признание не оставляет ничего материалистического в «излишне произведённой, «прибавочной» стоимости», «стоимости» которая реализуется в обмене, оправдывая и материалистическую сущность товара и лишнюю стоимость.
Проблема науки состоит в объяснении лишней, прибавочной стоимости, стоимости превышающей издержки производства товара.
Капитализация общественного производства по Марксу происходит в то время и тот момент, когда отделяется труд от капитала. Капитал есть та стоимость, которую производит труд свыше личной, своей самоокупаемости.
Карл Маркс не может обойти то что продукт труда это потребительная стоимость, полезная вещь.
Она в обмене как полезная вещь и как продукт труда даёт неожиданный результат – увеличение стоимости. Как полезная вещь и как продукт труда она имеет очевидно-потребительную стоимость, но как меновая она превышает это значение.
Это есть необъяснимый камень преткновения, разница между меновой и потребительной стоимостью, товара, разницей между просто полезной вещью и меновой, которая есть по мнению К. Маркса, неоплаченный, «прибавочный труд».
Меновая вещь почему-то имеет «больше стоимости», чем аналогичная просто полезная.
Тот труд, который не оплачивает капиталист наёмному рабочему, продавая созданные этим трудом вещи.
Самому понятию «прибавочной стоимости» мы обязаны меркантилизму, который показывает образование стоимости из стоимости, в том числе и труда. «Товаровладелец может создавать своим трудом стоимости, но не возрастающие стоимости. Он может повысить стоимость товара, присоединяя к наличной стоимости новую стоимость посредством нового труда, например, изготовляя из кожи сапоги. То же самое вещество имеет теперь больше стоимости, так как заключает в себе большее количество труда. Сапоги имеют поэтому бо́льшую стоимость, чем кожа, но стоимость кожи осталась тем, чем она была»,23-177.
Меркантилизм К.Маркса выражен в том что он показывает стоимость сапог больше чем стоимость кожи. Стоимость образуется в обмене и его образуют только сапоги, только они участвуют в обмене и только они «стоят» и стоят они не себя, как вещь состоящая из стоимости кожи, дратвы, труда, а другого товара обмена.
«В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей. Если мы действительно отвлечёмся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена»,23-48. Эту цитату можно считать лирическим отступлением, потому что без признания наличия потребительной стоимости не может быть «прибавочной».
Всё дело в том что действительно в обмене не участвует потребительная стоимость и более того не участвует меновая. Обмен образует товар, в котором и образуется его стоимость в виде другого товара. Стоимость образуется в обмене, а не для обмена.
Обмен образуется не по стоимости, а по труду. Только когда труд выступает в роли организатора общества, в социальной роли производителя общественных благ - появляется общество.
Общественное производство появилось с началом обмена трудом и возникновением стоимости, а не с возникновением мануфактур или капиталистических фабрик на которых возникло «действительно общественное производство».
Потому для меркантилизма и марксизма в частности, смертельно объяснение обмена отвлечением от потребительной стоимости товара. Независимость от потребительной стоимости не даёт возможность осуществить главный принцип меркантилизма – обмена по стоимости.
Обмен по – стоимости даёт возможность объяснения и доказательства реализации «потребительной стоимости» труда, который не сам участвует в обмене, а в виде стоимости.
«Впоследствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как созидателю потребительных стоимостей»,23-51.
Труд не создатель «потребительных стоимостей», труд образует стоимость своим отношением к другому труду.
Тем самым и потому труд есть не затрата человеческой рабочей силы, а имеет социальную сущность. Т.е. можно произвести множество вещей но труд будет содержаться только в тех, которые имеют социальную полезность участием в обмене. Обмен вещей и образует их стоимость, выражением социальной полезности.
Стоимость труда принципиально отличается поэтому от стоимости рабочей силы тем что рабочая сила производит полезные вещи, труд производит общественно-полезные вещи.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.13 05:22. Заголовок: Отношение к стоимос..



Отношение к стоимости в марксизме имеет сложноорганизованное строение.
Во- первых Карл Маркс сходу и конкретно определяет «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», 23-45
«Если она бесполезна, то и затраченный на неё тр. Вдобавок замечая что «пшеница имеет не одну единственную, а многие меновые стоимости»,23-46.
Значит, если не задумываться о понятии по отношению к вещи, т.е. потребительная это стоимость или товар, можно констатировать многообразие стоимостей вещи. Потребительная и множество меновых, ввиду многообразия отношений которое, обмениваясь, создаёт вещь.
К этому можно было бы относится серьезно, если бы не одно существенное обстоятельство, которое перечёркивает непреложность констатации: «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
уд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости»,23-50.
Последнее определение показывает что вещь полезна не сама по себе, а происходит определение её полезности. Произведённая трудом вещь, которая по всем канонам марксизма является потребительной стоимостью, потому что произведена как полезная вещь оказывается может отрицать труд как труд который её произвёл, создал и саму стоимость. Стоимость которая происходит и исходит из и из-за полезности вещи.
Происходит констатация невозможности « трудовой» стоимости, т.е. вещь нельзя даже стоимостью, то из чего исходит трудовая стоимость из-за затраченного на её производство труда, не говоря уже про её какое-то количество, создающее отношение с другим товаром.
Вывод что полезность исходит не из самой вещи, а происходит определение этой полезности, бодрое определение «полезность вещи делает её потребительной стоимостью» имеет блёклый, бесперспективный вид.
Анализируя это обстоятельно можно определять двоякую или двойную полезность вещи, для потребления и для обмена. Потому бесполезность должна быть также дуалистической, если вещь бесполезна потребления, собственного например, то её можно продать (обменять).
Исходя из этого можно только с уверенностью сказать что полезность исходит не из труда и не из стоимости. Затраченный труд и образованная тем самым «стоимость» не могут констатировать, определить и выразить полезность вещи.
Производство трудом полезных вещей, потребительных стоимостей является несовершенным силлогизмом. Это обстоятельство не позволяет представить общественное производство всеобщим производством полезных вещей, которое представляет их «огромное скопление».
Отмечая при этом непознанную сущность производства - изготовлять бесполезные вещи для производителя. Рассматривая общественное производство как таковое можно заметить его некоторую странность – постоянное производство неполезных вещей для самого производителя.
В этом нет никакого секрета, а есть тотальность того что сапожник производит сапоги не для собственной носки, а кондитер произведённое съедает не сам.
Просто как такую данность, свойство общество, Карлу Марксу удалось превратить в теоретические установки производства «для себя»? Этот секрет основан и выражается абстрактным понятием просто или простого труда, производящего просто полезные вещи, «стоимости».
Элементарность простого труда производящего вещи для непосредственного потребления опосредствуется в этой схеме распределением, т.е. произведённые вещи непосредственно распределяются. Производство – распределение и обмен доставшийся части, присутствует здесь перед непосредственным потреблением, поскольку человек не потребляет то что производит.
Тем самым К. Маркс полагает то что не может представлять общественное производство как таковое, производство полезных вещей, которые распределяются.
Общественное производство это такое производство, в котором производитель не может определить или проверить полезность вещи, потому что он ими не пользуется, он их производит для других.
Потому общественное производство назвать производством полезных вещей, потребительных стоимостей, можно только абстрактно, не вникая в суть дела. Производятся как раз непотребительные стоимости, вещи неполезные для самого производителя.
Вещи к которым понятие стоимости не применимо потому что они не выполняют условие ценности быть полезными в применении.
Можно сказать каноническое «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», может подвергнуться сомнению, потому что не только из-за признания стоимости виртуально, воображаемо полезной вещи, но и потому что её потребительная стоимость должна стоять где-то на обочине науки тем что во-первых она имеет «качественную определённость».
Нам же интересно как относятся товары или меновые стоимости, то что К. Маркс определяет «x сапожной ваксы, y шёлка, z золота и т. д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновеликими»,23-46.
Что должно сплотить хотя бы в отношении того что потребительные стоимости не могут создавать отношение обмена и выводы Карла Маркса «потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода»,23-45, отнести к недоразумениям.
Это можно сделать только при одном условии – условия анализа обмена товаров, а не их стоимостей. Как стоимость товар должен представлять во-первых из себя полезную вещь и далее продолжение сказки про белого бычка, апофеоз которой сводится к определению стоимости товара, которая устанавливает равновеликость самих товаров.
Меркантилизм проглядывается из-за каждого определения и вывода, хотя бы из того что даже если будет установлена эта самая равность товаров, то товары обмениваясь на товар создадут ту иллюзию марксизму что ничего не останется в общественном, общем распоряжении.
Марксизм доказывает и построен на том что обмен равновеликих стоимостей должен происходить с общественным остатком на основании излишне произведённой(прибавочной) стоимости товаров.
Материалистический облик товара он представляет в виде полезной вещи и потому потребительной стоимости, которую создаёт необходимый для её производства труд.
Это признание не оставляет ничего материалистического в «излишне произведённой, «прибавочной» стоимости», «стоимости» которая реализуется в обмене, оправдывая и материалистическую сущность товара и лишнюю стоимость.
Проблема науки состоит в объяснении лишней, прибавочной стоимости, стоимости превышающей издержки производства товара.
Капитализация общественного производства по Марксу происходит в то время и тот момент, когда отделяется труд от капитала. Капитал есть та стоимость, которую производит труд свыше личной, своей самоокупаемости.
Карл Маркс не может обойти то что продукт труда это потребительная стоимость, полезная вещь.
Она в обмене как полезная вещь и как продукт труда даёт неожиданный результат – увеличение стоимости. Как полезная вещь и как продукт труда она имеет очевидно-потребительную стоимость, но как меновая она превышает это значение.
Это есть необъяснимый камень преткновения, разница между меновой и потребительной стоимостью, товара, разницей между просто полезной вещью и меновой, которая есть по мнению К. Маркса, неоплаченный, «прибавочный труд».
Меновая вещь почему-то имеет «больше стоимости», чем аналогичная просто полезная.
Тот труд, который не оплачивает капиталист наёмному рабочему, продавая созданные этим трудом вещи.
Самому понятию «прибавочной стоимости» мы обязаны меркантилизму, который показывает образование стоимости из стоимости, в том числе и труда. «Товаровладелец может создавать своим трудом стоимости, но не возрастающие стоимости. Он может повысить стоимость товара, присоединяя к наличной стоимости новую стоимость посредством нового труда, например, изготовляя из кожи сапоги. То же самое вещество имеет теперь больше стоимости, так как заключает в себе большее количество труда. Сапоги имеют поэтому бо́льшую стоимость, чем кожа, но стоимость кожи осталась тем, чем она была»,23-177.
Меркантилизм К.Маркса выражен в том что он показывает стоимость сапог больше чем стоимость кожи. Стоимость образуется в обмене и его образуют только сапоги, только они участвуют в обмене и только они «стоят» и стоят они не себя, как вещь состоящая из стоимости кожи, дратвы, труда, а другого товара обмена.
«В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей. Если мы действительно отвлечёмся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена»,23-48. Эту цитату можно считать лирическим отступлением, потому что без признания наличия потребительной стоимости не может быть «прибавочной».
Всё дело в том что действительно в обмене не участвует потребительная стоимость и более того не участвует меновая. Обмен образует товар, в котором и образуется его стоимость в виде другого товара. Стоимость образуется в обмене, а не для обмена.
Обмен образуется не по стоимости, а по труду. Только когда труд выступает в роли организатора общества, в социальной роли производителя общественных благ - появляется общество.
Общественное производство появилось с началом обмена трудом и возникновением стоимости, а не с возникновением мануфактур или капиталистических фабрик на которых возникло «действительно общественное производство».
Потому для меркантилизма и марксизма в частности, смертельно объяснение обмена отвлечением от потребительной стоимости товара. Независимость от потребительной стоимости не даёт возможность осуществить главный принцип меркантилизма – обмена по стоимости.
Обмен по – стоимости даёт возможность объяснения и доказательства реализации «потребительной стоимости» труда, который не сам участвует в обмене, а в виде стоимости.
«Впоследствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как созидателю потребительных стоимостей»,23-51.
Труд не создатель «потребительных стоимостей», труд образует стоимость своим отношением к другому труду.
Тем самым и потому труд есть не затрата человеческой рабочей силы, а имеет социальную сущность. Т.е. можно произвести множество вещей но труд будет содержаться только в тех, которые имеют социальную полезность участием в обмене. Обмен вещей и образует их стоимость, выражением социальной полезности.
Стоимость труда принципиально отличается поэтому от стоимости рабочей силы тем что рабочая сила производит полезные вещи, труд производит общественно-полезные вещи.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 14
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет