Переписка материалистов
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 35
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.05.11 05:43. Заголовок: Общественное производство


Наука об обществе основана на том, что эта структура не застывшая социальная форма, а постоянно меняющаяся, совершенствующаяся, которая развиваясь, каждый раз переходит на новый более совершенный уровень, этап. Этап, называемый социально-экономической формацией, объясняется общественным способом производства общественного же продукта и соответствующее этому способу производства принципу распределения. Каждый способ производства проходит весь цикл развития, превращаясь затем в более совершенную форму. Развитие общества происходит как во всём, так и в каждом соответствующем ему этапе. На основании объяснения несовершенности капитализма на примере капиталистического этапа развития общества в ликвидации на этой основе его явных и непримиримых его недостатков теория К.Маркса показывала выход из его противоречий. Капитализм, согласно всех взглядов и выводов К.Маркса не может быть конечным пунктом исторического развития общества ввиду явных и вопиющих его противоречий. Главным противоречием капитализма, которое он показывает и раскрывает - это противоречие между трудом и капиталом, противоречие между общественным характером производства, общего производства и частным присвоением произведённого, капиталистического присвоения. Проще говоря совместное, общественное или общее производство наёмных рабочих каждый раз в условиях капитализма присваивалось частным лицом – капиталистом. Наёмные рабочие работают не на себя и не для себя, а произведённое их трудом всегда и неизбежно оказывалось в руках эксплуататора-капиталиста. Частное присвоение продукта произведённого сообща и присвоение его лицом которое вовсе не участвовало в его производстве, марксизм представляет как самый сильный аргумент противоречий капиталистического общества и капиталистического производства. Отсюда непримиримая борьба с частным в общественном, общем производстве и самим обменом, который выражает и представляет собой частное взаимодействием двух лиц. Другое противоречие капитализма в том, что труд, этот создатель общественного продукта был поставлен в зависимость от капитала. Капитал покупает труд в целях эксплуатации, то, что должно по взгляду Маркса должно общественно оформлять общественное же производство, быть производством «для себя», производством для обслуживания потребностей производителей, общественно функционировать, непосредственно производить общественный продукт для общественных потребностей. Главной задачей относительно труда предполагалась его освобождение от диктата капиталиста и капитализма вообще. Освобождение в той степени, что он производился бы не для капиталистов, а был сразу и непосредственно общественный. Сразу и непосредственно производил бы общественный продукт, продукт для самих производителей. Общественный труд К.Маркс рассматривал как совместный труд многих людей в пределах или границах общества. Социальный человек, по этому взгляду, представляется лицом вместе со всеми производящим общественный продукт. Не продукт для капиталиста, в соответствующем этапе развития, а для себя. Производимый продукт всех и каждого не присваивался бы кем – либо, а был бы достоянием всех, общественным достоянием. На основании обобщённого опыта – что и является наукой, произошёл анализ предыдущих его форм и показана наиболее приемлемая форма оптимального устройства общества. Она представляла собой общее, общественное производство «для себя». Данное устройство уже обкатал и показал на своём примере капитализм на заре его становления, укрупнением производства по отношению к феодальной мануфактуре. За счёт более увеличенного общего производства, десятки людей в мануфактуре и тысячи на капиталистическом предприятии и вследствие этого лучшее управление трудом, произошёл резкий скачёк промышленного производства. Оптимальное устройство общества и общественного устройства было списано с отдельного капиталистического предприятия.
Капиталистическое производство отдельного предприятия К.Маркс превращает в социалистическое производство путём проецирование его на всё общество. Превращением «прибавочного труда», той части создаваемого общим, общественным трудом которая раньше принадлежала капиталисту, труда сверх необходимого каждому трудящемуся, в общенародную, социалистическую собственность. «Новое общество социализм», который социальные отношения необходимо представлял производственными, поднимает их на новую высоту тем, что общественное производство становится действительно общественным. Производством всего необходимого, общественного, для себя, для своей пользы. Для этого необходимо было общество «превратить в одну контору, в одну фабрику», укрупнить отдельное капиталистическое предприятие до размеров общества. Использовать то положительное что было применено в условиях зарождающегося капитализма – максимальное обобществление труда и искусственное управление трудом. Только не на отдельном предприятии, как это делает каждый отдельный капиталист, по своему усмотрению и разумению, а в целом, в обществе. Соответственно ликвидируя то отрицательное, частное производство отдельного капиталиста, то что мешает превратить общественное производство в действительно общественное, общее. Прекращая тем самым анархию производства во всём обществе, прекращая полагаться на самоуправление капиталиста в каждом отдельном случае. Обобществление производства приведёт к тому, что всё произведённое будет принадлежать трудящимся, в том числе произведенное «прибавочным трудом», которое раньше в условиях капитализма принадлежало отдельному капиталисту. При социализме будет такая организация общественного производства, когда общий, общепроизведённый продукт будет частью восстанавливать сам труд, «другая часть будет общественной». Потому теория Маркса это теория общественного капитала, экспроприированного у капиталиста «прибавочного труда». То, что образовывало собственность отдельного капиталиста, труд наёмных рабочих сверх восстановления их жизненных сил, превратиться в общее богатство. Капитал, богатство капиталиста и являлся следствием прибавочного труда и прибавочной стоимости, присвоение неоплаченного труда наёмных рабочих.
Что, впрочем легко подвергнуть сомнению. Только через призму денег, стоимости, это представляется несомненным. Но через материализованные деньги, капитал вовсе не является трудом наёмных рабочих для капиталиста. Т.е. капиталист владелец «заводов, домов, пароходов», не потому что это ему произвели наёмные рабочие, скорее наоборот, к этому они вовсе не прикладывали ни рук, ни рабочего времени.
Если же представить что наёмные рабочие произвели капиталисту лишнюю «стоимость», на которую всё это куплено, то это никак нельзя представить его вначале. Можно представить вначале капитал или «первоначальную стоимость», как стоимость или деньги. Этим и «грешит» теория Маркса. Но нельзя, невозможно представить капитал как уже материализованный труд, до начала рассмотрения самого понятия труда. Началом всего должен быть труд, а не капитал и не стоимость. Капитал же представляет не труд самого капиталиста и даже не труд наёмных рабочих, а какой-то отвлечённый непонятный труд кого-то в виде основных фондов, зданий, сооружений и средств производства. Непонятно как этот труд, который должен быть «первоначальным» трудом, попал в руки капиталиста и на каких основаниях. Это предполагает основания разбираться не с первоначальной стоимостью, а с первоначальном трудом.
Общество как социальную систему следует объяснить из труда, а не из уже материализованного труда в виде капитала, принадлежащего отдельным людям. Тоже самое нельзя понять каким образом «накопленная первоначальная стоимость» покупает не только сам труд, но и всё необходимое для производства. Маркс не раскрывает не только её накопление, но и образование. «Нечистое» происхождение стоимости, показываемое им, не отменяет рассмотрение стоимости как экономической категории, через отношение двух товаров и через социальную связь. Потому что деньги как он отмечал, отражают социальную связь, которую «каждый носит в кармане». И буквально представление первоначальной стоимости как украденные деньги или деньги, доставаемые из-под кровати и пускаемые в оборот. Данные объяснения хороши только для позапрошлого века.
Капитал, представляется недостаточно оплачиваемый труд наёмных рабочих. Он образуется потому что капиталист недостаточно оплачивает производство данной вещи, даже по выражению Маркса не то что не достаточно, а «вынуждает его к производству прибавочной стоимости». Капиталист, по этому взгляду, оплачивает производство 7 лопат из «произведённой стоимости» 10, наёмным рабочим. 3 лопаты это неоплаченная, «прибавочная» стоимость.
Стоимость представляет собой не произведённый труд, хоть 10, хоть 3 лопат, а есть другой общественный труд, «которого стоят» лопаты.
Капиталист вовсе не оплачивает производство, он оплачивает стоимость рабочей силы, количеством жизненных средств, общественным же трудом получаемым из обмена на лопаты. Отдельный капиталист не «генератор стоимости» в виде лопат, потому что элементарная часть общественного производства представляет не «потребительную стоимость» в виде лопаты. Элементарная часть общественного производства представляет собой товар, который стоит другого, общественного труда в обмен на лопаты. Этим образуется общественная связь и само общество. «Стоит» только товар, стоит другого товара, а не его производства, которое должно показать стоимость самой лопаты, стоимость «в себе». Сама стоимость, которая всё объясняет в его теории, Марксом показывается в обратном порядке: стоимость производства(потребительная стоимость) и стоимость самого товара(меновая стоимость). Разница между ними есть «прибавочная стоимость». Через понятие стоимости он всё и объясняет потребительная стоимость труда и товара в обмене возрастает на величину прибавочной стоимости, что «прибавочная стоимость» прибавляется, возрастает. Понятие прибавочной стоимости избавляет Маркса от необходимости показывать меновую фактическую стоимость товара и труда вначале. Потому получается он не совсем игнорирует меновую стоимость, а представляет её потребительной + прибавочной. Покупка труда, в условиях капитализма, за определённую цену, стоимость, создаёт большее значение на величину прибавочной, так же как потребительная стоимость труда и товара больше меновой. Если внимательно вдуматься то получается реальность полезной вещи, потребительной стоимости, её конкретная и фактическая материальная сущность, в этом качестве, не может объяснить материальную сущность «прибавочной стоимости». Чем материальным прирастает потребительная стоимость любой полезной вещи в виде прибавочной стоимости, например лопаты материализованной в виде полезной вещи, «потребительной стоимости»? Дело в том что содержание стоимости это другой общественный труд, стоимость лопаты в 100 рублей не объясняет хитрости и ухищрения её производства, как и затраченный на неё труд, не говоря уже о «прибавочным», а представляет совершенно другой труд общественный труд. Потому капиталистическое присвоение основывается не на труде наёмных рабочих, капиталист присваивает вовсе не их труд. Он присваивает совершенно другой, общественный труд, стоимость, общественную часть того что стоит произведённая вещь или товар в обмене на другой общественный труд.
100 рублей, которые стоит лопата означает не суммирование издержек её производства, иначе это будет «собственная её стоимость», стоить будет самою себя, а не то что или чего она стоит.
Деньги вообще внешние для товара и не создают его стоимость, иначе как объяснить обмен, который происходил до возникновения денег и может происходить без денег. Потому меновая и единственная стоимость лопат в виде общественного труда, частью оплачивает затраты рабочей силы наёмного рабочего. Другая часть является средством капиталистического присвоения, даже если в этом качестве выступает общество, как в «социализме» Маркса. К.Маркс показывается дефект капиталистической системы во взаимодействии труда и капитала и исправление его возможно через ликвидацию капиталистического посредничества между человеком труда и обществом. Через ликвидацию лишнего, непроизводственного класса-капиталистов, произойдёт превращение общественного производства в действительно общественное, в котором трудящиеся будут производить для себя. Только в условиях нового общества – социализма, основное содержание капиталистической эксплуатации «прибавочный труд и прибавочная стоимость», будет принадлежать всему народу.
Неоплаченный труд наёмных рабочих представляет собой основное содержание капитала, как на отдельной капиталистической фабрике, так и во всём капиталистическом обществе. Только, и на это следует обратить особое внимание, капитал в виде частной собственности капиталиста есть и представляет довольно конкретным. Но общего фонда капиталистов, как общее, монолитное понятие, в условиях капиталистического общества, впрочем как и любого другого, не существует. Не существует того о чем с непоколебимой уверенностью пишет Ф.Энгельс: «Всё развитие человеческого общества … начинается с того дня, как труд семьи стал создавать больше продуктов, чем необходимо было для её поддержания, когда часть труда затрачивается не только на производство жизненных средств, но и средств производства. Избыток продукта труда над издержками поддержания труда и образование и накопление из этого избытка общественного фонда..» 20-199.
Всё развитие человеческого общества началось с того что продукт труда стал товаром, вещью, обмениваемой с другими. Когда труд создаёт продукт, это производство общинное, когда товар, производство общественное. Труд не стал создавать «больше продуктов» и нет «избытка продукта труда над издержками поддержания труда». Издержки поддержания труда являются общественным продуктом в виде жизненных средств и он не может быть раньше чем появится продукт труда, как выражение самого труда. Общественное накопление не относится к разнице общего производства вообще и того что пущено затем в оборот, как средства восстановления труда или же средства производства. Общественного фонда ни в каком виде не существует, даже в таком в каком представляет это Ф.Энгельс. Он бы существовал если бы существовало общее производство необходимых для общества вещей, но для этого необходимо иметь структуру управление общественным трудом и обществом соответственно. Капиталистическая собственность имеет частное выражение и капиталистического общего фонда нет, как нет и фонда наёмных рабочих, общественного фонда поддержания труда. Это ещё показывает невозможность «соединения пролетариев всех стран». Невозможность обоснуется отсутствием общественного производства как такового, как общего, совместного. Только через понятия общего производства, которое по взгляду Маркса и было истинно общественным, можно представить раздельно фонд труда и фонд капиталистического присвоения. Часть общего труда который непосредственно восстанавливает, восполняет труд, другая часть составляет «прибавочный труд», капиталистический фонд присвоения в капиталистических условиях и общий в социалистических. Существенным нюансом в этой теории являются три момента. 1. Частное капиталистическое производство представляется анахронизмом в общем производстве. 2. Общественный труд, который восстанавливает сам труд представляется вначале, априори, что есть меркантилизм, представление стоимости, который представляет и выражает общественный труд по производству «другой» стоимости. Стоимость есть и несомненно составляет и представляет общественный труд, только в условиях меркантилизма он представляется вначале. Что это не труд других, получаемый от общества, а сразу и непосредственно является «строителем», например стоимости товара 3. Показывается законченность или некая первая ступень общества, которая на самом деле является общиной, в которой труд восполняет труд на общих и равных возможностях людей. По выражению, согласно утопических взглядов, это было истинно трудовое общество, общество с справедливым распределением по-труду. Структуру общины он рассматривает через способ производства общего продукта, и причины её распада такие же как и рабовладения феодализма.
Найти их взаимоисключающие черты общественного и общинного производства. Общее производство общины распределяется согласно трудовому вкладу и только отсутствие «прибавочного труда» этой структуры не даёт ей полноценно существовать. «Социализм» во взглядах К.Маркса это община с «прибавочным трудом», система надтрудового общественного присвоения. Пока в умах общественное производство представляется совместным, никакого рынка не построить. Нельзя не согласиться по этому поводу с В.И.Лениным, несколько перефразируя его «рынка не может быть у людей, которые не усвоили и не добились объяснения того, что такое коммунизм и что такое товарное производство» т. 38 стр.179.
Непосредственно общественное производство, производство осуществляемое наёмными рабочими, в капиталистических условиях принимало форму эксплуатации и экспроприации, присвоения из общего производства вообще, в целом, той его части, которая не являлась средствами поддержания труда. То, что являлось общественным трудом сверх обеспечения отдельного трудящегося. Общий труд, например в первобытной общине полностью покрывал расходы по его производству, т.е. в ней не было «прибавочного труда». Но, впрочем это и есть начало утопии, общественный труд стал больше производить на следующих этапах общественного развития. Чем объяснить резкое повышение производительности труда и образование «прибавочной его части». Ничем кроме разложения общины и образования общества. Дальнейшее развитие общества показывались эксплуататорскими Марксом, потому что в условиях жесточайшей эксплуатации происходило «выбивание прибавочного труда». Это условие и резко двинуло, по этому взгляду, общественное развитие. В новых условиях, в «новом обществе», социализме весь труд, в том числе и «прибавочный», должен перейти в руки трудящихся. Трудящиеся в новом обществе будут получать непосредственно по-труду, а другой «прибавочный труд», будет достоянием всех, общественным достоянием. Загвоздка в том что не может быть общего просто труда создающего просто общественный продукт, который должен распределяться таким образом. Это и разрушает идиллию общественной собственности и теорию «прибавочной стоимости».
От структуры призрачного социализма, нарисованного Марксом, приходится разводить руками вместе с Ф.Энгельсом: «не только продукт труда, но и сам труд должен непосредственно обмениваться на продукт, час труда на продукт другого часа труда. Но тут возникает «вызывающая сомнение загвоздка», что распределяется весь продукт». 20-323.
Распределение по труду не оставляет никакого общественного остатка как это предполагает Маркс, то что представляет основу его научного мировоззрения это «прибавочный труд», создающий «прибавочную стоимость». Труд заключённый в товаре «стоит» другого общественного труда. Потому общество теоретизированное Марксом было чем угодным только не социализмом, потому что принцип социализма должен реализовывать главный принцип - каждому по труду. Понимая труд как затрату человеческих рабочих сил, Маркс в итоге получает социальную систему общего производства, которой частью оплачивает труд, «другая часть остаётся общественной». Представляя её становится понятным вывод Маркса, что «прибавочный труд должен быть всегда». Социализм по Марсу это общественный капитализм, общество с общественным капиталом, оставшимся от распределения по труду. Его призрачность утопичность выражает наличие, существование общественного остатка от распределения по труду или видение «прибавочной стоимости» и введение её в науку


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 4 [только новые]





Сообщение: 36
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.05.11 05:44. Заголовок: Принцип социализма..


Принцип социализма каждому по труду не должен оставлять никакого общественного остатка в виде «прибавочного труда» уже потому что труд представленный в товаре произведённый трудящимся должен обмениваться на другой труд, «который стоит» его. Товар такая же элементарная часть общественного производства, а элементарную часть общественного взаимодействия с другими товарами.
Товар не является, как это хочет представить Маркс элементарной частью общего, совместного производства, который выглядит как потребительная стоимость, произведённая полезная вещь. Существование товара в качестве полезной вещи не предполагает ни товарное производство и не предполагает и простой обмен товаров. Обмен вообще не вписывается в общую картину общего производства полезных вещей «для себя». Утопические принципы социализма К.Маркса выражаются утопическим отношением к понятиям, на основании которых ему удалось доказать недоказуемое. Труд содержится в товаре. Эту безусловную истину Маркс интерпретирует сообразно обстоятельствам. «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода, — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость ….» 23-45. Данные выводы Маркса образуют «кашу в голове», относительно основных понятий. Меновая стоимость это естественная стоимость товара, поскольку в качестве потребительной стоимости, полезной вещи, товар не может принимать естественный облик, свойства товара ввиду и на основании двойственной сущности – полезной и меновой вещи одновременно. Меновая стоимость внешняя для товара, потому что она определяет его внешние, меновые свойства. Ввиду непременно меновых свойств товара, отношение вещей не могут быть отношениями потребительных стоимостей, потребительная стоимость не может выражать отношение к другой потребительной стоимости. Вступать в отношения могут только товары, вещи с меновыми внешними свойствами. Соответственно не может быть внутренней стоимости товара, поскольку она не может выражать его меновые возможности. Таким образом меновая стоимость товара не может быть одновременно и внутренней, присущей самому товару и относительной, определяющей и показывающей его отношению к другому товару. В этом выводе Маркса, товару присуще внутренняя потребительная стоимость, что тоже не может быть. Товар не может быть просто полезной вещью, потребительной стоимостью. Потому выглядит нелепостью: «первоначально товар предстал перед нами как нечто двойственное: как потребительная стоимость и меновая стоимость» 23-51. Товар не может быть «как потребительной так и меновой стоимостью», он может быть товаром только в совокупности этих понятий. Товар это полезная и меновая вещь одновременно. В качестве поочередности свойств его анализ производить нельзя. Нельзя рассматривать мяч, отдельно как резиновую его оболочку и внутренний состав и давление воздуха в нём. Товар также нельзя рассматривать как «каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т. д.». Затем как меновую, данные железо и бумага обмениваются на другой товар, как они это делают и почему и пропорции этого обмена являются отдельным рассмотрением.
Двойственность Маркса по отношению к основному понятию и повлекла ненаучное выражение понятия и утопию социализма в целом. Если представить что пуговица на рубашке полезная вещь, безусловно. Её можно рассматривать и анализировать с этой точки зрения. Но представлять её отдельное рассмотрение как полезной и меновой вещи. Например, пуговица не только полезная вещь, но и очевидно продаётся и представлять, отдельно полагать её меновые возможности, будет шаманством. Товар нельзя рассматривать сначала как полезную вещь, потребительную стоимость, затем с другой точки зрения как меновую, рассматривать её возможные меновые взаимодействия.
«Полезность вещи делает её потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего»23-45. Товар это полезная вещь, обусловленная меновыми свойствами, свойствами товарного тела, потому товар это совокупность полезных и меновых свойств вещи. Вещь не может быть товаром, выражая только полезные свойства, быть просто полезной вещью, представлять только потребительную стоимость. В качестве только полезной вещи, потребительной стоимости товар не товар. В облике полезной вещи нельзя увидеть и представить такое понятие как товар, как это делает К.Маркс, по отношению к понятиям выражает какую-то двойственность, непоследовательность.
Самое главное что Маркс рассматривал труд как создателя «потребительных стоимостей», 23-51, полезных вещей для общества. Труд, выраженный в стоимости(меновой), уже не имеет признаков создателя потребительной стоимости, т.е. в потребительной и меновой стоимости содержится разный труд.
У Маркса труд который создаёт, производит полезную вещь есть реальный, конкретный, осязаемый, который же содержится в обмене, который обменивается есть абстрактный. Реально труд производит реальную вещь, в обмене же она может быть как очень ценна, т.е. её цена показывает в ней много труда, так и безценна(без цены),попросту не нужна, что полагает полное отсутствие в ней труда как такового.23-50.
«Эта двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною» 23-51.
Фактически на самом деле всё обстоит как раз наоборот, труд конкретный труд проявляется в обмене, потому что он для других и в таком виде приобретает стоимость, отношением к другому общественному труду. Производит вещь как полезную вещь как раз абстрактный труд, которая только в обмене становится товаром, т.е. полезная вещь становится товаром в совокупности полезных и меновых свойств.
«Как сюртук и холст — качественно различные потребительные стоимости, точно так же качественно различны между собой и обусловливающие их бытие работы: портняжничество и ткачество. Если бы эти вещи не были качественно различными потребительными стоимостями и, следовательно, продуктами качественно различных видов полезного труда, то они вообще не могли бы противостоять друг другу как товары. Сюртук не обменивают на сюртук, данную потребительную стоимость на ту же самую потребительную стоимость».23-51.
Противостояние в обмене составляют не качественно-различные виды труда, как сюртук и холст, труд портного и ткача. Качественная различность труда определяется социальным его положением, состоянием, труд мой, труд частный и труд других, общественный труд. Только в таком виде два труда противостоят друг другу как товары, а не в качестве созданных, произведённых трудом, потребительных стоимостей, содержащих разные виды труда как холст и сюртук или даже как краска в холсте или пуговица в сюртуке.
Труд содержится в товаре и его обмен трудом как бытиё товара в качестве меновой стоимости. Обмен трудом, создаёт, образует общество, а не является непримиримым противоречием общественного производства.
Холст и сюртук содержат труд только в качестве социально – полезных вещей, а не в качестве вещей созданных, произведённых трудом. Вещи, даже если они качественно различные потребительные стоимости, не могут противостоять друг другу как товары ввиду совокупности составляющих его(товара), понятий потребительной и меновой стоимости.
Проще говоря обмениваются товары но никак и никогда потребительные стоимости, вещи с выраженной одной стороной или одним качеством.
Полезная вещь, какую бы полезность она не представляла, не может быть товаром ввиду отсутствия её меновых свойств. Меновые же свойства товара может выразить только обмен, взаимодействие с другим товаром. «Труд, полезность которого выражается таким образом в потребительной стоимости его продукта, или в том, что продукт его является потребительной стоимостью, мы просто назовём полезным трудом» 23-51, можно представить только абстрактно. «Потребительные стоимости» содержат абстрактный труд, потому что они не товары. Труд содержится только в товаре, потому что он социальный, потому что для других. Просто полезная вещь не отражает свою социальную пригодность. Она может выражать полезность «для себя», на основании чего Маркс представляет внутреннюю стоимость вещи и полезность конкретного труда который её создал, произвёл. Для других полезность вещи, социальная полезность, как таковая, абстрактна. Полезность вещи, социальную полезность, полезность для других может выразить только обмен.
Полезный труд, сам конкретный труд, труд как понятие, заключён только в товаре, а для этого товар должен быть меновой вещью, следовательно и труд должен следовать ей же, выражаться в неё же. Т.е. труд, который не обменен, не продан, не труд, поскольку предполагается его нахождение в товаре. Такой труд, который производит, «потребительные стоимости» является абстрактным и не имеет стоимости, как производство полезной вещи означенной стоимости. Потребительная стоимость которая изначально переводилась как ценность, не имеет отношение к стоимости товара. Ценность например воды только предполагается и которая в реке не имеет стоимости, а бутилированная имеет, потому что она продаётся, обменивается, тем что выражает общественную полезность, полезность для других.
Труд, конкретный и фактический труд содержится только в товаре, полезной и меновой вещи одновременно, а таковой вещь может быть, существовать в таком облике только в обмене. Общественное разделение труда и проявляется в условиях обмена трудом, поскольку товар представляет монолитность полезных и меновых свойств.
« Оно (общественное разделение труда) составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда. В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары». 23-51.
Главная ошибка Маркса применительно к общественному устройству что он не отделял и не противопоставлял общинное устройство, которое как раз относится к труду семьи, собственно общины и устройство труда современной фабрике, в противовес общественному. Существует глубокая пропасть и непримиримое различие между общим и общественным производством, что для Маркса являлось источником священной тождественности и обликом «нового общества социализма». Общинное и общее в любом производстве не может представлять товар, вещь с обязательно меновой сущностью, сущностью полезной и меновой вещи. Например труд, если относить его к производству и выражать его как производство не может даже представить свои меновые свойства если производит его первобытная община или например труд на фабрике 10 или 1000 человек. Труд выражается в товаре одновременно полезной и меновой вещи, а не в его производстве. Капиталистическая фабрика, пример рассмотрения Маркса не производит товар, как например холст. Холст станет товаром только в обмене на тот же сюртук. Товар является элементарной частью взаимодействия людей если представить и таковой он есть как труд человека и если труд 10 или 1000 человек материализовался в товар, вещь с присуще ему всеми свойствами, он обмениваемый, а не просто произведённый, то применительно к труду можно сказать про его конкретность. Если же люди что-то производят какую-либо полезную вещь, те же хосты или сюртуки, то это абстрактный труд. Карл Маркс по своему идеализируя капитализм, капиталистическое устройство и капиталистические порядки. Для него идеалом было устройство общества по принципу капиталистической фабрики, в устройстве которой он увидел общественное производство как совместный труд многих людей. Общее или общинное устройство производства на отдельной фабрике не может быть принципом устройства производства во всём обществе. Привлекательными и сильными сторонами этого устройства были искусственное управление трудом, который производил общественный продукт. Получал бы на выходе, при производстве труда, общественный продукт так же как предприятие отдельный товар. Потому для Маркса товар есть прежде всего элементарная часть общего производства и потому он не может быть меновой вещью потому что при этом теряется, извращается картина общего производства. Потому он рассматривал товар прежде всего в виде «потребительной стоимости», элементарной части общего производства, которое для него было общественным даже если «трудятся 12 человек совместно».




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 37
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.11 05:39. Заголовок: Товарное производств..


Товарное производство это не собственно производство товаров, поскольку произведённая вещь не обретает свойства товара в процессе производства.
Потому товарное производство это не само производство, а производство для обмена. Производится вещь, которая только в обмене становится товаром, поскольку в нём и только в нём наряду с полезными качествами выражаются ещё и меновые свойства товара. Собственные слова К.Маркса о том же самом, которые идут вразрез с его теорией: «Вещи А.и Б. до обмена не являются товарами, товарами они становятся лишь благодаря обмену» 23-97. До обмена произведённые полезные вещи не товары, хотя они и производятся как товары, вещи для обмена, потому что не отражают своих меновых возможностей. Товарное производство непременно полагает обмен как появление и проявление понятия товара как товара, полезной и меновой вещи одновременно. Отношение товаров, которые появляются как понятия только в обмене и является их стоимостью. Отношение, пропорция, в котором они обмениваются. Товар до обмена не товар, не являясь товаром также и не имеет стоимости, которая определяет его меновые способности и возможности. Только через понятие стоимости, заключённой в каждом товаре, заблуждения в виде отношения стоимостей товаров, выглядят правдоподобно.
Стоимость отражает отношение одного товара к другому, один товар стоит другого, но товар не может стоить самого себя, иметь стоимость «в себе». Про то же говорит и В.И.Ленин: «Под товарным производством разумеется такая организация общественного хозяйства, когда продукты производятся отдельными, обособленными производителями, так что для удовлетворения общественных потребностей необходима купля –продажа продуктов(становящимися в силу этого товарами) на рынке»,1-86.
Обмен и только он может показать и выразить полезность вещи для других, в котором происходит обмен обособленного производителя на общественный продукт. Данная структура является проявлением социальной сущности труда и образование через это общества. Обмен это взаимодействие двух трудов, в котором один стоит другого, общественного труда. Совместное производство полезных вещей не является товарным производством, потому что в этом качестве вещи не товары, как например общинное производство, производство в общине или труд семьи. Данное производство, это производство вещей, но не производство вещей для обмена. Обмен конкретизирует труд и в обмене и только в нём труд «стоит».
Социальное устройство общины определяет также труд, но только этот труд абстрактный, выражающий абстрактное (невыявляемое)нахождение в нём человека. Труд в общине это труд всех для всех, оттого он не стоит, в отличие труда для других в обществе. «Социализм», который по структуре своей был также общиной, но «продвинутой». Стоимость труда в нём была, но не отражала понятия труда как труда, социального труда, а приравнивалась и определялась понятием рабочей силы. Потому труд определял не социальную его структуру, а социальная структура общего производства определяла стоимость труда, как восстановительную часть общего производства «стоимости». Само производство не изменило коренную структуру социального образования, такого как община, а только наметило индивидуализацию человека по отношению к другим. Это было началом превращения продукта труда в товар, в условиях допустим межобщинного обмена, когда условия существования в данной социальной системе ещё не определяют товар как собственность производителя. Он общий продукт общины . В условиях существования человека в общине, при активном производстве, «не производится ни товар и его стоимость». Товар, который не обменивается, не продаётся, не товар. В общине производятся «потребительные стоимости», полезные вещи, которые распределяются «справедливо», на основании стоимости и труда, заключённого в них.
«Справедливое» распределение производимых вещей в общине может быть только справедливым, потому что полагает «общественный остаток».
Производство полезных вещей «потребительных стоимостей» отлично от товарного производства тем, что товарное хозяйство, товарное производство необходимо предполагает обмен как средство взаимодействия товаров. Производство товаров «нормального качества» предполагает что стоимость каждого товара производится и обмен происходит по – стоимости. В теории производственной сущности общества каждый товар должен непременно обладать таким качеством как стоимость, которое и определяет его взаимодействие в товарном мире, во взаимодействии с другими товарами.
Что является теорией организованного общества, производящего общий продукт и распределение его по-стоимости. И эта стоимость по факту не может быть меновая, потому что в таком случае распределяется весь общественный продукт, без социального остатка в виде «прибавочной стоимости».
Это не может выражать как основу науки представлением того как просто труд производит просто или простой товар «нормального качества», что обеспечивает его меновые возможности.
То есть К.Маркс по другому интерпретировал понятие товарного производства, потому и важны его откровения в том что устройство отдельного предприятия идеально подходит для производства потребительных стоимостей для общественной пользы.
Отдельное предприятие это элементарная часть товарного производства, а не микромодель общества. Отдельное предприятие является представителем товара, хотя в его недрах не происходит обмена, соответственно нет и товара. Отдельное предприятие, хоть с 1 работающим, хоть с 1000, производит товар, вещь для других, который обеспечивается определённым количеством общественного продукта выражаемым обменом.
Анализируя общество, К.Маркс пишет: «Раз существует такое общество, в котором некоторые лица живут, не работая (не участвуя непосредственно в производстве потребительных стоимостей), то ясно, что условием существования всей надстройки этого общества является прибавочный труд рабочих», т.47 с.211.
Такого общества, как это представляет Карл Маркс, общества производящего «потребительные стоимости» как общественное богатство не существует.
Понятие общества К.Маркс выражает и отражает примитивно, превратно, потому что общество это не структура производства «потребительных стоимостей», полезных вещей. Общество основано и образуется производством полезных вещей для других. Общественная полезность вещи отражает и выражает её полезность для других, социальную полезность, а не просто полезность и не простую полезность, заключённую «в себе».
Но главное что в обществе, структуре, которая в целом построена и образована трудом Маркс увидел что-то нетрудовое. Общество эта структура взаимодействия труда - для других и труда других, которая отражает и выражает простой обмен товаров. В простом обмене товаров заключена социальная сущность труда, а не взаимодействие простого труда или просто труда заключённого в двух обменивающихся товарах. В этом взаимодействии практически и теоретически исключается что либо нетрудовое. Нетрудовое в структуре социального общения, можно увидеть лишь представляя общественное производство как производство «потребительных стоимостей», полезных вещей, которые в качестве товаров «стоят больше», что является «надстройкой над общественным производством потребительных стоимостей». Производство «потребительной стоимости» это «необходимый труд», выполняемый общественно, совместно наёмными работниками. В этом качестве К.Маркс и определяет труд как конкретный труд. Необходимость труда выражается им двояко, во-первых необходимый для производства вещи, во-вторых необходимость для воспроизводства труда.
Примером для него в этом случае служит община, которая «производила только необходимый труд». Община же и послужила примером «социализма», который он представляет как общину с «прибавочным трудом». Объяснение «прибавочного труда» двоякое: во –первых наёмный рабочий производит своим трудом, «потребительную стоимость», которую капиталист превращает в меновую. «Производит больше стоимости» чем заплачено за труд вначале. «Первоначальная стоимость», которая оплачивает труд есть основание «прибавочной стоимости» для отдельного товара и труда. Если убрать из теории «первоначальную стоимость» для объяснения социальных процессов, то теория Маркса окажется в неведении. Теория уже предполагает что в условиях производства товара, в элементарной части общественного производства присутствует «прибавочный труд». Это предполагается тем что труд по производству уже куплен за определённую стоимость и в товаре выражается стоимость большего значения, чем та за которую куплен труд. Это и есть «прибавочная стоимость» произведённая «прибавочным трудом». Также и в обществе, труд и его продукт, который обеспечивает непосредственное его восстановление является необходимым, самим трудом. Остальной труд, «прибавочный труд» это некоторая его производительность придаваемая средствами производства C или производительностью самого труда.
В товаре находится труд, это фундаментальность разбавлена Марксом нахождением в нём «прибавочного труда». В товаре есть труд, который стоит другого труда. Этот другой, общественный труд, полученный в обмене, оплачивает в том числе и рабочую силу, остаток и есть «прибавочная стоимость», которая никак и никаким образом не является прибавочной.
Всё выражение теории Маркса в нетрудовом свойстве «прибавочного труда». «Прибавочный труд» есть для него, нетрудовое выражение самого труда, «труд который не оплачен капиталистом». Стоимость, которую произвёл наёмный рабочий, но не оплатил капиталист. Надобно серьёзно и по существу заметить, что капиталист никак и никогда не способен оплатить стоимость труда, и «произведённую стоимость», поскольку труд оплачивается другим трудом, трудом других. Капитал есть и определяется трудом других. «Прибавочный труд» имеет под собой почву объяснить капиталистический остаток в виде «прибавочной стоимости», остаточной стоимости при том, что капиталист полностью расплатился с трудом, оплатил наёмному рабочему производство «потребительной стоимости».Производство «потребительной стоимости» было для Маркса, тем фактическим и конкретным, чем выражается труд. В качестве меновой стоимости, она всегда будет представлять частью неоплаченный труд, поскольку представляет больше стоимости, чем необходимо для её производства. Производства полезной вещи, «потребительной стоимости». В том случае если представлять сам труд как необходимый для её производства «потребительной стоимости», то «прибавочный труд» должен существовать всегда».
Объяснение тому что стоимость прибавочная, даёт основания представлять её как неоплаченный труд наёмных рабочих. Стоимость, произведённая неоплаченным трудом наёмного рабочего. Любая стоимость, в том числе и прибавочная, это не труд наёмных рабочих для капиталиста по производству стоимости, а другой общественный труд.
Потому «прибавочная стоимость» и не прибавочная, т.е. она не куда и никак не прибавляется. Прибавочной она может быть только в том случае, если есть «первоначальная стоимость». «Прибавочная стоимость» не имеет под собой фундаментальность или базис, к которой она прибавляется, с которой суммируется, потому что она выражается другим трудом. Наёмный рабочий не производит больше стоимости, чем необходимо для восстановления его труда. Стоимость не производится, а есть отношение и выражается другим трудом, трудом других. Стоимость отражает взаимодействие двух трудов, труд «стоит» другого труда, а не производится трудом, и не заключается в каждом отдельном товаре. Каждый отдельный товар не является «носителем стоимости», потому что стоимость выражает отношение. «Стоить», быть равному чему- либо. Это отношение, отношение товаров является их стоимостью. Утопически-двоякое отношение к стоимости у Маркса определяется тем что во- первых товар имеет стоимость, во-вторых эта стоимость определяет его отношение к другому товару. Потому у него стоимость и внутреннее качество товара и его отношение одновременно. В этом качестве стоимость товара содержит необходимый труд, как необходимый труд по восстановлению самого труда, так и «прибавочный», нетрудовой общественный остаток.
Научный коммунизм представлял меновую стоимость товара определённой научно-выверенной и определяемой величиной. Научный коммунизм был научным до тех пор, пока стоимость товара из научного её обоснования и обмена по её фактическому значению, проштампованной на самом товаре, была передана на произвол отдельных лиц.
«Не деньги делают товары соизмеримыми. Наоборот. Именно потому, что все товары как стоимости представляют собой овеществлённый человеческий труд и, следовательно, сами по себе соизмеримы» 23-105.
Данное положение Маркса до конца не могут раскрыть того что товары обмениваются по труду или всё таки по стоимости, выражением этого труда.
Любое овеществление труда должно придавать вещи стоимость и только в таком виде представлять соизмеримость по стоимости. Но поскольку она трехчлена C+V+m и труд V не может выражать обменные пропорции.
Овеществлённый в товаре труд должен представлять собой «стоимость». Но почему в таком случае не было «стоимости» в первобытном обществе, ведь овеществлённый труд уже существовал?
Как ни странно но стоимость товара, которая стала не «научно обоснованной» и потому «сама по себе соизмеримой», а полной свободой отдельных лиц, показала более сбалансированное общественное производство.
Объяснение тому находится в первой строчки цитаты. Деньги определяют стоимость товара не как его внутреннюю сущность, а как отношение и соизмерение товара с другим товаром. Товар стоимостью в 100 рублей отражает не его внутреннюю стоимость, а отношение к другому товару, то количество другого товара или общественного продукта, которые можно купить за 100 рублей. Проще говоря, образует обмен посредством денег или создаёт обращение.
Такая научная система отражает отношение человека не к товару, вещи с меновой и полезной сущностью одновременно, а отношению к полезной вещи, «потребительной стоимости». Общество выглядит как многообразие людей производящих полезные вещи. При этом все полезные вещи всё общественное производство разделяется на полезность «для себя» и общественную полезность, полезность для всех. Такая структура общества непременно полагает управление производством полезных вещей.
Самое главное что не увидел в обществе Карл Маркс, на основании отношения к понятиям, что общество самоорганизующаяся структура. Общество образуется не на структуре простого труда или просто труда, а на структуре социального его выражения. Взаимодействие труда, а не его общее, общественное производство образует такую структура как общество. Общество создаёт труд, социальный труд, труд для других, а не совместная деятельность по производству труда, в самом обществе. Общественная, социальная полезность производимых вещей, полезность для других, делает общество таковым. Структурой, не требующей организации производства, что по мысли Маркса является передовой и стабилизирующей общество структурой. Общественное производство это не производство, находящееся под планомерным контролем общества. Такая система только на первый взгляд придаёт стабильность обществу, а на самом деле насквозь кризисна, поскольку предполагает организацию обмена по – стоимости. Кризис этой системы связан с тем что труд взаимодействует не напрямую как социально – образующее средство, а посредством выражения и определения «научными способами» стоимости в каждом из товаров.
Труд и товар стоят не себя и не своего производства, а другого труда и товара, в этом сущность общества и общественного производства. Определение стоимости труда, заключённого и заключаемого в товар непременно полагает определённое количество жизненных средств необходимых для его производства. Но эти жизненные средства представляют собой труд и потому это рассмотрение сводится к тому какой труд есть первоначальный. Задача примерно такая же как выяснение того что было вначале курица или яйцо. Труд не стоит своего производства и восстановления вначале, не представляет собой определённое количество общественного труда априори, а стоит другого труда в социальном общественном взаимодействии двух трудов. В этом заключается сущность образования общества и появление стоимости, показывающей отношение двух товаров.
Даже то что он представляет иногда как производство товаров, должно по логике выражать меновую стоимость вещи, но если все производимые вещи обмениваются сразу и безвозвратно, то как может возникнуть общественный остаток. Производство полезных вещей, «потребительных стоимостей», гораздо ближе выражает теорию Маркса, поскольку часть полезных вещей «должна пойти на воспроизводство труда, а другая часть будет общественной».
Структура распределения по труду в этом понимании Маркса должна представлять общественный остаток нетрудовым, построенным в целом на «производительной силе труда».
Нетрудовое он выражает «прибавочным трудом» рабочих в структуре общего производства. Точнее той его частью, частью общего производства которое превышает непосредственное поддержания труда, его восстановление. «Если бы – пишет он, производительность труда достигла такой степени развития, что рабочего времени одного человека хватило бы лишь для поддержания его собственной жизни, лишь для поддержания его жизненных средств, то не было бы никакого прибавочного продукта и прибавочной стоимости, не существовало бы вообще никакого различия между стоимостью рабочей силы и той стоимостью которая создается путем применения этой рабочей силы». Т. 26 ч. I стр. 19.
Это было бы так если бы человек «производил стоимость» или трудился «для себя» единолично или в составе трудящегося коллектива. Производил бы стоимость в виде материализованных объектов, товаров, которая составляла бы совокупность в общем производстве.
Структура общего труда, труда общины, может прояснить данную цитату Маркса.
Но структура общины и общества отличны тем что в общине трудятся для себя, а в обществе для других. Поддержание собственной жизни и жизненные средства для отдельного человека являются общественным продуктом, продуктом других. Ни сам труд и его производительность не производят никаких жизненных средств «для себя» и никакой стоимости. Ни стоимости рабочей силы ни стоимости, которая создаётся путём применения этой рабочей силы. То что стоит труд является другим трудом. Только на основании «производства стоимости» данная цитата является более-менее правдоподобной. Общество и образуется теми, кто не просто трудится, а трудится для других, общаясь между собой посредством труда. В обществе и только в обществе появляется такое понятие как стоимость, которая до того, в общине не существовала.
Потому получается что пролетарии, наёмные работники это по сути антисоциальные лица общества, тем что они не входят в социальное общение посредством труда. Они не входят в это социальное общение потому что к наёмному работнику не применимо понятие труда, он есть собственник рабочей силы. Он продаёт рабочую силу ,но не труд. Понятие труда представляет собой то, что создаёт, оформляет общество. «Социализм» же, структура только наёмных работников и никого больше, представляется любой другой структурой, только не обществом, потому что в нём не происходило общение через труд для других, что и образует общество.
Различные перекосы и перегибы в нём объясняются банально просто, на основании понятия стоимости. Стоимость это не материализованный труд, в виде товара или «потребительной стоимости», а отношение труда, выражаемого отношениями товаров, отношения в котором один труд стоит другого.
Потому в этом рассмотрении Маркса надстройка над средствами поддержания труда, получается нетрудовая, потому что стоимость труда выражает себя как средства его восстановления, жизненные средства. Главным открытием Маркса «прибавочной стоимости» он обязан представлением труда как затраты человеческой рабочей силе и тождественности понятий рабочей силы и труда. Маркс представляет «прибавочную стоимость» как «разницу между стоимостью рабочей силы и той стоимостью, которая создаётся путём применения этой рабочей силы». Такой разницы в стоимостях нет, потому что стоимость это общественный труд, труд других и потому не производится простым трудом или затратой человеческой рабочей силы. Маркс в этом случае представляет стоимости превратно, стоимость рабочей силы вначале и ту стоимость которая создаётся, потом. Этих стоимостей в таком их качестве, в качестве произведённой стоимости рабочей силы для собственного восстановления и даже более того, не существует. Стоимость это другой труд, который «стоит» данного труда.
Карл Маркс делает ещё одну теоретическую ошибку: предполагаемая им «производительность труда которой хватает на подержания жизненных средств одного человека» является по всей своей очевидности стоимостью труда. В то же время далее, буквально в следующей строчке он называет её стоимостью рабочей силы, противопоставляя ей ту стоимость которую она создаёт, имея свою первоначальную. Разница которых и представляет «прибавочную стоимость».
Во – первых сноска в «Манифесте» со словами Ф.Энгельса, что Маркс всё таки отделяет стоимость рабочей силы от стоимости труда, неверна. Во – вторых стоимость которую создаёт труд, имея первоначальную цену в виде жизненных средств не может существовать, поскольку полагает надтрудовую стоимость или стоимость больше стоимости труда.
«Прибавочная» или сверх трудовая стоимость объясняется Марксом как стоимость которую произвёл своим трудом наёмный рабочий, но не оплатил капиталист. «Прибавочная стоимость» - говорит Маркс это то, что совсем ничего не стоит для капиталиста, для наёмного же рабочего она стоит неоплаченного труда. Надобно заметить, что стоимость не производиться и не определяется производимым трудом. Произвести вещь, товар не значит и не соответствует понятию произвести стоимость. Произведённая вещь не есть стоимость. Стоить она будет только в обмене и только другой вещи, другого товара.
Стоимость это всегда другой труд, это определяет и показывает само понятие стоимости – стоить чего либо, быть равным чему-то.
К этой утопии теории его склонили отношение к понятиям: 1. Он объясняет всё из понятия стоимости, стоимость рабочей силы или труда, которые для него тождественны, является «первоначальной стоимостью». «Другая стоимость» эта стоимость которая создаётся, производится трудом, стоимость которую труд «увеличивает» имея свою стоимость в виде средств восстановления. Это отражает утопическое представление что овеществлённый труд должен стоить больше чем стоит его производство и воспроизводство. 2. Содержание стоимости составляет другой, общественный труд и товар и труд стоят ни больше и ни меньше своего производства, вообще его не «стоят», а стоят только этого другого общественного труда или труда других. Труд интегрирует человека в общество, образует его, поскольку он труд для других, а не «производит больше стоимости чем стоит сам». 3. Труд не «стоит», который Маркс представляет первоначальной стоимостью, труд как раз «стоит» определённого количества другого, общественного труда, определяемого отношениями обмена двух товаров. «Стоимость, которая создается путем применения этой рабочей силы» есть стоимость труда, который «стоит» другого общественного труда. Отношение обмена двух товаров и двух трудов обеспечивают получение общественного аналога частного труда, а не «справедливое количество жизненных средств, необходимых для восполнения труда».
Логичным из этого рассмотрения будет представление «прибавочного труда» из обще произведённой стоимости и его же средством развития. Этим можно объяснить разложение общины, производством человека на определённом этапе развития больше чем требуется для восстановления его труда. Хотя принцип разложения общины совсем другой.
Примером для Маркса служит также «капиталистическое производство», производство на отдельной капиталистической фабрике: чем больше наёмный рабочий производит стоимости по отношению к собственному восстановлению труда, тем богаче капиталист. Чем меньше времени занимает это производство (производство для себя), тем больше наёмный рабочий производит богатства для капиталиста.
По этому поводу надобно заметить что стоимость не производится ни для себя ни для других, поскольку стоимость есть отношение. Вещь не стоит, не имеет внутренней стоимости, она стоит только другой вещи. В производстве нет стоимости поскольку, производимый товар становится товаров в конкретном его понятии только в обмене, где он «стоит» другого товара. Капиталистическое или иное распределение отражают не распределение созданной трудом или конкретнее «своим» трудом стоимости, а распределение общественного труда или другого товара и другого труда, которого он стоит. Распределение общественного труда, взамен или в обмен своего, участие общественного продукта в этом обмене в качестве товаров, не оставляет никакой надежды на наличие общей общественной части нераспределённого труда и нераспределённой стоимости. Только в качестве общего производства потребительных стоимостей, полезных вещей, можно теоретически её представить, ведь меновая стоимость товара больше потребительной и обращение потребительных стоимостей, даёт необходимый остаток.
Общественное производство образуется товарным производством и представление товара одновременно и полезной и меновой вещью, т.е. понятие обмена и товара с обменными свойствами, вносит дестабилизирующую функцию в идеализированное общее производство «потребительных стоимостей».
Даже производство товара, в котором должна быть составной частью «прибавочная стоимость» не может образовывать данную надстройку.
Товар, конкретное его понятие и конкретная его меновая стоимость не могут оставлять никакого остатка и труд, если он содержится в товаре с явно и конкретно меновой стоимостью не образует никакого прибавочного труда.
Для Маркса важно было объяснить почему в руках капиталиста образуется некоторый остаток, капитал, даже если он оплатил полностью труд наёмного рабочего. Он объясняет это на примере капиталистического предприятия, капиталист покупает труд наёмного рабочего и тот труд «производит больше стоимости», чем за него уплачено вначале. Это есть меркантилизм основанной на производстве стоимости. Капиталистическое предприятие любых размеров и объёма производства не производит никакой и ни капли стоимости. Стоимость это то что стоит данный товар, его другой, общественный аналог.
Наёмный рабочий не производит больше стоимости чем ему оплачивает капиталист. Стоимость это не большая и не прибавочная, прибавочная к стоимости труда. Стоимость труда это самая большая величина и содержится она в товаре, меновой и обмениваемой вещи, а не в потребительной стоимости. Труд стоит другого общественного труда и капитал образуется не трудом наёмных рабочих, производящих большую стоимость, чем стоит воспроизводство их труда, а другим, общественным трудом. Капитал представленнный в виде заводов домов пароходов и средств производства представляют не труд самого капиталиста и не труд купленных им наёмных рабочих, а представляют совсем другой общественный труд. Отношение труда частного и общественного образуют равенство W= C+V+m. Знак равенства здесь определяет равенство труда. Его распределение на C+V+m и образуют капиталистические отношения. Капиталистические они потому что товар W, созданный на отдельном капиталистическом предприятии образует равенство с совокупностью других товаров представленных C+V+m по труду. Общественное распределение по труду предполагает не «распределение стоимости» созданной трудом наёмного рабочего, а распределение совсем другого общественного труда, на покупку средств производства ( C), оплачивает стоимость рабочей силы (V) и оставшаяся часть (m) является средством капиталистического присвоения.
Вообще эта формула должна открыть глаза хотя бы на четыре вещи : 1. Показать разницу между стоимостью труда и стоимостью рабочей силы. Труд в товаре W стоит другого труда в товарах (C+V+m), и обмен происходит по одинаковости труда. 2 Оплачивая только рабочую силу (V), C и m, являются средством капиталистического присвоения.
3.Становится понятным сущность строя, в котором оплачивалась только V, стоимость рабочей силы. «Социализм» был общественным капитализмом с присвоением всего общественного труда, исключая V и организуя при этом обмен. В качестве капиталиста выступало общество или государство в одном лице.
4. C+V+m, стоимость товара W, что есть другой общественный труд, совершенно и напрочь отличный от труда который производит каждый отдельный товар W.
Капиталистическое или любое другое предприятие создаёт элементарную часть общественного производства – товар, который стоит других товаров в общественном или товарном производстве. Распределение стоимости, которая представляет другой труд и образуют капиталистические отношения, тем что из общественного труда наёмный рабочий получает только V, другой общественный труд принадлежит не капиталистам, как это представляет Маркс, а каждому отдельному капиталисту. Эта накладка возникла по отношению к тому как понимать общественное производство и как понимать товар.
Товар это не часть всеобщего и всеобщественного «производства стоимости», которое представляет общее производство. Товар это элементарная часть товарного, обменного, общественного именно общественного, а не псевдообщественного отражённого выше, производства.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 38
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.11 06:09. Заголовок: Общество всеобщего п..


Общество всеобщего производства «потребительных стоимостей», которым был прошедший «социализм», несомненно, идеально подходил своей структурой для роли наибольшего производства общественного богатства в виде возможно большего количества полезных вещей. Такая его структура имела вполне конструктивный вид в годы народных бедствий (революции, войны). Но структура общего производства в благоприятный для развития период почему-то оказалась неспособной к бескризисному производству. Когда всё оказалось в наличии: наши колоссальные природные богатства, квалифицированная рабочая сила, отсутствие дестабилизирующих факторов производства - всё то, что могло бы превращать элементы природы трудом в общественно полезные предметы. Этот, казалось бы, неразрешимый парадокс объясняется просто: общество, которое представляют и определяют, прежде всего, совместным производством, не является таковым. Структура общего производства это структура общины, которая до сегодняшнего дня полностью не может превратиться в общественную. По сегодняшний день община не может трансформироваться в общество и виной всему наши собственные представления об обществе, об общественном производстве. Представлением общественного производства общим и наличием тех факторов, которые способствует возможно большему производству, например тот же синергический(поддерживающий) эффект в экономике. Совместное производство лучше и эффективнее производства каждого по отдельности. Это верно до той степени и в той мере пока труд не выражается в товаре, в общественно полезной вещи. Т.е. фермеры не могут увеличить производство потому что они не составляют кооперацию, которая как раз и выражает синергический эффект, как в бывшем колхозе, в свою очередь недостатки которого состоят в том что продукт труда кооперированного хозяйства не превращался в товар, а был простым производством «потребительных стоимостей». Тот самый рынок, который разрушает данные представления, не есть продажа всего святого, продажа того, что очень дорого нам, а превращение продукта труда в товар, обмениваемую вещь, которая, в сущности, представляет и образует общественное производство и общество. В нём выражается социальная сущность труда, обмен труда на другой общественный труд. Труд выражается в другом труде, которого он «стоит». Т.е. по существу проявление труда как труда, появления этого понятия как конкретного, именно в данных условиях. Когда труд человека выражается, не как затрата человеческих рабочих сил, а через другой общественный труд, когда появляется и проявляется труд как труд, чем и образуется общество, общественное производство. Обмен труда в сюртуке на труд в холсте есть выражение труда человека в другом общественном виде. Наука же неуклонно старается доказать что и почему «стоит» произведённый товар, для его соотносительности общественном продукте. Построить «гармоничное общество». Просто труд, как проявление рабочей силы, выражающейся в стоимости товара, «строит» не общество, а «справедливое общество». Товар стоимостью пяти часов производства, т.е. «стоит» пяти часов произведённого труда и даже «стоит» само производство, средств его восстановления – всё это бестелесные, точнее «бесстоимостные» призраки меркантилизма. Меркантилизм теории в том, что стоимость товара, то, что должно представлять начало и основу науки, показывается её образованием из «первоначальной» стоимости. Не сумма различных стоимостей, расходуемых на производство товара, образует его стоимость, а стоимость товара отражает взаимодействие с многообразием созданных, произведённых товаров общественного предназначения. Отдельный товар «стоит» их, стоит других товаров, а не просто «стоит». Понятие «стоимости товара» имеет «прочность народного предрассудка» в его выражении, которой пытаются объяснить даже простой обмен. Обмен происходит не по стоимости, а обмен выражает стоимость. Только в обмене товар «стоит». Общественное производство, исходя из производства «стоимости товара», потому должно выглядеть множеством стоимостей произведённых товаров. При этом, чем больше «произведено стоимостей», тем богаче общество. Стоимость товара это стоимость вещи в уже образованным обмене на другую вещь и только в обмене вещь проявляет свойство товара. Так что не определённая стоимость товара, то что по некоторому мнению, придаст стабильность и бескризисность обществу, а свободный обмен определяет существование общества. Попытаться представить что всё таки будет на 100% точно будет определяться стоимость товара заведёт в такие дебри и такой кризис, как и любые потуги в области организации обмена. Вообще что мы уже получили в результате «строительства социализма», тот негативный результат связано прежде всего со организацией обмена и справедливого распределения совместно созданных «потребительных стоимостей». Плановая экономика и рынок это не то что пытаются представить как планомерное производство вещей общественного предназначения, тех которые нужны сейчас в данный момент и допустим завтра, в противовес бездумному и анархичному и никак и никем не регулируемому производству рынка. Рыночное производство отражает общественные потребности лучше, чем планомерное, потому что первое выражает трудом для других и обменом, второе общим производством и организацией этого обмена. Лучше потому что прямо и неуклонно направлено на удовлетворение потребностей других, общественных потребностей. Общее производство «потребительных стоимостей» только потенциально выражают общественную потребность в них. Распределение по труду совместного производства должно изначально представлять его как общее и лучший результат должно дать его организация, т.е. искусственное разделение труда. В таком устройстве невозможно взаимодействие труда и другого труда, т.е. проявление труда для других, самого труда. Труд должен проявляться в производстве как производитель полезных вещей общественного предназначения. Или как говорит Карл Маркс: «Разделение труда вообще может существовать только в том случае, если каждый производитель товаров расходует на производство этого товара больше рабочего времени, чем требует его собственная потребность в этом товаре», Т.47 С.253. Данную цитату вообще покинул здравый смысл, если он представляет что товар который производит наёмный рабочий, частью им же потребляется, не говоря даже о том как представлено разделение труда, то что тем больше время производства товара тем больше он производит стоимости для собственного потребления и больше для общественного.
Более убедительно, но также утопично это выглядит что рабочий в течении производства производит стоимость для себя и частью для других, которая в общем отражает стоимость товара. Всё производство это производство для других, что отражает социальную роль в разделении труда. Разделение труда это социальное разделение труда в котором человек «производит стоимость» для других. Только в социально-пригодной вещи, вещи полезной для других содержится труд, а не производит её как просто полезную вещь общественного предназначения.
Эта цитата ещё и представляет что тем больше время производства товара, пускай и за пределами его самообеспечения, тем больше его стоимость.
Распределение стоимостей произведённых обществом «по стоимости», подменяет и заменяет обмен и вносит дестабилизирующий фактор, тем что стоимость заключена не в товаре, а в другом товаре, который он «стоит».
Это распределение определяется не стоимостью, а трудом.
Произведённая трудом стоимость, больше той которая затрачена первоначально на покупку труда, на величину «прибавочной стоимости», показывается общественный прогресс через «звериную хватку капиталиста, который вынуждает производить больше стоимости». Произведённый трудом товар образует одну и притом единственную стоимость в виде своего общественного аналога, другого труда. Стоимость труда это другой труд, а не тот который произведён или производится с зачтением на долю производства «первоначальной стоимости». Образование из неё «стоимости товара» и даже больше на величину «прибавочной стоимости». Стоимость труда и товара вполне конкретная и вполне материальная вещь, это другой товар обмена, в котором воплощён равнозначный и равный труд. Труд, который «стоит» другого труда, чем и обеспечивается равенство товаров. Равенство «по стоимости» и равенства по количеству рабочего времени товаров не может существовать, потому что выразить свою стоимость товар и труд может только через другой. Товар стоимостью, допустим 5 часов труда не может быть потому что он не выражает свою меновую сущность, не является меновой вещью. Товар и труд может стоить и быть равным только другому труду и товару, равенством определяемым обменом и «стоить» один другого. Потому и оттого производство товара и производства труда не может иметь стоимости, как времени производства.
Товар не может «быть стоимостью», как и труд определённой и определяемой стоимости в количестве рабочих часов. Стоимость не производится и не образуется в производстве, она появляется только в обмене, до которого во временном и историческом периоде нет стоимости. Товары сравниваются по – труду обменом только в общественном производстве, потому что только в нём выражается конкретный труд, который «стоит». До обмена труд не стоит. Для того чтобы отойти от представления труда как затраты рабочей силы по всеобщему или капиталистическому производству «потребительных стоимостей» необходимо представить товар элементарной частью общественного взаимодействия. Представление труда тем общественным, социальным действием что образует и формирует общество и представляет товар, а не «потребительную стоимость», вещь полезную для общественного употребления. Не просто труд и «простой средний труд самого обыкновенного человека», который его создаёт вместе со всеми вещи для общественного применения, употребления, а труд для других, который «стоит». Стоит же он (труд) другого общественного труда, а не самого себя, оттого что он произведён с расходованием человеческих сил, расходование которых и определяют его стоимость. Труд стоит другого общественного труда, а не взятого априори общественного, в виде «первоначальной стоимости», из которой и образуются «стоимости различных товаров». Это представление стоимости, показывает пропорцией не отношение труда ко всему объёму общественного труда, а представляет общественный труд совокупным и стоимость труда той его частью, которая непосредственно восполняет восстановление труда. Оставляя другую часть общественного производства невостребованной, потому что общественное распределение по труду уже произошло. Представление стоимости труда как средства восстановления, оставляет часть общественного труда, производимым сверхтрудом за пределами общества. Что и повлекло за собой введение в науку понятия «прибавочного труда», произведённого им «прибавочной стоимости», стоимости всеобщего труда, превышающей средства восстановления. «Прибавочный труд» потому представляет надстройку над обществом, являясь по сути бесхозным ввиду того что распределение по – труду осуществляется только средствами восстановления. Этого не может быть в природе общества, в котором труд строит, создаёт его и потому всегда стоит другого общественного труда, заключён он хоть в булавке, хоть в экскаваторе. Труд стоит труда есть фундаментальная основа общества. Карл Маркс же полагал и представлял общество как коллектив трудящихся достойных «необходимого» труда, как например общину, в которой «прибавочного труда» ещё не было. Разложение общины произошло не в результате увеличенного производства, с образованием «прибавочного труда», а когда продукт труда стал товаром, который стоит другого товара. Стоит же он другого труда или труда других, чем и посредством чего образуется общество. «Если рабочие возьмут в руки средства производства, то труд сразу станет непосредственно общественным» т. 20 стр. 294, можно назвать благими утопическими пожеланиями Ф.Энгельса, потому что труд «непосредственно общественным», общим, производимый на общих средствах производства не будет никогда. Только в рассмотрении общего производства, средства производства, находятся на особой роли, потому что по сути его и определяют.
Потому и оттого что он для других, в выражении, которого служат и средства производства. Как, например сверлильный станок, который в первую очередь и по существу является товаром, а не «первоначальной стоимостью», приложение к которому труда, «заводит» экономический и социальный процесс.
Экономический в глазах Маркса он потому, что покупается труд и в таком виде функционирует «капиталистическая экономика», а социальный потому что производится трудом «стоимости» больше стоимости самого труда.
Если труд находится в частных руках, покупается, это будет «капиталистическое» производство, если в общем, общественном пользовании, то«социалистическое». Этот утопический взгляд основан на природе и выражении стоимости, на том что она «первоначальная». «Первоначальность» стоимости и показывается из стоимости, а не из товара. Того что Аристотель определил началом, обмениваются два товара, но не одинаковой стоимости, а одинакового труда, что придаёт им равенство, равенство в котором они «стоят» друг друга. Необходимо заметить, что в общем проясняет природу не только стоимости, но и труда, что труд измеряется не секундомером, а обменом или рынком. Только в обмене труд «стоит», стоит другого труда, а не «создаёт» или «производит стоимость». Труд не «создаёт стоимость» временем производства, которая в обмене «взаимодействует с равной ей стоимостью». Взаимодействуют не стоимости товаров, а труд который показывает, определяет и констатирует своё равенство с другим трудом.
Труд «стоит» труда – такое Маркс даже близко не мог представить, потому что для него труд предварительно «стоит», стоит средств восстановления. Потому он с лёгкостью может представить «трудовое» общество, общество в котором труд только непосредственно восстанавливает самого себя, не производя «стоимости», на определённой стадии развития, большего значения, чем стоит сам.
Первоначальность стоимости или меркантилизм не такая безобидная вещь, потому что ориентирует экономику на то чтобы конечном итогом производства оказалось не только восстановление «первоначальной стоимости», затраченной на производство товара, но и приносящей прибыль, «прибавочную стоимость».
Прибыль и «прибавочная стоимость» и вся стоимость вообще определяется не производимым трудом, а другим общественным трудом.
Начало стоимости это обмен, в котором один товар стоит другого, а не «определённое количество денег, брошенных в производство», для не только восстановления этого количества денег через «производство стоимости», но и получения «навара, маржи» и т.д. Это констатируется и определяется тем что лицо и внутреннее содержание стоимости представляет не то труд, который производит товар и «стоимость», а другой труд. Стоимость данного товара и труда определяет другой труд и товар.
Такого общества как представлено выше, «трудовое», только бедное, не существует. Общество образует труд для других, а не просто труд, производящий полезные вещи для общественного пользования, «для себя».
Общие средства труда определяют общее производство. Это представление особой роли и отдельного значения средств производства основано на том что труд при любых условиях, при любой социальной организации, есть просто труд. Социальное в труде отсутствует, поскольку он есть затрата человеческой рабочей силы. «Потребление рабочей силы — это сам труд», 23-189, говорит К.Маркс, а то и вообще, что с точки зрения понятия труда как затраты рабочей силы, стоимость которой определяется стоимостью её восстановления, выглядит логичным: «Однако такой вещи как стоимость труда в обычном смысле этого слова в действительности не существует» 16-31.
Соединение труда со средствами производства обеспечивает производство полезных вещей и принадлежность средств производства определяет будет ли это производство капиталистическое или социалистическое, всенародное. Капиталистическое, с покупкой просто труда и дальнейшей его эксплуатацией, принуждение к возможно большему «производству стоимости» и капиталистическое присвоение её. Или «социалистическое» всенародное производство с общенародным присвоением капиталистической доли производства «прибавочной стоимости». Всеобщее «производство стоимости» с «социалистическим» распределением, по труду и общим присвоением «прибавочной» части прекращает представление труда в товаре, оно полагает в бесчисленных видах «потребительных стоимостях» произведённых трудом, которые после производства распределением складываются в картину справедливого распределения. Одна часть производства обеспечивает труд, восстанавливает его, «другая остаётся общественной».
Производство может быть или всеобщее, общинное в котором труд материализуется в полезную вещь или производство для других, общественное, в котором труд представлен в товаре, но капиталистическим или рабовладельческим производство быть не может потому что социальные отношения в обществе определяются распределением общественного труда, другого труда, труда других, «стоимости» данного труда, чего не может выразить производство. Представление того что покупается труд для производства как в капиталистическом обществе, или используется труд как в рабовладельческом, не выражают понятия труда как социально образующего фактора. Труд только тогда есть труд конкретное понятие, когда он представлен в полезной вещи как в общине или в товаре как в обществе. Труд образует и организует социальную структуру социума. Просто человек производящий в общине и конкретный человек, производящий в обществе. В общине производство абстрактно, в обществе конкретно. Оно определяется конкретностью человека образующего общественное производство. Не тем что как и в общине производит конкретно вещь, например морковку, а тем что морковка в общественном производстве выступает в роли товара, вещи осуществляющей общественное взаимодействие. Неполезность скажем вещи для общины, в общинном производстве, не предполагают труда в ней, как и в общественном, в котором вещи достаточно не выражать меновую сущность, не быть обмененной, являясь при этом в достаточной степени полезной вещью. Рассмотрение того дефекта общества К.Марксом что покупается труд, в условиях капиталистического производства, утопичны в той степени что понятие труда выражается им раньше чем он проявляет себя в качестве полезной и меновой вещи одновременно, проще и конкретнее говоря, в товаре.
Что и восходит к понятию что такое общество? Общество это не структура общего труда для общего блага на общих средствах производства. Общество образует труд для других, труд который стоит другого труда. Стоимость товара определяется не его собственной стоимостью образованной произведённым трудом и это не стоимость «в себе», а представляет совершенно другой товар и другой труд. Не надо искать «общественных мер для количественной стороны полезных вещей», потому что то и кто их измеряет называется общество. Они измеряются не как полезные вещи, а как товары, в обмене. Определение и выявление стоимости и труда в товаре представляют собой утопические исследования. Труд, который произвёл данную вещь абстрактный и она не имеет стоимости, потому что её стоимость представляет другой труд и другой товар, которого она стоит в обмене. «Различия товарных мер отчасти определяются различной природой самих измеряемых предметов, отчасти же являются условными», 23-45. Эти различия заключены не в самой природе измеряемых товаров, а в другом товаре. Товар не достаточно произвести вместе с его стоимостью, «производиться товар и производится его стоимость», «стоимость товаров выражается в их ценах раньше, чем они вступают в обращение» т.23 с.168. а для того чтобы его измерить, оценить, необходимо его свезти на рынок, продать. Сравнить с другим товаром, найти его общественный аналог, того что он стоит, чему равен. Товар не может стоить самого себя, быть равным самому себе. Обращение, обмен создают общество тем что труд и товар всегда стоят другого товара и труда. Труд не создаёт стоимость товара, потому что в этом качестве ни труд ни товар «не стоят», потому что они всегда стоят другого товара и другого труда. В этом заключена общеобразующая сущность труда.
Происходит обмен трудом и замещение частного труда – общественным, его стоимости, то чего и какого количества другого труда, труда других труд «стоит».
Замещение труда одного другим и выражение одного труда в другом образует общество и обмен представляет взаимодействие труда, которое показывает стоимость труда его или их отношением. Нет стоимости или цены товара, которая имеет некий или некоторый номинал, который под воздействием спроса и предложения отклоняется в ту или иную сторону. Если стоимость товара образует труд, производит её, по сути представляя его внутреннее содержание, то почему и на каких основаниях внешние обстоятельства в виде спроса и предложения влияют и изменяют его. Почему внешние обстоятельства могут превратить то сущее, труд, содержание товара в ничто, если на него нет спроса. Стоимость образует не труд, а его отношение. Различность труда, определяющих социальное отношение, но не простую качественную различность видов труда «как сюртук и холст». Качественная различность труда оси велосипеда и банана не создают отношение. Эта различность имеет социальную структуру, социальным выражением труда. Труд, как конкретное понятие представляет только тогда когда он проявляет свои социальные качества. Они же проявляются только в обмене, показывающим полезность вещи для других. Карл Маркс же представляет обмен так: если обмениваются два товара потому что содержат одинаковый труд, то одинаковый труд по времени производства неминуемо образует обмен двух товаров содержащих просто труд. Но этот обмен по большому счёту он считает, уменьшает социальность труда, а не проявляет его. Социальный труд, по его мнению это общий и общенародный. Организовать общество по принципу капиталистической фабрики, значит добавить труду социальности. Труд в этом случае станет сразу и непосредственно социальным.
Ни труд на каждой фабрике, ни труд во всём обществе ни является социальным, потому что предполагает его совместное производство. Точнее совместное производство придаёт социальной структуре форму общины. Как проявляется труд человека, такова и социальная структура. Для того чтобы труд был и являлся социальным он должен представлять общественную полезность, не полезность заключённую в структуре общего производства, а полезность для других. В общине она уже как бы дана, совместное производство должно быть несомненно производством полезностей и особенность труда не должна представлять и выражать. В обществе же труд должен представлять особенность по отношению к другому труду, а не являться трудом изготовившим определённую полезную вещь. Полезность вещи должна выражать именно социальную полезность, а не просто полезность, «потому что на неё затрачен труд в целесообразной форме».
Подмена стоимости труда стоимостью рабочей силы для Маркса вынужденная мера, т.к. он не видел социальной сущности труда. Труд стоит другого труда. Труд у него стоит также другого труда, но в качестве стоимости априори, которая его восстанавливает. Т.е. он без зазрения совести и с научной точки зрения может определить и выразить стоимость труда человека который допустим дробит камень или как Сизиф, закатывает его на гору. Чего не может существовать, не может существовать оприорной, «первоначальной» стоимости, которая восстанавливает, замещает труд по производству, а само производство производит стоимость больше этого значения. На самом деле при самых неимоверных усилиях труд этот абстрактный и не имеет стоимости потому что не выражает социальной полезности, полезности другим. Он также не представляет особенности для социального общения и социального взаимодействия.
Выявление стоимости в каждом товаре и организация справедливого обмена имеет всегда кризисную сущность, потому что исчезает непосредственное взаимодействие труда, в котором один труд стоит другого труда.
Механизм регулирования стоимости товара в рыночных условиях представленный примерно так: если цена окажется слишком высокой для того спрос поглотил весь объём предложения, возникнет затоваривание, он не будет раскуплен. Если цена окажется слишком низкой, то платежеспособный спрос превысит предложение, создастся дефицитность товара. Этот механизм представляет собой выводы меркантилизма, потому что вступающая в обмен вещь не имеет стоимости и не является даже товаром. Товаром она становится только в обмене. Деньги выражают не её внутреннюю стоимостную сущность, а отношение к другому общественному труду. Продажа товара за определённое количество денег, означает не проявление стоимости товара, до того дремавшего в нём, а его «натуральную» стоимость, которая под воздействием спроса и предложения предполагает небольшое отклонение стоимости(внутренней) от цены, денежного выражения стоимости. Предполагающее отношение товара к другому общественному продукту. Предложенная цена за товар обозначает количество других товаров, которые можно купить за эти деньги или общественное взаимодействие, обращение товаров посредством денег. Деньги обозначают и отражают внешние данные товаров, их способность взаимодействовать. Для Маркс стоимость прежде всего выражают внутреннюю сущность товара, которая объясняет допустим обмен, взаимодействие товаров равной стоимости. Т.е. он объясняет не стоимость не обменом, а обмен стоимостью.
Непонимание этого и уводит Маркса в другую плоскость: «трудно представить себе что-либо более плоское чем догмат будто товарное обращение обязательно создаёт равновесие между куплями и продажами» т.23 с.123. В продаже товара он видел бессистемность, простую продажу товара для реализации «прибавочной стоимости», обмен «по стоимости», значение которого нулевое, потому что стоимость, созданная трудом обменивается на равную. Труд, по этому взгляду, должен создавать общую «общественную стоимость», для её справедливого распределения, а не быть предметом торга. Товарное обращение, обмен или обращение товаров образует общественное взаимодействие или общество, замещением труда другим трудом. Произведённые ботинки или пряник не являются «общественной стоимостью» потому что произведены, они стоят другого труда. Происходит взаимодействие труда с трудом, которого Маркс не видел, поскольку труд для него был просто труд, простая затрата человеческой рабочей силы, производящий полезные вещи, «потребительные стоимости».


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 39
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.11 06:41. Заголовок: Понятие труда не выр..


Понятие труда не выражается в «потребительной стоимости», хоть и труд создаёт полезные вещи. Полезность вещи и полезность товара различна. Полезность вещи это полезность её как объекта, предмета. Полезность товара это другая полезность, внешняя, социальная полезность, полезная для других, посредством чего создаётся общество. Карл Маркс же представляет одинаковую полезность «потребительной стоимости» и товара. Выражение товарных, меновых свойств вещи происходит на базе её полезности как полезной вещи, «потребительной стоимости». «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего» 23-45- пишет К.Маркс. Полезная вещь в этой цитате, обуславливается, предваряется меновыми, товарными свойствами, но не представил механизм признания полезности вещи, не говоря о том чем и посредством чего полезность вещи «обуславливается свойствами товарного тела».
Даже в этом рассмотрении К.Маркс не может до конца и объективно раскрыть то, как и почему полезность вещи влияет на меновые возможности. Его даже так можно понять, что полезная вещь уже предварительно обусловлена товарными, меновыми свойствами. Меновые свойства в вещи заложены раньше, чем она становится полезной вещью. Объективно можно сказать о полезности колбасы, и «эта полезность не висит в воздухе», она заключена в ней самой, но нельзя сказать почему и на основании чего эта полезность обуславливается товарными, меновыми свойствами. Что в колбасе или любой другой вещи обуславливает меновые возможности? Это делает её полезность, но не простая полезность или просто полезность, а социальная полезность, её полезность для общества, для других. Только такая, социальная полезность вещи определяет её меновые возможности. Это говорит о том что К.Маркс анализирует прежде всего не товар, а полезную вещь, «потребительную стоимость» как основание товара, его вещественное выражение, в котором полезность товара определяется полезностью его как потребительной стоимости. В качестве таковой вещь не может иметь «свойства товарного тела», обуславливаться, предопределяться ими. Полезная вещь не может предопределяться свойствами товарного тела ввиду того что товарное тело, товар определяется не продолжением полезных свойств вещи, выражением их же в обмене. Вещь и товар различаются прежде всего качественно: про вещь можно сказать что она полезная как например кукла или ремень. Товар отражает не простую полезность, определяемую его функциональными качествами, качествами вещи, а социальную, полезность для общества, для других, выражаемую обменом. Потому товар полезная и меновая вещь одновременно. Но его полезность это не полезность «потребительной стоимости», которая обменивается на другую полезность, также выражающую стоимость. Стоимость исходит не из полезности вещи, а из социальной полезности. Стоимость выражает отношение, а не полезность вещи как «потребительную стоимость», которая в марксизме может быть и меновой, и совокупностью потребительной и меновой стоимости одновременно.
Труд содержится не в «потребительной стоимости», которую он произвёл, изготовил, а в товаре. Как раз это и опровергает фундаментальное в теории Маркса, что меновая стоимость товара больше его потребительной. Товар имеет только одну стоимость, к которой ничего нельзя прибавить. С К.Марксом можно согласиться в том что: «Быть потребительной стоимостью представляется необходимым условием для товара, но быть товаром, это — назначение, безразличное для потребительной стоимости». 13-15. Быть товаром безразлично для потребительной стоимости, потому что она не «обусловлена свойствами товарного тела», как он пишет в цитате чуть выше. Потребительная стоимость, полезная вещь не выражает меновых свойств, свойств товара и соответственно отношения. Далее тут же он совершенно точно это описывает: « потребительная стоимость как потребительная стоимость, находится вне круга вопросов, рассматриваемых политической экономией. Непосредственно потребительная стоимость есть вещественная основа, в которой выражается определённое экономическое отношение, меновая стоимость». Вещественной основой отдельного товара, её можно как-то ещё представить, но выражать отношений двух вещей она не может быть, для этого есть товары. Потребительная стоимость никогда и никак не выражает, как справедливо отмечает К.Маркс, определённого экономического отношения, это делает меновая. В анализе взаимодействия двух вещей непосредственное их отношение выглядят не как отношения двух товаров, потому что непосредственная вещественная основа принадлежит не товару, а потребительной стоимости. В то же время если представить что потребительная стоимость выражает какое-либо экономическое отношение, то отсутствие меновых свойств потребительной стоимости предполагает её какое-то другое в отличие от менового отношение. Т.е. или таким образом она (потребительная стоимость) не может выражать «определённое экономическое отношение, меновую стоимость». Его собственные слова в другом месте: «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода, — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места» 23-45, относятся к разряду нелепостей, потому что потребительные стоимости не могут относится друг к другу через или посредством обмена, создавать пропорции обмена - так относятся только товары. Товары и только они определяют и выражают экономическое отношение. Непременное отношение товаров, отношение обмена, без которого товар не товар, отсутствием меновых свойств, предполагает отношение трудов. Обязательное фактическое и неуклонное отношение труда к труду никак не вписывается в теорию Маркса, потому что труд для него это производитель различных вещей, «потребительных стоимостей», который не может ввиду этого, иметь какое – либо экономическое отношение. Для него продажа труда при капитализме, чего нет на самом деле, потому что продаётся рабочая сила, представляется самым страшным дефектом общества. Фактически и объективно продажа труда, точнее обмен труда на другой труд есть не дефект, а сущность общества, то, что его образует, создаёт. Первые слова «Капитала» не совсем объективно отображают реальность, ввиду того что богатство общества не выступает как «огромное скопление товаров». Это скорее огромное скопление полезных вещей, «потребительных стоимостей», потому что отдельный товар предполагает какое либо отношение. Товар не может быть бабушкиным безменом, хранящемся на чердаке, хоть он и представляет собой полезную вещь и элементарную часть «огромного скопления полезных вещей». Товар должен «стоить», а для этого создавать отношения обмена. Рассматривать и анализировать отдельный товар из того что он полезная вещь, то же самое как исследовать кровеносную систему человека по скелету. То самое главное и живое что определяет товар как товар – обмен, взаимодействие уже, не относится к товару. Способ производства трудом «стоимостей», по сути «потребительных», полезных вещей, которое для Маркса является фундаментом, основой социально – экономической формации не является таковым. Потому что он не отражает непосредственно экономическое отношение или вообще и всякое отношение хоть товара и тем более труда. Взаимодействие товаров К.Маркс объясняет наличием у них стоимостей, т.е. товар имея стоимость как полезная вещь(без этого товар для Маркса не товар) не может быть не обменен. «Огромное скопление товаров» произведённых трудом определённым (капиталистическим способом), является порукой тому. Труд не производит стоимости, потому что стоимость является экономическим отношением трудов. Стоимость представляет отношение, а не совокупность «необходимого и прибавочного трудов». Труд стоит другого труда, а не его затрат «по производству стоимости». Затратная экономика социализма была затратная по этой причине, причине выявления, вычисления и определения стоимости товара из затраченной на его производство стоимости. К которой органическим образом прибавляется прибыль или прибавочная стоимость, которая не затратна, но теоретически необходима потому что «стоимость товара не определяется только необходимым трудом». Необходимость «прибавочной стоимости» состоит в том, чтобы не представлять стоимость товара только «необходимым трудом» для его производства. Того что в реальности не существует, но как-то объяснить «производство стоимости товара». Стоимость отражает отношение, трудов, а не труд «который её произвёл». Стоимость труда и стоимость товара это другой труд и товар, которого он стоит, потому теоретически необходимо представлять «прибавочный труд и прибавочную стоимость» как надстройку над стоимостью рабочей силы, которая «необходимо производит товар». Что есть «необходимый труд», который необходимо производит товар. Необходимость этого труда в необходимости произвести полезную вещь. Из этой необходимости К.Маркс представлял «рывок в царство свободы».
Представляя что в течении рабочего дня наёмный рабочий для капиталиста «производит стоимость», которую последний частично оплачивает, а частично нет, К.Маркс соединяет расходы (оплаченный труд) с доходами (неоплаченный труд). При этом сильно не напрягаясь в представлении их суммы т.е. на основании чего образуется капитал (неоплаченный труд) иначе как «реализацией стоимости товара», «созданной трудом стоимости». Самое интересное то что такой суммы не может существовать ни в природе общества, ни в природе стоимости, ввиду того что стоимость это другой труд и другой товар. «Необходимый труд» это другой труд который необходимо оплачивает рабочую силу, а не необходимое производство для себя по собственному воспроизводству. Суммироваться расходная часть (необходимый труд) с доходной(прибавочный труд) не может. «Прибавочная стоимость» не может быть прибавочной потому она не может прибавляться к расходам по производству, которые должны составлять базис её «прибавочной сущности». Действительно капиталист частично оплачивает и частью не оплачивает труд наёмного рабочего, но этого полностью сделать не может потому что он не является представителем, владельцем другого труда, которого «стоит» труд. Капиталист частично оплачивает труд наёмного рабочего другим трудом, трудом других, полученным им из обмена. Стоимость это не то что представляет Маркс, то что создал наёмный рабочий в течении рабочего времени, стоимость представляет труд, которого «стоит» труд произведённый за это время.
Труд представлен в товаре, а не в потребительной стоимости, «истинной» стоимости товара исходящей из его полезности, как полезности вещи. Труд не представленный как товар, не является трудом, как труд создавший полезную вещь, «потребительную стоимость». Полезность самой вещи и полезность труда изготовившего его абстрактны, потому что не выражают полезность для других, общественную полезность и потому не являются средствами социального воздействия. Можно это же самое представить наоборот, труд не являясь средством социального взаимодействия не является трудом. Слова К.Марса начинающие работу «К критике Готской программы», что «природа в такой же мере источник потребительных стоимостей, как и труд» не отражают реальность. Труд человека это труд который представлен в товаре. В той же мере человек есть человек. Человек не в полной мере человек, который создаёт «потребительные стоимости», как и помещённый в мир полезных вещей, созданных природой. Нельзя не согласиться с Ф.Достоевским, отображая данную мысль в «Дневнике писателя», что: «Если бы черти показали своё могущество и задавили бы человека своими открытиями, если бы всё обвалилось на человека в виде подарка. То люди бы сначала обрадовались и почувствовали себя у упоении и обсыпаны счастьем. Но потом бы люди увидели, что жизни у них больше не нет свободы духа, нет воли и личности, что кто-то украл у них всё разом, что исчез человеческий лик и настал образ раба». Теория Маркса как раз и проповедует то что за счёт кооперирования, совместного производства увеличить производство «потребительных стоимостей», при котором не надо неуклонно и каждодневно доказывать человеку что он человек. Всё что нужно человеку будет создано и ему лишь останется пользоваться плодами уже созданного трудом, иногда пополняя его запасы. Человеческое в человеке выражается трудом, но не посредством производства им в безграничной мере им полезных вещей, которые в дальнейшем будут справедливо распределены, а в том что он производит товары, общественно-полезные вещи, вещи полезные для других. Саморегулирование общества и состоит в том что определяется не возможно большим социальным производством и организовываться так чтобы было возможно больше производить полезных вещей, а производством для других. Справедливость в распределении созданного кооперированным трудом не только извращает природу общества, но прежде всего портит человека. Безудержное пьянство в современной России определяется прежде всего не национальными традициями и не суровым климатом и не иными причинами, а прежде всего уничтожением человеческого в человеке. Пьянство и алкоголизм болезнь не болезнь биологического организма, а болезнь социальная.
Того, что делает человека человеком это труд, но не труд как выполнение какой либо определённой социальной обязанности, а труд для других, который только в таком виде является действительным и конкретным трудом. Социальная обязанность человека состоит в том чтобы быть полезным людям, другим, то что по существу его делает человеком. Социальная система принуждает производить полезные вещи при этом не задумываться о их социальной потребности, лишала и лишает человека его социального выражения и социального общения. То что упрочивает и возвеличивает человека как личность. Это уничтожается представлением того что он будет накормлен, обут и одет для выполнения труда и «производства прибавочной стоимости», то в обществе всё будет хорошо и стабильно. Для этого остро необходим инвестиционный капитал, чтобы всё вращалось и крутилось – все были заняты, а капиталисты подсчитывали прибыли. Что обуславливается представлением труда как затраты человеческой рабочей силы, которая производит «потребительные стоимости» и которая должна быть восполнена в размерах производства этой «необходимой стоимости». Необходимой для производства и воспроизводства. Человеческая природа сведена к природе животного, не в выражении его социальных свойств, а восполнении его биологического потенциала для дальнейшего производства. Природа труда выражается не создание им «потребительных стоимостей», а производством товаров, общественно-полезных вещей. Через и посредством чего труд человека индивидуализируется. Эта индивидуализация определяется общением с другими посредством труда. Труд только тогда конкретный труд, когда осуществляет это социальное общения, попросту говоря общество. Можно затратить много труда на вещь которая не составляет средство социального общения, т.е. по существу не является полезной для общества, других, в то же время выражая по сути и объективную полезность. Но в таком случае труд в вещи является абстрактным, по существу не трудом, каковым может быть труд рабов, наёмных рабочих или заключённых. Это есть затрата человеческой рабочей силы, но не труд.
Для Маркса труд был просто труд по производству, затратой человеческой рабочей силы стоимость которой выводится из её затрат, и затрат стоимости. Труд в таком случае производит большую стоимость. Т.е. по существу произведённая вещь должна непременно «иметь стоимость», ввиду того что стоимость производится. Эта стоимость выводится из затраченной стоимости, определяется ею и самое главное должны выражать своим произведённым, образованным значением, отношение к товарному миру, другим товарам.
Стоимость рождается не из стоимости а из обмена, в котором один товар стоит другого. По мысли Маркса отдельный товар является «носителем» стоимости, которая в продаже товара реализуется в деньги.
Деньги показывают равенство товаров, товара который продан и товара(ов) которые куплены за них, образуя обращение. Обращение это не качественно другой обмен, измеренный и потому справедливый, а такой же, только при помощи денег. Без которых трудно но можно обойтись, но без чего не может обойтись теория Маркса представляя например «капиталистическое производство». Как объяснить него начало покупку труда капиталистом, если денег, что осуществляет, эту покупку нет. Как объяснить это без денег, на основе труда и материального, фактического продукта? Но это не всё – Маркс также не смог бы материалистически объяснить где кончается необходимое производство, производство уже оплаченного труда и производство «прибавочное».
Где наёмного рабочего кончается как необходимый, и начинается как прибавочный если он обжигает горшки. Теоретически через деньги это он делает лихо, к расходам(допустим покупка труда), добавляет доходы в виде «прибавочной стоимости» и показывает что на эту величину, величину «прибавочной стоимости» произведено больше стоимости. Возможно и определённо - стоимость товара больше чем за него заплачено как за использование рабочей силы и других расходов на производство, но не могут суммироваться доходы и расходы. Стоимость товара, являясь определённой величиной, не может частью состоять из расходов, другая часть из доходов. Суммирование расходов и доходов неправомерно, потому что расходы не могут быть базисом для доходов. Горшок не является стоимостью, стоимость горшка это другой товар определяемый обменом.
Оттого не может быть суммированной, «прибавочной стоимости». Стоимость проявляется только в обмене и не является суммой расходов на её производство и прибылью. Стоимость есть другой товар и другой труд, которого «стоит» данный товар. Стоимость определяется обменом, который образует пропорции обмена и общество вообще.
Для примера можно представить планомерное социалистическое производство, при котором была полная анархия производства, затоваривание ненужными товарами и полное отсутствие нужных. В тоже время при всех минусах рыночных отношений товарное обращение его отрегулировало. Это регулирование восстановило под воздействием спроса и предложения не оптимальную цену товара, а отрегулировало прежде всего стоимостью труда. Труд заключённый в «дефиците», стал «стоить» больше, а в товарах одинакового по продолжительности труда, того что в социалистических условиях составляло равенство с «дефицитом», меньше. Проще говоря, был «включён механизм спроса и предложения» и стоимость товара стала определяться не до обмена, а в обмене трудом, в средстве социального общения. Следует заметить что теория Маркса, которая прежде всего исследует и выражает стоимость как внутреннее содержание товара оказалась неспособной отрегулировать общественное производство. Спрос и предложение оказался эффективнее в его регулировании, но надо ещё отметить что спрос и предложение это внешние регуляторы стоимости товара. Спрос и предложение никак не рассматривают и не отражают стоимость товара, как его внутреннее содержание.
Отсутствие спроса на данный товар показывает безразличность его «внутреннего содержания», «его внутренней стоимости и труда изготовившего его». При нулевом, отсутствующем спросе, внешним для товара (если можно применить понятие к не вступившей в обмен вещи) тот труд, который его создал и была создана при этом его стоимость, абстрактны в каком либо выражении. Проще говоря ни труда ни стоимости не содержит, ни является даже товаром, вещь при отсутствующем спросе. Практика, на самом деле и по большому счёту, лишь показала утопию меркантилизма, выражение стоимости товара до обмена, в теории же продолжает существовать «товар пяти часов труда». Теория как ловкий фокусник, фокус которого не удался, продолжает держать сознание в неведении того что есть труд. Труд есть труд только во внешним его выражении в полезности для других, в социальном общении, а не в затрате человеческой рабочей силы «производящей товар». Сознание просто или простого труда позволяет сознанию каждого продолжать строить социализм, считая достаточным для оплаты труда средств восстановления из всего многообразия общественного труда, благодаря теории Маркса. Остальной общественный труд, выражаемый например средствами производства, считая «прибавочным», который не является средством оплаты труда, «потому что его не восстанавливает» и ждать когда же он обратиться в общественное благо.
Собственные слова Карла Маркса относительно этого звучат так: « Буржуазная политическая экономия видит в рабочем лишь рабочее животное, скотину, потребности которой сведены к самым необходимым физическим потребностям», т42,с54. Он от этой науки ушёл недалеко, хотя и наука не может быть буржуазной или социалистической, поскольку наука является обобщённым опытом человека.
Стоимость труда образуется отношением труда ко всему общественному труду, которого он «стоит», а не определяется некоторыми предметами восстановления – это стоимость рабочей силы. Разница между стоимостью труда и стоимостью рабочей силы, между общественным продуктом и средствами восстановления рабочей силы и есть «прибавочная стоимость», которая по своей сущность не прибавочна. Стоимость не предваряет обмен, а определяется им, т.е. труд, в качестве другого взаимодействующего труда, может быть стоимостью только после обмена. Материальная сущность стоимости говорит о том что она никак и не к чему и никуда не прибавляется. Товар не стоит больше в качестве меновой стоимости, чем в качестве полезной для потребления. Труд стоит труда и «прибавочная стоимость» образуется оплатой наёмным работникам средств восстановления из всего многообразия общественного труда полученного из обмена, того которого стоит данный труд. Определяется наличием и существованием двух классов общества, класса капиталистов которые получают общественный труд по – труду и класса наёмных рабочих которые от общества получают лишь средства восстановления. Потому следует отождествить и строителей социализма и строителей капитализма, потому что и те и эти получали и получают от общества лишь средства восстановления, являясь наёмными работниками для которых в первом случае капиталистом являлось общество-государство, во втором капитализм принял человеческий облик.
Общественное производство создаёт не труд, а труд для других и обмен это не просто продажа товара, а обмен человека с другими, посредством чего и создаётся общество, общество людей которые не просто производят, а производят для других. Если Маркс не видел труд в этом качестве, то вполне логична следующая его цитата: «Однако такой вещи как стоимость труда в обычном смысле этого слова в действительности не существует» 16-31.Т.е. то фактическое и определяющее общество и всю науку о нём «не существует». Логика К.Маркса проста как карандаш: «Потребление рабочей силы — это сам труд», 23-189.
Разделение труда обоснуется не тем что производится товар определённой полезности, а полезность это социальная и разделение труда это социальное разделение труда, потому что труд понятие социальное, обществообразующее.
Труд это не определённая сила способная превратить окружающую нас природу в полезные вещи для общественного потребления. Возможно большее их производство должно показывать определённый общественный и производственный прогресс. Для этого К.Маркс и предлагает представить общественное производство общим производством полезных вещей, вместо капиталистического, отдельного производства каждого капиталиста. Прогресс производства на отдельном капиталистическом предприятии, большее производство «потребительных стоимостей», приносит прибыль только отдельному капиталисту, а не всему обществу.
Тем самым Маркс неверно определяет структуру общества в котором товар, а не «потребительная стоимость» есть средство общественного образования и взаимодействия.
Труд заключён не в «потребительной стоимости» а в товаре, ввиду непременных меновых свойств товара как средства общественного взаимодействия, он не может оставить некоторый общественный остаток. Только в виде «потребительной стоимости» которую произвёл «необходимый» труд, возможен некоторый общественный фонд. В этом случае, производства «потребительных стоимостей», только для Маркса « ясно, что условием существования всей надстройки этого общества является прибавочный труд рабочих», т.47 с.211.
Общество производителей «потребительных стоимостей», общество «необходимого труда» в котором есть надстройка прибавочного труда, не существует – это есть утопия.
Надстройка над обществом есть государство и притом единственная всё ставит на свои места. В этом, при этом и только в этом проявляется сущность государства для стабилизация отношений обмена, регламентация отношений частных собственников.
Это предполагает целостность понятия общества и труда его образующего. Представляя его не дважды обществом с прибавочным и необходимым трудом. Т.е. труд не проявляется дважды: как необходимый, необходимый для производства потребительной стоимости и воспроизводства труда, другой раз как прибавочный, то что находится за пределами этого производства и воспроизводства.
Труд проявляется одиножды и конкретно, если товар обладает полезностью и меновой сущностью то в товаре есть труд, если труд произвёл полезность но ещё не ясна меновая возможность товара, труда в товаре нет или точнее он абстрактный. Это выражает абстрактность производимого труда и показывает конкретность труда для других, социального труда.
Разделение труда в обществе это общественное, социальное разделение в котором основой началом является труд человека. Труд этот социальный или обществообразующий и только в таком виде является трудом, когда он выражает полезность для других, а не «собственную потребность в этом товаре». Потому и оттого труд не может выражаться как а не общее искусственное его разделение, при управляемом производстве как на отдельной фабрике. Человек, который не просто трудится и что-то производит, сразу в системе общего производства, например на фабрике, а производит для других. Товар это вещь для других, чем и образуется общественное производство и разделение труда, а не производство «для себя», которое для Маркса являлось идеалом общественного производства, с искусственным его регулированием. Общественное или общее производство «для себя» представляет собой не идеал общественного производства, а утопию социальной системы.
Производство «для себя» требует значительной регламентации и огромного числа чиновников, для непосредственного управления производством в обществе, организации его функционирования. Беспощадная борьба с чиновничеством бесплодна до тех пор пока общественное производство будет трактоваться и пониматься как производство для себя, как годовое общественное производство для непосредственного общественного применения и пользования.
В такой системе чиновник необходимая и жизненно важная структура, как организатор и третейский судья возможно большего общественного производства для обеспечения народа.
Такого общества как его рассматривает Маркс, общества производящего «потребительные стоимости», не существует. Не существует и надстройки в виде «прибавочного труда». Надстройка над обществом является государство и притом единственная. Надстройки не может быть две, одна создаётся «прибавочным трудом», а другая есть государство, о которой пишет сам в другом месте: «поскольку оно(государство) в силу разделения труда образует свой собственный, обособленный от общества организм» 19-19.
Чтобы понять что такое общество надо очертить его границы, тогда станет ясным что же такое государство. Для этого следует понять что такое общественное разделение труда. В марксизме к разделению труда двойственный подход, как и к самому понятию труда, с одной стороны труд есть средство восстановления жизненных сил потраченных на производство общественного продукта, (необходимый труд), с другой средство эксплуатации (прибавочный труд). Маркс выражает понятие труда как затрат по производству и на основании этого обобществить «прибавочный труд». Точно копируя устройство отдельного капиталистического предприятия, обобществить то что принадлежит отдельному капиталисту, «прибавочную стоимость». Создать из него надстройку над общественным производством которое образуется и существует на каждом отдельном капиталистическом предприятии. Общественного производства на отдельном предприятии не существует даже если на нём трудятся многие тысячи человек. Общественное производство образуется трудом для других, которого на отдельном предприятии нет, не существует. Общественное разделение труда это не когда определены задачи цели поставлены для каждого, т.е. не искусственное разделение труда, производящее больше чем нужно каждому, а естественное, основой которой является человек. Человек не производит больше стоимости чем нужно необходимо ему, а производит для других, которое превращает продукт труда в товар и образует стоимость. Общественное разделение труда образуется трудом каждого отдельного человека для других, даже если он трудится в составе группы, коллектива. Труд выражается общественной полезностью, полезностью производимого трактора, а не изготовлением фары или гусеницы, полезной вещи для трактора, но не имеющих полезность для общества. Товар это общественно-полезная вещь. Человек строит дом, деятельность будет трудом только в том случае, если он строит его для других, также как и варит варенье и вспахивает поле. Трудом для других человек и образует общество и государство это надстройка над ним. Слова Маркса: «Свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчинённый», т.19 с.26, не отражают реальность, потому что труд есть свобода, свобода самовыражения человека и эта свобода образует общество. Государство это надстройка над обществом и никогда она не станет и не может стать частью общества или поменяться общество и государство местами.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 29
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет